€ 71.26
$ 63.92
Джонатан Зиттрейн: Веб — это случайные добрые поступки

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Джонатан Зиттрейн: Веб — это случайные добрые поступки

Вам кажется, что мир стал менее дружелюбным? Социальная теория Джонатана Зиттрейна убеждает в обратном. Интернет, по его мнению, состоит из миллионов несвязных добрых поступков, любопытства и доверия

БудущееЭкономика

Меня зовут Джонатан Зиттрейн, и в своей последней работе я проявил себя немного пессимистом. Вот я и подумал, что в это утро я постараюсь быть оптимистом и дам вам основания надеяться на будущее интернета, исходя из его настоящего.

Сейчас может казаться, что надежды сегодня даже меньше, чем было раньше. Люди менее добры. Доверия стало меньше. Я не знаю. Для примера мы можем провести тест прямо здесь. Сколько людей когда-либо путешествовало автостопом? Ага. А сколько людей путешествовало автостопом за последние 10 лет? Верно. Так что же изменилось? Явно не общественный транспорт. Вот вам и повод думать, что мы сбились с пути, идем в неправильном направлении.

Но я хочу привести три примера, говорящих, что на самом деле тренд направлен в другую сторону, и именно интернет этому помогает. Итак, пример номер один: сам интернет. Вот три основателя интернета. Интересно, что они были одноклассниками в средней школе в пригороде Лос-Анджелеса в 1960 годах. В вашей школе, наверное, был французский клуб или дискуссионный клуб. У них был клуб «Давайте построим глобальную сеть», и он добился отличных результатов.

Это фото сделано для статьи «Ретроспективный взгляд журнала Newsweek на интернет» в его 25-ю годовщину. Как вы видите, обычные дурачки. У них было одно большое ограничение и одна большая свобода, когда они пытались представить глобальную сеть. Ограничение состояло в том, что у них не было никаких денег. Никаких капиталов для инвестирования, вроде тех, что нужно вложить в физическую сеть, оплачивая грузовики и людей и терминал, чтобы доставить коробки за ночь. Ничего такого у них не было.

Но у них была удивительная свобода, состоявшая в том, что им не нужно было зарабатывать деньги. У интернета нет бизнес-плана и никогда не было. Его не создала какая-то конкретная компания или гендиректор. Наоборот, его сделали люди, собирающиеся вместе, чтобы развлечься, а не по указанию и не ради барыша.

Такой этос проявил себя в сетевой архитектуре, не похожей ни на одну другую цифровую сеть до или после. Настолько необычной, что говорили: неясно, может ли интернет вообще работать. Еще в 1992 году IBM утверждала, что вам не удастся построить корпоративную сеть на протоколе IP. И даже сейчас некоторые инженеры интернета говорят, что все это — пилотный проект, и присяжные еще не вернулись с вердиктом.

Поэтому лучшим талисманом для инженеров интернета стал бы шмель. Потому что соотношение размаха крыльев и меха шмеля совершенно недостаточно для того, чтобы он мог летать. И тем не менее, каким-то загадочным образом шмель летает. Рад сообщить, что благодаря значительному государственному финансированию около трех лет назад мы, наконец, выяснили, как именно летает. Это очень сложно, но оказывается, он очень быстро машет крыльями.

Так что же это за странная архитектура, благодаря которой сеть поет и так необычна? Ну, по крайней мере для сети, передающей данные оттуда сюда — она совсем не похожа на курьера с посылками. Это больше похоже на слэм перед сценой. Представьте себя частью сети где-нибудь на спортивном мероприятии. Все сидят вот такими рядами, и кто-то просит пива, и его передают вдоль прохода. И ваш долг как соседа — передать пиво дальше, рискуя собственными штанами, чтобы оно добралось до точки назначения.

Никто не платит вам за это. Это просто ваш соседский долг. И, в некотором смысле, именно так в интернете передаются пакеты, иногда через 25 или 30 узлов, и никто из передающих данные участников не имеет особых договорных или законных обязательств ни перед отправителем, ни перед получателем.

Конечно, в слэме перед сценой трудно указать пункт назначения. Тут нужно большое доверие, но это не «Я добираюсь в Пенсаколу, не подбросите?» Поэтому интернету нужна адресация и указания. Оказывается, нет глобальной карты интернета. Нет, тут опять выходит, что мы все как будто сидим рядами, но сквозь туман видим только непосредственных соседей. Так что же нам делать, чтобы выяснить, кто где? Мы обращаемся к человеку справа, и рассказываем, что видит человек слева от нас. И наоборот. И они тоже могут намылить, смыть, повторить. И вот внезапно вы уже знаете, где что находится.

Вот как на самом деле работает адресация и маршрутизация в интернете. Эта система опирается на доброжелательность и доверие, что также делает ее очень нежной и уязвимой. В редких, но ярких случаях одна ложь одного человека может создать в этих сотах серьезную проблему.

Так, например, в прошлом году, правительство Пакистана попросило своих провайдеров отключить граждан Пакистана от YouTube. Там появилось видео, которое было не по вкусу правительству, и они хотели убедиться, что оно заблокировано. Это обычное явление. Правительства во всем мире часто пытаются блокировать, и фильтровать, и цензурировать содержание интернета.

Но этот пакистанский провайдер выбрал очень необычный способ блокировки своих пользователей. Он сообщил — как обычно отвечают в интернете на вопрос, что вы видите рядом — сообщил, что рядом с ним внезапно обнаружился YouTube, вернее, что он и есть YouTube. «Так и есть, — сказал он. — Я YouTube». Это означало, что пакеты данных от абонента, отправленные к YouTube, останавливались у провайдера, потому что решали, что они уже на месте. И провайдер моментально их выбрасывал, потому что его задачей была блокировка.

Но это было только начало. Видите ли, это сообщение ушло на один шаг дальше, и разнеслось эхом. И если посмотреть на анализ этого события, то вот в один момент у нас есть прекрасно работающий YouTube. Потом, во второй момент, передается вот это ложное сообщение. И в течение двух минут оно разносится эхом, и вот уже YouTube заблокирован во всем мире. Если вы сидели в Оксфорде, в Англии, пытаясь попасть на YouTube, ваши пакеты отправлялись в Пакистан и не возвращались оттуда.

Теперь просто подумайте об этом. Один из самых популярных сайтов в мире, под управлением самой мощной компании в мире, но ни у YouTube, ни у Google не нашлось никаких особых привилегий для решения проблемы. И все же некоторым образом примерно за два часа она была устранена. Как это случилось?

Вот вам хорошая подсказка: NANOG, Североамериканская группа операторов сети. Группа людей, которые в прекрасную погоду уходят в комнату без окон, садятся за свои терминалы электронной почты с моноширинным шрифтом, как этот и говорят о сетях. Некоторые из них — сотрудники среднего звена в интернет-провайдерах всего мира. А вот сообщение, в котором один из них говорит: «Похоже, у нас есть кое-что. Тут угоняют YouTube! Это не тренировка. Это не просто невежественный админ YouTube. Честное слово. Что-то не так в Пакистане». И они пришли, чтобы помочь найти причину проблемы и устранить ее.

Это похоже на внезапный пожар в вашем доме. Плохая новость: пожарных нет. Хорошая новость: случайные люди возникают из ниоткуда, тушат огонь, и уходят, не ожидая ни денег, ни похвалы. Я пытался придумать правильную модель для описания такой формы случайных добрых поступков посторонних ботаников. Это как будто брошен клич, и люди готовы помочь. И как только вы начинаете замечать эту модель, вы обнаруживаете ее повсюду.

Пример номер два: Википедия. Если бы человек по имени Джимбо пришел к вам в 2001 году и сказал: «У меня есть отличная идея! Мы начнем с семи правил: кто угодно, когда угодно может исправить, что угодно, и получим отличную энциклопедию! А?» Верно. Глупейшая идея в истории. На самом деле, идея Википедии настолько глупа, что она не приходила в голову даже Джимбо.

Идеей Джимбо была Nupedia. Она была совершенно традиционной. Он собирался платить людям деньги просто потому, что он хороший парень, и люди получали бы деньги, и писали бы статьи. Вики была введена только для того, чтобы другие могли вносить варианты исправлений — почти как запоздалая мысль, служебное помещение. А потом оказалось, что служебное помещение выросло и охватило весь проект.

И сегодня Википедия настолько распространена, что она есть даже в меню китайского ресторана. Я не выдумываю. У меня есть теория, которую я могу объяснить позже. Достаточно сказать, что сейчас я предпочитаю свою Википедию обжаренной с душистым перцем.

Но сейчас Википедия работает не сама по себе. А как она работает? Оказывается, есть такое служебное помещение без окон, образно говоря. И есть группа людей, которые в солнечный день предпочитают сидеть внутри и присматривать вот за этим, страничкой администраторов, тоже вики-страничкой, доступной для редактирования всем. И вы можете просто описать свои проблемы на этой странице. Она напоминает определение истории как «одно чертово событие за другим», верно?





Номер один: «тенденциозное редактирование пользователем Andyvphil». Мои извинения, Andyvphil, если вы здесь. Я не принимаю ничью сторону. «Аноним нападает на меня за откат изменения». Вот моя любимая: «Долгая история». Оказывается, есть больше людей, проверяющих проблемы с этой странички и желающих их исправить, чем собственно проблем на этой странице.

И это то, что держит на плаву Википедию. В любой момент Википедия отстоит примерно на 45 минут от полного уничтожения. Верно? Спам-боты ползают по ней, пытаясь превратить каждую страницу в рекламу Ролекса. Вот эта тонкая линия ботаников поддерживает ее работающей. Не потому, что это работа, и не потому, что это карьера, а потому, что это призвание. Это то, что они чувствуют себя обязанными сделать, потому что они заботятся о ней.

Они даже собираются вместе в такие группы, как Группа против вандализма: «Вежливость, зрелость, ответственность» — просто для очистки страниц. Это как если бы однажды на выходных случился, например, гигантский, очень популярный фестиваль Стар Трека — кто бы присматривал за магазином?

Так что же мы видим? Мы видим в этом явлении то же самое, что взбешенный, опоздавший планировщик дорожного движения Ганс Мондерман обнаружил в Нидерландах и здесь в Южном Кенсингтоне: что иногда, если убрать некоторые правила и знаки, и все такое, можно получить более безопасную среду, в которой люди человечнее друг к другу. Они понимают, что они должны взять на себя ответственность за свои поступки. И Википедия использует это.

Некоторые из вас помнят Star Wars Kid, бедного подростка, который снял видео себя с извлекалкой мячей для гольфа вместо светового меча. Ролик без его согласия или даже поначалу незаметно для него нашел дорожку в интернет. Невероятно массовый ролик. Чрезвычайно популярный. И очень унизительный для парня.

Поскольку Википедия — энциклопедия и все такое, она должна была иметь статью о Star Wars Kid. У каждой статьи Википедии есть соответствующая страница обсуждения. И на странице обсуждения случился серьезнейший спор Википедистов о том, публиковать ли настоящее имя парня или нет. Вы могли видеть аргументы обеих сторон. Вот скриншот только некоторых из них. В конце концов они решили, конечно, не единогласно, не публиковать его настоящее имя, несмотря на тот факт, что почти все СМИ сделали наоборот. Они просто решили, что так будет правильно. Это был добрый поступок.

И по сей день на на самом верху страницы Star Wars Kid есть предупреждение о том, что вы не должны указывать его имя здесь. Случись такое, оно будет немедленно удалено, удалено людьми, которые, возможно, не соглашались с первоначальным решением, но уважают результат, и работают над его сохранением, потому что они верят в нечто большее, чем их собственное мнение. Как юрист скажу, что в процессе эти ребята изобретают закон, и прецедентное право, и все в таком духе.

Но это не ограничено Википедией. Мы видим это повсюду в блогах. Например, это обложка Business Week 2005 года. Вау! Блоги изменят ваш бизнес. Я знаю, они выглядят глупо. И, конечно, они выглядят глупо. Они начинаются со всяческих дурацких проектов.

Это мой любимый дурацкий блог: Catsthatlooklikehitler.com [Коты похожие на Гитлера]. Вы присылаете туда фото вашей кошки, если она выглядит, как Гитлер. Да, я знаю. Номер четыре, вы вообще можете представить, каково каждый день возвращаться домой к этому коту?

Но вы можете увидеть такие же причуды и про людей. Вот блог, посвященный неудачным портретам. Этот называется «Буколический луг с изгородью. Позади нее труп животного?» Ну и вы говорите: «Вы знаете, да… Я думаю, позади нее труп животного».

Вот они, одно фото за другим. Но потом вы натыкаетесь вот на это. Изображение удалено по просьбе владельца. Именно так. Изображение удалено по просьбе владельца. Оказывается, некто, высмеянный здесь, написал грозному парню, делающему сайт, не пугая его судом и не предлагая ему деньги, нет, просто сказал: «Эй, ты не против?» И тот ответил: «Ладно, хорошо».

Я верю, что мы можем проектировать сети, в которых такие человеческие обращения намного проще делать, чтобы все мы увидели: эти данные в онлайне — всего лишь текст, который можно выделить, скопировать и переслать. И он представляет собой человеческие эмоции, результат трудов, и у него может быть этическая составляющая, и мы можем решать, как обращаться с ним.

Я даже думаю, что это можно применить в реальном мире. Возможно, в нашем мире станет больше цензоров — везде вас что-то снимает, иногда даже транслирует онлайн — и будет возможно носить маленький значок со словами: «Вы знаете, я против». И благодаря технологии автор снимка потом будет знать, что с человеком на фото хорошо бы связаться перед тем, как выкладывать фото в интернет, если вы не против. И фотограф может принять решение о том, как именно связаться и уважать ли эту просьбу.

В реальном мире мы видим фильтрацию такого рода в Пакистане. И теперь у нас есть способ создать систему вроде этой, чтобы люди сообщали о фильтрации, когда замечают ее. И это уже не просто: «Не знаю. Не смог туда попасть. Наверное, просто пойду дальше». Внезапно это становится коллективным знанием о том, где в онлайне что блокировано. Это скорее даже технология, имитирующая жизнь, имитирующую технологию, хотя может быть и наоборот.

Исследователь из NYU взял маленьких картонных роботов с улыбающимися лицами на них и мотором внутри, которые могли двигаться только по прямой, и прицепил к ним флажки с адресом. Там было сказано: «Пожалуйста, помогите мне добраться туда». Выпустил их на улицы Манхэттена. Сегодня они спонсируют все подряд. Вот схема 43 людей, направлявших робота, не умеющего рулить самостоятельно, от одного угла Парка Вашингтона к другому.

Это приводит нас к примеру номер три: автостоп. Я не уверен, что автостоп мертв. Почему? Есть список попутчиков на Craigslist. Если бы его назвали списком автостопщиков, он бы уже порос сорняком. Но он называется списком попутчиков, хотя разницы никакой нет. Почему люди используют его? Я не знаю. Может быть, они думают, что… ммм… убийцы не планируют наперед? Нет, я думаю, что правильный ответ такой: как только вы избавитесь от дурных ассоциаций с неудачным проектом, который когда-то был популярен, но сейчас каким-то образом опорочен, снова разгорится человеческая доброта и готовность помочь, проявления которых мы видим здесь на Craigslist.

И тогда вы сможете использовать ее в чем-то подобном, например, CouchSurfing.org. CouchSurfing — это идея одного парня о том, как наконец устроить встречу тех, кто отправляется в дальние страны и готов спать на раскладушке незнакомого человека бесплатно, с теми, кто живет далеко и не прочь бесплатно приютить на своей раскладушке незнакомца. Это прекрасная идея. Это шмель, который — да! — летает.

Удивительно, насколько много было таких успешных ночевок. И если вам интересно, то нет, мы не знаем смертельных случаев, связанных с CouchSurfing. Хотя, конечно, их система репутации в данный момент работает так, что вы описываете свои ощущения только после ночевки. Поэтому статистика может быть искажена.

В общем, я настаиваю на мысли, что интернет — это не просто куча информации. Это не существительное. Это глагол. И когда гуляешь по нему, если прислушиваться внимательно, можно обнаружить, что эта информация что-то тебе говорит. Она говорит нам то же самое, что мы уже слышали вчера от Демосфена. Она говорит: «Идем».

Перевод: Артемий Трегубенко
Редактор: Антон Мусиенко

Источник

Свежие материалы