€ 97.62
$ 90.02
Модульный подход: как справиться с большим проектом

Модульный подход: как справиться с большим проектом

Сложные задачи, разделенные на блоки, начинают приносить результаты еще до завершения всего проекта

Лидерство
Фото: Peter Zafris/Flickr

Каждому руководителю проекта стоит задаться вопросом: «Что является основным строительным блоком?». Принципы модульного подхода приносят пользу многим предприятиям, от строительства метро до компании SpaceX. Модульный подход не просто снижает затраты, но и радикально сокращает риски.

Что является основным строительным блоком? Что мы будем постоянно воспроизводить, с каждым разом легче и лучше? Этот вопрос должен задавать каждый руководитель проекта. Из каких маленьких частей мы строим нечто большее? А может, нечто огромное? Какой он, наш конструктор лего? Изучите этот вопрос, и вы удивитесь тому, что обнаружите.

Взять, к примеру, гигантскую гидроэлектростанцию. Может показаться очевидным, что вариантов нет. Либо вы перекрываете реку плотиной, либо у вас нет гидроэлектростанции. Здесь нет места модульному подходу.

Но это не так. Можно отвести часть речного потока, пропустить его через небольшие турбины для выработки электроэнергии и вернуть в реку. Это называется малая гидроэнергетика. Такая установка относительно мала и производит лишь часть мощности крупной плотины. Но посмотрите на это как на лего — повторите снова и снова — и вы получите значимый объем производства электроэнергии с меньшим ущербом для окружающей среды, меньшим количеством протестов общественности, меньшими затратами и рисками. Один из мировых лидеров в области гидроэнергетики, Норвегия, страна с населением всего 5 миллионов человек, проводит активную политику по развитию малых гидроэлектростанций и с 2003 года ввела в эксплуатацию более 350 проектов, а в будущем их станет еще больше.

Кажется, что огромный завод — это тоже решение «все или ничего». Но когда Илон Маск объявил, что Tesla построит Гигафабрику 1 (сейчас это Гигафабрика Невада), самую большую в мире фабрику по площади, он представлял ее себе в модульном виде. Его конструктор лего был маленьким заводом. Построить один, заставить его работать. Построить рядом другой и объединить их. Построить третий, четвертый и так далее. Создав таким образом Гигафабрику 1, компания Tesla начала выпускать батареи и получать прибыль уже через год после объявления о строительстве, даже несмотря на то, что работа над всем гигантским объектом, который после завершения будет состоять из двадцати одного «кубика лего», продолжалась.

Ключевые элементы модульного принципа занимают центральное место в общем подходе Илона Маска к проектированию, и он использует их в удивительно разных предприятиях. Казалось бы, Tesla не имеет ничего общего со SpaceX, созданной Маском компанией, которая совершает революцию в области космических перевозок и услуг. Но использование принципа воспроизведения, чтобы ускорить темп освоения, поставок и повышения эффективности работы, вплетено в модель планирования и производства компании.

В космосе долгое время доминировали крупные, сложные, разовые проекты, и цены на них были соответствующими. Свежий пример — космический телескоп НАСА имени Джеймса Уэбба, 8,8 миллиарда долларов, превышение бюджета на 450 процентов. Но есть вселяющие надежду знаки того, что принципы модульного подхода начинают работать. Для создания спутников компания Planet (бывшая Planet Labs, Inc.) использует коммерческую, готовую электронику, подобную той, что массово производится для сотовых телефонов и дронов, собранную в модули размером 10 × 10 × 10 см (4 × 4 × 4 дюйма) самым дешевым и простым способом. Это кубики лего. Затем их собирают в более крупные модули, так называемые CubeSat. Соберите три модуля CubeSat, и вы получите электронику для одного спутника Planet Dove.

В отличие от больших, сложных и дорогих спутников, которые уже давно стали стандартом, каждый спутник Dove строится всего за несколько месяцев, весит одиннадцать фунтов и стоит менее 1 миллиона долларов. Гроши, по меркам космической отрасли, достаточно дешево, чтобы если что-то пойдет не так, неудача стала уроком, а не разорением. Planet вывела сотни таких спутников на орбиту, где они образуют «стаи», которые следят за климатом, состоянием ферм, реагируют на стихийные бедствия и помогают городскому планированию. Несмотря на проблемы конфиденциальности, которые требуют государственного регулирования, спутники Dove являются убедительной картиной адаптивности и масштабируемости модульных систем, особенно в сравнении с индивидуальным подходом НАСА.

Казалось бы, метро — еще более сложный случай для модульного строительства, но когда Мадридский метрополитен проводил одно из крупнейших в мире расширений метро в период с 1995 по 2003 год, принцип модульности использовался двумя способами. Во-первых, семьдесят шесть станций, необходимых для расширения, были собраны как конструктор лего, и у всех был одинаковый, простой и функциональный дизайн. Затраты снизились, а скорость строительства возросла. Чтобы усилить этот эффект, Мадридский метрополитен избегал новых технологий. Использовались только проверенные методы, те, что доказали свою постоянную эффективность.

Во-вторых, руководство метрополитена совершило важный стратегический шаг вперед, рассматривая длину тоннеля как конструктор лего. Сначала они рассчитали оптимальную длину тоннеля, которую может проложить одна бригада с буровой машиной (обычно от трех до шести километров за двести-четыреста дней). Затем разделили общую длину туннелей, которые нужно было проложить, на эту цифру и наняли необходимое количество бригад и машин, чтобы уложиться в график. Иногда одновременно работало до шести машин, что было неслыханно для того времени. Работа с длиной тоннеля как с конструктором лего продвинула проект дальше по пути освоения, сократила общее время и сэкономила кучу денег. В целом, Мадридское управление метро построило 131 километр рельсов и семьдесят шесть станций всего за два этапа по четыре года каждый. Это в два раза быстрее, чем в среднем по отрасли. И это при вдвое меньших затратах. В мега-проектах нужно больше таких решений.

Далее, грузовые перевозки. С незапамятных времен грузчики вручную тщательно загружали корабль по одному предмету за раз, чтобы груз не падал в море, а когда корабль прибывал в пункт назначения, процесс начинался сначала. Это была тяжелая, опасная, медленная работа. Но в 1950-х годах американский грузоотправитель по имени Малкольм Маклин подумал, что, возможно, груз следует помещать в одинаковые стальные ящики, которые можно штабелировать на корабли и перегружать прямо на поезда и грузовики в пункте назначения. Идея простая и скромная, Малькольм просто предположил, что так затраты немного снизятся.

Но превратив грузоперевозки в кубики лего, он сделал перевозки чрезвычайно модульными и экономически эффективными. Штабели на кораблях стали выше. Корабли стали больше. Выгрузка с одного вида транспорта на другой стала быстрее. Скорость и простота транспортировки товаров резко возросли, а затраты снизились настолько, что изменилась экономика производства и распределения по всему миру. В исчерпывающей истории контейнеров, книге «Ящик. Как грузовой контейнер сделал мир меньше, а мировую экономику больше», экономист Марк Левинсон убедительно доказывает, что скромный морской контейнер был ничем иным, как основной причиной глобализации.

Резкое снижение затрат и повышение скорости — немалое достижение. Но модульный подход дает гораздо больше: значительно снижает риск, до такой степени, что это может быть самым эффективным способом справиться с большим проектом.

Источник

Свежие материалы