€ 70.43
$ 63.75
Гари Лиу: Быстрый рост китайского интернета — и на что он направлен

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Гари Лиу: Быстрый рост китайского интернета — и на что он направлен

Китайский интернет очень быстро вырос — количество его пользователей превысило суммарное население США, Великобритании, России, Германии, Франции и Канады. «Даже несмотря на его недостатки, жизни когда-то забытых селений были возрождены»,— говорит генеральный директор Южнокитайской Утренней газеты Гари Лиу. В своем захватывающем выступлении Лиу рассказывает, как развивалась индустрия технологий в Китае — от инновационных, таких как оптимизированные поездки на поезде, до антиутопичных, таких как социальные кредиты со льготами и ограничениями для граждан

Гари Лиу
Экономика

Каждые 12 месяцев в Китае начинается самая большая миграция людей. В течение 40 дней празднования Китайского Нового года совершается 3 млн поездок, чтобы семьи встретились и отпраздновали. Самые тяжелые из этих поездок приходятся на долю 290 млн приезжих рабочих страны, для многих из которых это единственная возможность навестить дома своих родителей и детей.

Но возможности перемещения для них очень ограничены: билеты на самолет стоят почти половину их месячной зарплаты. Поэтому большинство выбирают поезда. В среднем, их путешествие составляет 700 км. Средняя продолжительность переезда — 15 с половиной часов. Дорожные службы обслуживают 390 млн пассажиров на каждый Праздник весны. До недавнего времени приезжим рабочим приходилось стоять в очереди часами, иногда днями, просто чтобы купить билеты и зачастую быть обманутыми перекупщиками. И им приходилось справляться с давкой в день отправления.

Но технологии упрощают этот процесс. Мобильные и электронные билеты теперь составляют 70% продаж, значительно сокращая очереди на вокзалах. Электронные сканеры личности заменили ручную проверку, ускоряя процесс посадки, а искусственный интеллект направлен на оптимизацию маршрутов. Были найдены новые решения. Крупнейшая платформа такси Didi Chuxing запустила новую услугу Хитч, которая соединяет владельцев машин, направляющихся домой, с пассажирами, ищущими транспорт на дальние поездки. На третьем году работы Хитч организовал 30 млн поездок, самая длинная из которых составила 2 400 км. Это примерно расстояние от Майами до Бостона. Огромная нужда приезжих рабочих запустила быстрое развитие и инновации по всей транспортной системе страны.

Китайский интернет развился известными и неизвестными способами. Как в Кремниевой долине, некоторые сейсмические сдвиги в технологиях и поведении потребителей были вызваны академическими исследованиями, желаниями предприятий, желанием привилегий и периодическим увеличением количества молодежи.

Я — продукт американской технической промышленности как потребитель и как бизнес-руководитель. Так что я хорошо знаком с этим топливом. Но примерно полтора года назад я переехал из Нью-Йорка в Гонг-Конг, чтобы стать генеральным директором Южнокитайской Утренней газеты. И с этой новой для меня позиции я наблюдал за тем, что мне менее знакомо, продвигая множество китайских инноваций и их предпринимателей. Это огромная экономика потребностей, которая предоставляет услуги слою общества без привилегий, который 30 лет был оторван от китайского экономического бума. Существуют огромные пропасти между богатыми и бедными, городскими и деревенскими, образованными и необразованными — эти пробелы формируют почву, которая готова для невероятных расширений. Когда капитал и инвестиции концентрируются на нуждах людей, которые висят на нижних ступенях экономической лестницы, тогда мы видим, что интернет создает рабочие места, делает образование доступным и дает возможности в других направлениях.

Конечно, Китай — не единственное место, где есть это альтернативное топливо, и не единственное место, где это возможно. Но благодаря самому масштабу страны и ее статусу растущей супердержавы, нужды ее населения создали возможности для серьезных перемен. Объясняя быстрый рост китайской промышленности, многие наблюдатели приведут две причины. Первая — это 1,4 млрд человек, которые называют Китай домом. Вторая — это активное участие правительства, или повсеместное вмешательство — зависит от того, как вы на это смотрите. Центральная власть потратила много денег на сетевую инфраструктуру за последние годы, создавая благоприятные условия для инвестирования. В то же время они настояли на соблюдении стандартов и норм, что привело к быстрому консенсусу и, соответственно, быстрому внедрению. Здесь наибольшее число технических талантов из-за наличия образовательных стимулов. И местные, небольшие компании в прошлом, были защищены от международного соревнования контролем рынка.

Конечно, нельзя контролировать китайский интернет без повсеместной цензуры и серьезных беспокойств из-за антиутопичного мониторинга. Например, Китай находится в процессе социального кредитного ранжирования, которое охватит все население льготами и ограничениями, основанными на личностных характеристиках, таких как честность и неподкупность. В то же время Китай внедряет систему распознавания лиц в 170 млн камер замкнутой системы. Искусственный интеллект используется, чтобы сократить преступность и терроризм в районе Синьцзян, где исламское меньшинство уже под постоянным наблюдением.

Интернет продолжает расти, и он огромен — намного больше, чем многие думают. К концу 2017 года количество пользователей китайского интернета составило 772 млн. Это больше, чем население США, России, Германии, Англии, Франции и Канады вместе. 98% используют мобильные телефоны. 92% пользуются мессенджерами. 650 млн пользователей читают новости онлайн, 580 млн смотрят видео онлайн, а самая большая платформа электронной торговли Таобао насчитывает 580 млн активных пользователей ежемесячно. Это на 80% больше, чем на Амазоне. Путешествия на велосипедах и машинах теперь составляют 10 миллионов поездок в год в Китае. Это две трети всех поездок мира. Так что это разносторонняя область.

Интернет в Китае существует в ограниченной и контролируемой форме, но он огромен и значительно улучшает жизни граждан. Даже в своем несовершенстве рост китайского интернета не следует сбрасывать со счетов, и он достоин нашего рассмотрения.

Позвольте рассказать еще две истории. Ло Заули 34 года, он инженер родом из провинции Цзянси. Его родной регион был очень важен для Коммунистической партии, потому что он был родиной Красной армии. Но со временем из-за своей удаленности от экономических и производственных центров страны он перестал быть важной точкой. Ло, как многие люди его поколения, покинул дом в раннем возрасте, чтобы работать в большом городе. Он обосновался в Шэньчжэне, одном из китайских технических центров. По мере оттока молодежи в этих деревнях остаются только старики, которые борются с нищетой.

Спустя девять лет в 2017 году Ло решил вернуться в Цзянси, потому что он верил, что улучшенный электронный китайский рынок поможет ему возродить деревню. Как и другие деревенские общины, родина Ло специализировалась в узконаправленном ремесле — в этом случае, изготовление бобового тофу. Он основал небольшую фабрику и начал продавать свои товары местного производства онлайн. За последние годы рынок потребления вырос в больших городах Китая. Но недавно технологии взорвали продажи ремесленных товаров в среднем и высших слоях общества. WeChat и другие платформы электронной торговли позволяют сельским производителям размещать и продавать свои товары на бóльших территориях, чем раньше.

Исследовательские компании отслеживают прогресс подсчетом количества «деревень Таобао». Такова любая деревня, минимум 10% хозяйства которой продается онлайн и приносит определенное количество дохода. И этот рост за последние годы оказался огромным. В 2013 году было только 20 деревень Таобао, в 2014 году — 212, в 2015 году — 780, в 2016 — 1 300, а в конце 2017 — более 2 100. Теперь они насчитывают полмиллиона действующих онлайн-магазинов, $19 млрд годовых продаж и 1,3 млн рабочих мест. В первый год возвращения Ло домой он мог нанять 15 сельских жителей. И он продал 60 тысяч партий бобового тофу. Он планирует нанять еще 30 человек в следующем году, так как спрос вырос.

По китайским деревням разбросано 60 млн одиноких детей. Они растут с минимум одним живущим вдали от дома родителем, уехавшим ради работы. Плюс ко всем трудностям деревенской жизни, им часто приходится проезжать огромные и опасные расстояния, просто чтобы добраться в школу. Они составляют 30% учеников начальной и старшей школы по всей стране. Десятилетний Ченг Вексуан — один из таких учеников. Каждый день он идет пешком в школу, по часу в каждую сторону, через эти глубокие ущелья в пустыне. Но когда он приходит в маленькую фермерскую деревню в провинции Ганьсу, он встречает еще только двух студентов. Школа Ченга — одна из тысячи школ в Ганьсу, в которых учится менее пяти учеников. В условиях ограниченного общения, неквалифицированных учителей и школьных зданий, мало меблированных и слабо утепленных, сельские ученики долго оставались в невыгодном положении почти без шансов на высшее образование.

Но будущее Ченга изменилось с внедрением «Класса Солнца». Теперь он — часть класса из 100 учеников из 28 разных школ, обучаемых квалифицированными учителями, ведущими трансляции через сотни миль. У него есть доступ к новым предметам, таким как музыка или искусство, к новым друзьям и к опыту за пределами собственного дома. Недавно Ченг даже посетил замок Фредериксборг в Дании — конечно, виртуально.

Онлайн образование существовало много лет вне Китая. Но оно никогда не достигало таких масштабов, наверное потому что традиционная система образования в других технических центрах мира более развита и стабильна. Но огромный размер Китая создал огромную и срочную нужду в инновациях. Технологический стартап в Шэньчжэне вырос до 300 тысяч студентов за один год. По нашей статистике в Китае сейчас 55 млн сельских учеников, которые занимаются в онлайн-классах. Этот рынок больше, чем все ученическое население США от детского сада до 12 класса.

Я был счастлив узнать, что частное инвестирование в китайское онлайн-образование теперь превышает $1 млрд в год, и еще 30 млрд общественного фонда планируются до 2020 года. По мере роста китайского интернета, даже несмотря на его несовершенство, ограничения и контроль, жизни когда-то забытых людей были подняты на новый уровень. Внимание направлено на удовлетворение потребностей, а не прихотей, что привело к заинтересованности, креативности и развитию, которое мы видим. И все еще впереди.

В Америке вовлеченность населения в интернет составляет 88%. В Китае эта цифра все еще 56%. Это значит, что 600 млн человек все еще оффлайн и не в сети. Это почти вдвое больше населения США. Огромная возможность.

Где бы ни существовало это альтернативное топливо, будь то в Китае или Африке, Южной Азии или в центре Америки, мы должны пытаться использовать его, меняя экономическую и социальную жизнь по всему миру к лучшему. Просто представьте на минуту, сколько возможностей могло бы быть, если бы нужды обделенных по всему миру стали приоритетом для наших изобретений.

Перевод: Кира Рутковская
Редактор: Юлия Каллистратова

Источник

Свежие материалы