€ 75.96
$ 65.58
Игра в диктатора: естественно ли для человека заботиться о других?

Игра в диктатора: естественно ли для человека заботиться о других?

Поведенческий экономист Дэн Ариели рассказывает, почему мы порой подавляем в себе стремление сопереживать

Саморазвитие
Фото: Qapital

На мой взгляд, способность заботиться о других — это один из определяющих элементов бытия. Заботиться не на словах, а на деле, уметь сопереживать.

Мы способны ощущать чужие эмоции, как наши собственные. Мы чувствуем радость наших детей, когда они учатся кататься на велосипеде или забивают гол, мы плачем, когда кто-то переживает потерю, или радуемся чужой удаче. И мы можем испытывать это, даже если другой человек — просто знакомый или даже абсолютно посторонний.

Если задуматься о сопереживании, становится ясно, что это невероятная сила. Она позволяет нам перенести себя в сознание другого человека, посмотреть и почувствовать жизнь с его точки зрения. Конечно, мы не можем совсем влезть в шкуру другого человека, но мы можем быть к этому очень близки. Еще больше впечатляет, что иногда, смотря фильм или читая книгу, мы ощущаем радость и боль вымышленных персонажей, как будто они настоящие.

Каким диктатором вы могли бы стать?

Обсуждая нашу способность заботиться об окружающих, экономисты используют более объективный термин «социальная полезность». Вот пример того, как мы пытаемся измерить социальную полезность, используя эксперимент под названием «игра в диктатора».

Для типичной игры в диктатора нужно два человека. Игроки не знают и никогда не узнают друг друга. Один из них назначается игроком A (мы называем эту роль «диктатор»), а другой — игроком B («получатель»). Мы даем диктатору денежную сумму, скажем, $100. Затем мы просим диктатора разделить деньги между собой и игроком B. В любых пропорциях. Диктатор может оставить все деньги себе и ничего не давать получателю. Он может взять $50 и отдать вторую половину. Диктатор также может отдать получателю все деньги и ничего не оставлять себе.

Как только диктатор принял решение и разделил деньги между двумя игроками, игра считается оконченной. Она кажется не очень захватывающей, но мы можем многое узнать благодаря ей. Она призвана помочь нам понять, полностью ли мы эгоистичны (оставляем себе все деньги) или проявляем заботу о других людях, а также измерить, в какой степени мы проявляем эту заботу, исходя из того, сколько денег диктатор выделит получателю.

Как мы проявляем заботу?

Когда этот эксперимент проводится в разных странах, среди участников разного пола и возраста, большинство диктаторов дают какие-то деньги получателям. Как и следовало ожидать, большинство диктаторов, похоже, больше заботятся о себе, чем о получателе, и обычно отдают 20-30% денег. Но они все-таки заботятся!

В других вариантах этого базового эксперимента диктаторы отдают больше, если лично знакомятся с получателем, или если ожидается, что в будущем они встретятся и будут общаться, а также если получатель принадлежит к той же социальной группе или демонстрирует, что действительно нуждается в деньгах. Но самое главное в том, что мы способны заботиться об окружающих — и мы проявляем эту заботу, даже если это чего-то стоит нам самим.

Темная сторона заботы

Так как наша способность к заботе проявляется, когда мы испытываем страдания, а мы инстинктивно стараемся избегать боли, то зачастую возникает соблазн уклониться от того, что делает нас людьми: от заботы.

Пока люди вокруг нас испытывают положительные эмоции, мы присоединяемся к их эмоциональному празднику и, как следствие, сами становимся счастливее. Но как насчет того, когда кто-то страдает? Мы также можем разделить это чувство, но в этом случае мы испытываем негативные эмоции и грусть. Иногда это может быть мучительно.

И именно тогда наша врожденная способность к сопереживанию вынуждает нас сбежать, только бы не испытывать этих чувств, и препятствует проявлению человечности. Как это происходит? Мы проезжаем мимо попрошайки. Мы знаем, что если посмотрим на него, то почувствуем сострадание. Мы ощутим его отчаяние и захотим что-то дать ему. И что же мы делаем? Мы изо всех сил стараемся смотреть в другую сторону. Мы пристально смотрим на здания на другой стороне улицы или на множество автомобилей, движущихся по дороге, надеясь сохранить бездействие нашей человечности, той части нас, которая проявляет заботу.

И главный вопрос: какую версию человечности мы, индивидуально и коллективно, выберем? Открыто смотреть на боль других и чувствовать необходимость что-то сделать, чтобы помочь? Или просто лучше посмотрим в другую сторону?

Источник

Подписывайтесь на "Идеономику" в соцсетях: Яндекс.Дзен, Telegram, Facebook, ВКонтакте

Свежие материалы