€ 70.64
$ 63.04
Родни Брукс: Роботы внедряются в нашу жизнь

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Родни Брукс: Роботы внедряются в нашу жизнь

В этом прогностическом докладе 2003 года робототехник Родни Брукс рассказывает о том, как роботы будут внедряться в различные сферы нашей жизни — сначала как игрушки, затем как бытовые приборы и не только...

Родни Брукс
Будущее

Я хочу поделиться своими мыслями о внедрении роботов в нашу жизнь на разных уровнях и временных масштабах. Когда я думаю о будущем, то не могу представить мир через 500 лет без роботов повсюду. Несмотря на мрачные прогнозы многих людей насчет нашего будущего, я не вижу мир без кучи роботов. Тогда возникает вопрос: если через 500 лет они будут повсюду, может ли это произойти раньше? Может ли это случиться через 50 лет? Да, думаю, это вполне вероятно — роботы на каждом углу. На самом деле, думаю, нам не придется ждать так долго. Можно сказать, мы приближаемся к пришествию роботов, сегодняшняя ситуация напоминает 1978 или 1980 года, времена персональных компьютеров, когда начали появляться первые роботы.

Можно сказать, компьютеры распространились благодаря играм. Как вы знаете, первым компьютером в доме многих людей была игрушка Pong, с маленьким микропроцессором внутри, а затем стали доступны и другие игры. И мы видим, то же самое происходит и с роботами: LEGO Mindstorm, Furby… У кого-нибудь здесь есть Furby? Да, их продали уже 38 млн во всем мире. Они встречаются довольно часто. Это крошечный робот, простой робот с несколькими сенсорами, слегка проявляющий обратную активность.

Справа — кукла-робот, которую можно было приобрести пару лет назад. И так же, как и в первые дни компьютеров, когда было множество компьютерщиков-любителей, сейчас вы можете раздобыть различные хакерские пособия и ПО. Слева вы видите платформу от Evolution Robotics, которую можно подключить к ПК и запрограммировать, используя графический интерфейс, чтобы он ходил по дому и делал разные вещи. А тут робот-игрушка высшей ценовой категории — Sony Aibo. Справа робот, разработаный NEC, PaPeRo, который, как мне кажется, они не собираются выпускать. Тем не менее, вещи такого рода есть.

В последние 2 или 3 года мы увидели роботов-газонокосильщиков, Husqvarna снизу и Friendly Robotics сверху, израильской компании. А затем за последние 12 месяцев мы увидели, как начали появляться роботы, которые убирают в доме. Сверху слева — очень хороший робот-уборщик британской компании Dyson. Единственное, он оказался настолько дорогим — $3,5 тысячи — что они его так и не выпустили.

Но снизу слева вы видите Electrolux, который есть в продаже. Еще один от Karcher. Снизу справа — созданный мной в лаборатории около 10 лет назад, и наконец, он стал готовым продуктом. Позвольте мне сейчас его продемонстрировать. Я думаю, после выступления мы дадим желающим с ним поиграть. Этого робота вы можете купить для уборки пола. Он начинает работу с обычной прогулки, наматывая круги. Если он на что-то натыкается… Вы видели это? Теперь он движется вдоль преграды, в данном случае, вокруг моей ноги, чтобы убрать возле меня. Давайте посмотрим… Ой, кто украл мои рисовые хлебцы? Это они! Не волнуйтесь, просто успокойтесь, это робот, он умный! Видите, трехлетних детей это не волнует. А вот взрослых это действительно расстраивает. Сейчас мы немного здесь намусорим. Так. Не знаю, видите ли вы, я рассыпал там немного рисовых хлебцев и бросил немного монет, посмотрим, уберет ли он это. Да, хорошо. Итак, оставим это на потом.

На самом деле, основной упор был сделан на улучшенном механизме очистки; искусственный интеллект довольно простой. И это касается многих роботов. Думаю, мы все стали чем-то вроде вычислительных шовинистов, думаем, что вычисление — наше все, но механика все еще важна. Вот еще один робот, PackBot, которого мы конструируем уже много лет. Это робот для военной разведки, чтобы идти впереди военных, осматривая пещеры, например. Но мы должны были сделать его достаточно надежным, намного надежнее роботов, которых мы строим в наших лабораториях. В этого робота встроен персональный компьютер с ОС Linux. Он может выдержать удар силой 400G. У робота есть локальный интеллект: он может кувыркнуться, найти и переместиться в зону связи с ним, может сам подниматься по лестнице и так далее. Итак, он способен на местную разведку. Солдат отдает ему приказ подняться по лестнице, и он это делает. Это был неконтролируемый спуск. Сейчас он очухается. И большим прорывом для этих роботов стали события 11 сентября. Тем вечером мы отправили роботов во Всемирный торговый центр. Многого мы этим не добились, там уже просто ничего нельзя было сделать. Но мы заходили во все эвакуированные дома неподалеку и искали выживших в тех домах, в которые было слишком небезопасно входить. Давайте посмотрим видео.

Репортер: …боевые товарищи помогают снизить потери. Эту историю расскажет Ник Робертсон.

Хорошо. Итак, это капрал, который не видел своих роботов уже две недели. Он посылает роботов в пещеры проверить, что там происходит. Роботы полностью автономны. Самое худшее из того, что случилось — это когда робот упал с высоты 10 метров.

Солдат: у нас есть камеры, которые позволяют мне видеть все, что видит робот.

Итак, год назад у американских военных не было этих роботов. Сейчас они каждый день находятся на службе в Афганистане. И это одна из причин говорить о начале нашествия роботов. Происходят значительные изменения в способе их применения. Спасибо. За ближайшие пару месяцев мы собираемся пустить роботов в производство для добычи нефти из нефтяных скважин под землей. Там очень агрессивная среда, 150˚C, давление 10 тысяч PSI. Автономный робот будет спускаться вниз и делать эту работу. Но таких роботов несколько трудно программировать. Как в будущем мы собираемся программировать наших роботов и делать их проще в использовании? На самом деле, я хочу испытать робота прямо здесь, робота по имени Крис. Встань. Да. Хорошо. Иди сюда. Заметьте, он думает, что роботы должны быть слегка неуклюжими. Он-таки немного неуклюж. Но я собираюсь…

Крис Андерсон: Просто я из Британии.

РБ: Ох. Я собираюсь дать этому роботу задание. Это очень сложное задание. Заметьте, он кивнул, этим он дает понять, что понимает, что к нему обращаются. И если бы я сказал что-то совсем бессмысленное, он бы косо на меня глянул и попытался наладить разговор. Итак, я провел перед ним бутылкой. Я посмотрел ему в глаза и увидел, что его глаза смотрят на вершину бутылки. И я делаю это, а он проверяет. Его глаза следят за мной, чтобы понять, на что я смотрю — так мы обрели совместное внимание. Итак, я делаю это, и он смотрит, смотрит на меня, чтобы увидеть, что будет дальше. А сейчас я дам ему бутылку, и мы посмотрим, сможет ли он повторить. Ты можешь открыть? Да. Он хорош. Очень хорош. Я не показывал тебе, как это сделать. Теперь посмотрим, сможешь ли ты ее закрыть. Он думает, что робот должен быть очень медленным. Хороший робот, молодец.

Таким образом, мы увидели многое. Мы увидели, что когда мы общаемся, когда мы пытаемся показать кому-то, как что-то сделать, мы привлекаем его зрительное внимание. Он же сообщает нам о его отношении к нам, понимает ли он нас; это регулирует социальное общение.

Присутствовало совместное внимание через взгляд на одно и то же и распознавание установки контакта в конце. И мы пытались научить всему этому наших лабораторных роботов, потому что мы думаем, именно так вы хотели бы общаться с роботами в будущем.

Сейчас я хочу показать вам одну техническую диаграмму. Самое важное при проектировании робота, который сможет общаться, — это его система визуального внимания. Потому что то, на что он обращает внимание — это то, что он видит и с чем общается, а также понимает, что оно делает. На видео я вам покажу систему визуального внимания робота. Он различает тона кожи с помощью цветовой модели HSV, поэтому он работает с любыми оттенками кожи человека. Он ищет насыщенные цвета, характерные для игрушек. И он ищет вокруг движущиеся объекты. Он сравнивает все эти объекты в окне внимания и определяет наиболее значимый, наиболее интересный объект. Вот почему его взгляд направляется именно на него. И он смотрит прямо на него. Вместе с тем, некоторые наиболее незначимые объекты: он может решить, что ему одиноко, и искать оттенки кожи, или может решить, что ему скучно, и будет искать игрушку, чтобы поиграть. И поэтому веса изменяются.

А вот здесь справа то, что мы называем модулем в память о Стивене Спилберге. Кто-нибудь смотрел фильм «Искусственный разум»? (Зал: Да.)

РБ: Да, он очень грустный, но помните, когда Хэйли Джоэл Осмент, маленький робот, смотрел на голубую фею целые 2000 лет и не мог оторвать от нее глаза? Данный модуль позволяет этого избежать, потому что это Гауссовское привыкание, которое становится негативным, тем более интенсивно, чем дольше робот смотрит на одно и то же. В итоге ему становится скучно, и он смотрит на что-нибудь другое. Как только мы это поняли — и вот, робот готов — Кисмет, который ищет взглядом игрушку. Вы можете сказать, на что он смотрит. Можно проследить направление от его глазных яблок, под которыми скрывается камера, и сказать, когда он увидит игрушку. Вот он даже проявил немного свои эмоции. Но он все равно будет обращать внимание, если на глаза попадется что-нибудь более значимое, например, Синтия Бризил, которая его построила, справа. Он видит ее, обращает на нее внимание. У Кисмет имеется основное, трехмерное эмоциональное пространство, векторное пространство эмоциональности. И в разных местах этого пространства он выражает… Можно включить звук? Хорошо слышно? (Зал: Да.)

Кисмет: Вы действительно так считаете? Вы действительно так считаете? Вы действительно так считаете?

РБ: Итак, он выражает свои эмоции через лицо и просодию в голосе. И когда я имел дело с моим роботом Крисом только что, он измерял просодию в моем голосе, мы научили их этому для четырех основных типов сообщений, которые матери используют в общении с детьми. Сейчас мы просто похвалим робота:

Голос: Хороший робот. Такой милый маленький робот.

РБ: И робот реагирует соответствующим образом.

Голос: …очень хорошо, Кисмет.

Голос: Посмотри на мою улыбку.

РБ: Она улыбается. Она имитирует улыбку. Такое часто встречается. Это обычные элементы общения. Теперь мы попросили привлечь внимание робота и указать, когда он обратит на них внимание.

Голос: Эй, Кисмет, да, вот так.

РБ: Итак, она поняла, что привлекла внимание робота.
Голос: Кисмет, ты любишь игрушки? О.

РБ: Только что их попросили отругать робота, и эта женщина эмоционально загоняет робота в угол.

Голос: Нет. Нет. Не делай этого. Нет.

Неправильно. Нет, нет.

РБ: На этом мы остановимся.

Мы соединили все это вместе. Затем мы добавили очередность общения. В общении с кем-нибудь сначала говорим мы. Потом мы или поднимаем брови, или двигаем глазами, давая понять этим другому человеку, что его очередь говорить. Затем говорит он, и мы передаем эстафету туда и обратно между собой. Итак, мы научили этому робота. Мы научили его повседневным темам, мы ничего не рассказывали людям о роботе, посадили напротив него и сказали, чтоб говорили с роботом. Они не знали, что робот не понимал ни слова из сказанного ими, и что робот не говорил по-английски. Он просто произносил случайные английские фонемы. Я хочу, чтобы вы внимательно посмотрели, как человек по имени Риччи, который проговорил с роботом 25 минут, говорит: «Я хочу кое-что тебе показать. Я хочу показать свои часы». И он подносит часы в поле зрение робота, указывает на них, двигает ими, и, конечно, робот смотрит на них. Мы не знаем, понял ли он, что робот… Обратите внимание на очередность общения.

Риччи: Так, я хочу тебе кое-что показать. Это часы, которые дала мне моя девушка.

Робот: Ух-ты.

Риччи: Да, смотри, у них еще есть голубая подсветка. Я чуть не потерял их на этой неделе.

РБ: Итак, он налаживает визуальный контакт, следит за его глазами.

Риччи: Можешь сделать то же самое?

Робот: Да, конечно.

РБ: Так они и общались.

А вот еще другой пример из тех вещей, которыми мы с Крисом занимались. Это другой робот, Ког. Сначала они налаживают визуальный контакт, затем Кристи смотрит на игрушку, робот прослеживает направление ее взгляда и смотрит на ту же вещь, что и она.

Итак, мы будем видеть все больше таких роботов на протяжении следующих нескольких лет в лабораториях. Большие вопросы, два больших вопроса, которые мне часто задают: если мы будем делать этих роботов все более похожими на людей, примем ли мы их, будут ли они, наконец, нуждаться в правах? А другой вопрос: захотят ли они нас поработить? По первому вопросу: знаете, эту тему любит Голливуд, снято много фильмов. Наверняка, вы узнаете этих героев, в каждом из этих случаев роботы хотят больше уважения. Должны ли мы будем когда-нибудь уважать роботов? В конце концов, они просто машины. Но знаете, я думаю, мы должны признать, что и мы просто машины. В конце концов, это то, что говорит о нас современная молекулярная биология. Вы не видите описания того, как молекула А подходит и стыкуется с другой молекулой. И они приводятся в движение различными зарядами, а затем входит душа и заставляет эти молекулы соединиться. Это все механика. Мы механизмы. Если мы машины, тогда, в принципе, мы должны уметь строить машины из других материалов, которые так же живы, как мы. Но чтобы признать это, мы должны забыть о нашей исключительности, в определенном смысле. И мы уже много раз уступали часть нашей исключительности под шквалом науки и техники, по крайней мере, последние несколько сотен лет. 500 лет назад мы были вынуждены отказаться от идеи, что мы пуп Вселенной, когда Земля стала вращаться вокруг Солнца; 150 лет назад благодаря Дарвину нам пришлось отказаться от идеи, что мы отличны от животных. И, знаете ли, для нас это всегда сложно. Недавно мы повержены идеей, что у нас даже не было момента сотворения, здесь на Земле, эта идея очень не нравилась людям. А затем человеческий геном сообщил, что, возможно, у нас есть всего лишь 35 тысяч генов. И правда, людям это не понравилось, у нас же больше генов. Мы не хотели отказываться от нашей исключительности, и мысль о том, что роботы могли бы иметь эмоции, или те же роботы могли быть живыми существами… Я думаю, для нас будет непросто с этим смириться. Но мы движемся к тому, чтобы принять это лет через 50.

И второй вопрос: захотят ли машины поработить нас? Стандартный сценарий: мы создаем эти вещи, они растут, мы их развиваем, они многому от нас учатся, а затем они решают, что мы довольно скучны и медленны. И они хотят взять верх над нами. Для тех, у кого есть подростки, вы понимаете, о чем я. Но Голливуд сводит это к роботам. И вопрос в том, построит ли кто-нибудь случайно робота, который захватит мир? Как если бы какой-то одинокий парень у себя на заднем дворе случайно построил Боинг 747. Я не думаю, что это случится. И я не думаю, что мы сознательно будем строить роботов, с которыми нам некомфортно. Никто не будет строить супер-плохих роботов. Перед этим они должны стать просто-плохими роботами, а перед этим не такими уж плохими. И мы не собираемся их отпускать так просто. Итак, думаю, можно закончить следующим: роботы наступают, но нам не о чем волноваться, это будет очень весело, и, надеюсь, вам понравится ваше путешествие в следующие 50 лет.

Перевод: Анна Загребельна
Редактор: Лариса Л.

Источник

Свежие материалы