€ 75.16
$ 66.44
Век пророков: как чужие прогнозы становятся реальностью

Век пророков: как чужие прогнозы становятся реальностью

Ученый Александр Асмолов о том, как ситуация полной неопределенности заставляет общество идти на поводу у одной личности, а также о том, какие качества делают людей лидерами в нашу эпоху

Будущее

Российский ученый-психололог Александр Асмолов занимается популяризацией идей психологии неопределённости, исследует мотивацию саморазвития человека в современном мире, а также поведение в ситуациях риска. В начале сентября он прочитал лекцию «Конкурс пророков: от амебы до Харари» в бизнес-школе СКОЛКОВО. «Идеономика» публикует фрагмент этого выступления. 

У каждого времени свои песни, свои вирши, свои символы. Напомните мне, пожалуйста, что было символом в 30-е, 40-е годы, когда хотели сказать, что вот научная картина мира – это идеал науки, это ее знамение? Какое изображение было везде? В сознании, на картинах, в произведениях. Кто мне подскажет?

Атом! Абсолютно точно. Всюду шла на первом плане, обсуждалась модель атома. Именно он был одним из ключевых символов, модель атома, планетарная модель в разных вариантах высвечивалась в сознании.

Что сменило модель атома или стало в рамках, как говорят психологи, «бинокулярного соревнования» конкурировать с ней? Что появилось, как еще один знак, уже в 60-е, 70-е, 80-е годы? Что стало символом времени как научная уникальная модель, о которой говорили все? 

ДНК, абсолютно правильно. После замечательных работ Уотсона, Крика и всех команд именно двойная спираль стала одним из ключевых символов. Смотрите, как это перемещалось в сознании! И в качестве пророков, если раньше это были прежде всего гениальные мастера физического познания мира и космоса, то теперь голоса биологов стали звучать все более и более громко, и модель, связанная с двойной спиралью, почти как уникальный код развития, появилась и была достаточно частотной в нашем сознании.

Следующий символ! Перемещаемся. Переходим рубеж, перемещаемся с XX века в наш с вами, уже XXI век. Какие стали мелькать символы? Мозг. Значит, по сути дела, если вы… Что бы вы ни взяли, куда бы ни пошли, при всей важности биткойна и искусственного интеллекта именно мозг, куда ни посмотришь – brain, brain, brain, мозг, мозг, мозг становится символом XXI века. И любые модели искусственного интеллекта, любые электронные модели, любые экономические новые чудеса не могут часто конкурировать с мозгом.

Следующий шаг. Какой еще символ появляется? Не буду больше томить ваше сознание. Многие книги, которыми затопили буквально наши книжные прилавки, которые плавают в океане интернета, – удивительная вещь происходит! Слово «brain» стало самым частотным. И когда даже в английских работах вы сталкиваетесь – обращаю внимание, ведущие сейчас публикации XXI века, – с «mind», «mind» переводится в наших книгах как «мозг», что совершенно неверно. Еще один символ века, и для меня он более значим, это mind. Это разум.

Итак, пульсирующие символы времени: атом, двойная спираль, мозг, и сегодня, если вы обратите внимание, всё более и более говорят о разуме в разных проекциях. Не буду сейчас обсуждать, к этому мы еще вернемся, к искусственному интеллекту. И появляется уникальный запрос, который бывает только во времена неопределенности, времена разнообразия, о чем я всегда подчеркиваю и говорю, во времена сложности. Запрос «а что с нами будет?»

Во все времена стоял этот вопрос. Но сегодня везде, повсюду, на разных континентах возник феномен, который я назвал «конкурс пророков». Сегодня появляется уникальное количество пророков, а когда история из своих пучин достает пророков и ставит их на пьедестал? Когда мы все оказываемся в ситуации беспредельной неопределенности и в ситуации сверхскоростей, ждем, а что будет, а что произойдет, каким он будет, завтрашний день, и стараемся догнать бегущий день.

И поэтому возникает вопрос: как возникают пророчества? Как возникает в эволюции жизни предвидение? Почему мы рано или поздно ждем, когда придет тот и скажет, каким будет будущий мир, в котором мы живем? Будет ли этот мир, если говорить разными критериями, будет ли этот мир христианской вселенной, исламской вселенной, будет ли этот мир мировоззренческой вселенной, связанной с разными, огромным количеством миров? Все эти вопросы всё более и более встают. И в этих вопросах мы задаем следующее для себя: никогда не было ситуаций, как сегодня, когда гамлетовский вопрос «быть или не быть», от него зависела не судьба Гамлета, не судьба одного человека, а судьба всего человечества. 

Чтобы понять, что с нами происходит, говорил и повторяю всегда: мы делаем уникальное количество открытий, школ, программ, исследований, но часто уходим только в технологии, в инструменты, в платформы, не задавая ключевой вопрос «зачем?» Великая формула, которую, мечтаю, чтобы каждый из вас, задумываясь о своей мотивации, ставил перед собой, перед вами. «Кто знает зачем, найдет любое как!»

По большому счету, зачем возникает предвосхищение в эволюции. На каких этапах появляется в жизни – подчеркиваю, не у человека, а на разных этапах жизни – возможность предвосхищения будущего. 

Уникальные исследования эволюции в области биологии показывают, что даже на самых, я бы сказал, простых системах, на самых простых (боюсь говорить слово «низких») уровнях организации жизни возникает способность к предвидению, экстраполяции на основе прошлого опыта. Она присуща не только провидцам и визионерам, она присуща на разных уровнях эволюции.

В связи с этим для меня невероятно важно в эволюции выделить три оптики адаптации и отличающейся от адаптации преадаптации как жизни в нашем мире. Реактивная адаптация – она бывает у самых простейших, это способность к пластичной подстройке под наступившую ситуацию. Далее, уже чуть больше, на других уровнях, появляется предиктивная адаптация, предвосхищение будущего в ситуации неопределенности.

Перед вами вот эта картина. Эта картина взята из книги замечательного исследователя Эдгара По. Это вещий ворон, предвестник Эдгара По. На самом деле, на самых разных уровнях эволюции возникают антиципация, экстраполяция, предвидение будущего. Никогда, когда, например, хищник охотится, он никогда не будет бежать вслед за ситуацией, догоняя оленя. Ни волк, ни тигр, ни лев. Что он сделает? Он не будет бежать вслед за ним; он экстраполирует, где окажется олень, его мишень, через некоторое время, и пересекает дорогу. Вот эта уникальная возможность предвидения, экстраполяции, антиципации, прогнозирования – она эволюционирует у разных видов. Она различна у самых разных видов. И мы видим ее уникальные проявления в эволюции.

Например, если мы смотрим, как охотятся «приматы моря», а приматами моря назывались осьминоги, кальмары, – то видим следующее: кальмар во время охоты на рака-отшельника сидит и ждет, когда рак-отшельник приоткроет створки. Как только рак-отшельник приоткрывает створки, кальмар или осьминог берет небольшой камень и, как пращу, кидает туда. И камень застревает между створками.

Мы думаем, мы самые высшие; мы думаем, мы с орудиями. Нет. На самых ранних и разных стадиях эволюции – уникальные предвидения как основа разума у животных.

И, наконец, кроме прогнозирования будущего, которое есть и у пророков, и у разных видов биологических, мы сталкиваемся с уникальным явлением преадаптации. Чтобы мы почувствовали, что такое преадаптация, я приведу некоторые выражения, связанные с подготовкой к будущему.

Очень яркое выражение подарил нам замечательный политик – Виктор Степанович Черномырдин. Это выражение звучит следующим образом: «Никогда такого не было, и вот опять».

Вот это выражение, «никогда такого не было, но вот опять» – это мы живем с вами в таком мире. По сути дела, каждый из нас все время не подстраивается под реальность, а делает под себя реальность. Ключевой вопрос: как в том мире, который столь стремительно меняется, понять, куда двигаться? Одна стратегия — пытаться увидеть будущее, предвосхитить будущее. Но есть совершенно другая стратегия. Эта стратегия называется «конструирование будущего», а именно преадаптация. Не ждать, когда что-то произойдет, а использовать неопределенность ситуации и сконструировать будущее.

Сегодня я бы хотел обратить внимание на уникальный ряд людей, которые являются своего рода профессиональными пророками.

Средневековье, Нострадамус, его пророчества. Он в буквальном смысле делал будущее, пророчествовал будущее. Жюль Верн. Сколько он предсказал! Сколько он сделал! Все его вещи, из них мне ближе всего его формула, которая относится к каждому из вас. Mobile in mobilis, подвижный в подвижном. Каждый из нас – подвижный в подвижном. Это было написано на лодке, которую вел человек, который хотел переделать миры, капитан Немо. 

Сколько среди пророков, как Фрэнсис Фукуяма, все время предсказывают конец мира? Есть пророки конца, пророки апокалипсиса. Они всегда существуют. Но вот перед вами пророк, который в буквальном смысле автор знаменитой формулы «шок будущего», future shock, Элвин Тоффлер, который уже предсказал, что с нами будет происходить. Митио Каку в своих многочисленных исследованиях рассказывает о будущем разума.

И, наконец, на пьедестале совсем недавно – мастер идей сингулярности, точки, после которой с человечеством будет происходить черт знает что, точки, после которой технологии, платформы, алгоритмы могут заменить нас, – это Рэй Курцвейл. Его работы по сингулярности, по прогнозированию развития разума, его работы, связанные с уникальными адаптивными – делаю особый акцент – моделями искусственного интеллекта, сегодня на слуху.

И, наконец, последний, о нем мы будем говорить еще. Это Юваль Харари. Его книги, связанные с краткой историей Homo Sapiens, его книга «Homo Deus», его книга «21 урок для XXI века». Сегодня появились мастера, которые дают программы развития человечества, программы развития будущего. И вот эти программы так или иначе сегодня определяют логику развития.

В этой ситуации обращаю внимание, что когда многие политики, экономисты, психологи, историки занимаются пророчеством, они должны четко понимать тот эффект, который открыл и сформулировал Роберт Мертон: «самосбывающиеся пророчества». То есть изначально ложное определение ситуации приводит к тому, что концепция оказывается правдивой, и ошибка становится правилом. При этом «пророк» в качестве доказательства правоты опирается на цепь реальных событий.

Обратите внимание: как вы нагадали, как вы прогнозировали, так и начинает меняться реальность. Это касается жизни каждого из нас. Если я себе что-то напрогнозирую, то это может произойти. Я невольно вступаю на тот путь, когда мой прогноз становится конструктором реальности, конструктором поведения. Пророчество, даже если этого могло не быть, превращается в реальность.

Гениальный фантаст Айзек Азимов, по сути, написал прогноз, что будет с профессиями, кого готовить в вузах, кого готовить в XXI веке. Он разделил профессии на два типа: те, что подчиняются заданному алгоритму, и это маршрут адаптивной эволюции, и профессии, которые подчиняются преадаптивной эволюции в условиях неопределенности. Тут принцип избыточности, движение к универсализации.

Оказывается, что лидерами банков, компаний очень часто становятся люди, кончившие Бауманку, Физтех, МИФИ и т.д. и т.п. Почему? Да потому что их учили избыточному. Да потому что их учили критическому мышлению. Да потому что им давали возможность взглянуть на мир по-другому. Не только hard skills. Избыточность – ключевая черта образования в этом мире. Как только вы начинаете в мире неопределенности давать только одноколейки узких специальностей, как только вы начинаете с пяти, с шести лет исследовать такие вопросы, как профориентация к шахтерским профессиям в старших группах детского сада… А такая диссертация была, к сожалению. Это не шутка. Если бы я придумал! «Профориентация к шахтерским профессиям в старших группах детского сада». Это было. Вы четко понимаете, что вас загоняют в узкоколейки развития. Сегодня путь подготовки мастеров жизни – это избыточность и универсализация.

Вот прогнозы последних работ, и «Homo Deus», и книга «21 урок для XXI века»; в этих книгах говорится, что сегодня главное хакерство – это не платформы, а хакерство наших с вами мозгов. Сегодня взлом мозгов, построение моделей невероятно важны. И тут, споря со всеми адаптивными моделями эволюции, я вспоминаю слова Шекспира: «Чем бы человек отличался от животного, если бы ему было нужно только необходимое и ничего лишнего?»

От философских слов – к реальной жизни. Студенты моего любимого факультета, который называют сокращенно «психфак», лет десять назад опрашивали замечательных дам на улицах, многих, кто покупает модные журналы. «Космополитен» и т.д. Вы помните, что в этих журналах очень такие модели… Ну как вам сказать? Одежды… Ну… Да, вы меня поняли, да. И когда видишь замечательную девушку лет шестидесяти, и она их покупает (а она их покупает), какие тут адаптивные модели? Никогда этого не оденешь, и это берет. Человеку всегда нужно лишнее, а не только необходимое! И в этом суть человечества.

Есть замечательный наш — он называл себя «гелиобиолог», — солнечный биолог Александр Чижевский. Автор книги «Эхо солнечных бурь», который показывал, почему нам часто, когда меняется погода, хочется выть на луну, почему те или иные эпидемии, болезни и сумасшествия возникают при изменениях космических, в которых мы оказываемся. Чижевский как неадаптант попал в лагеря, и вот 1954 год – к нему приходят и говорят: «Вас осудили неправильно. Вас освобождают». Ответ Александра Чижевского: «Я должен здесь, в Сибири, доисследовать влияние этого места на поведение людей. Поэтому, если вы не против, я в лагере побуду еще несколько месяцев». Услышьте этот ответ! Вот это уникальный ответ неадаптивной личности, для которой есть сверхцели и задачи. И когда нам с вами очень трудно, то помните об этих ситуациях.

Понравилась статья? Подписывайтесь на канал «Идеономики» в Яндекс.Дзене

Свежие материалы