€ 85.30
$ 72.80
Стефан Петранек: 10 возможных вариантов конца света

Лекции

Стефан Петранек: 10 возможных вариантов конца света

Каким будет конец света? Стивен Петранек рассказывает о проблемах, с которыми столкнется человечество при попытке выжить. Неужели нас уничтожит астероид? Или коллапс экосистемы? А может во всем будет виноват коллайдер?

Стефан Петранек
Будущее

Наши достижения в астрономии, космологии и биологии за последние 10 лет просто невероятны. Мы знаем больше об устройстве нашей Вселенной, чем многие из вас могут себе представить. Но я заметил кое-что еще. В то время как происходили все эти изменения, люди обнаружили, что… хмм… да, в центре каждой галактики действительно есть черная дыра. Ученые-писатели и редакторы — хотя я не могу назвать их учеными-писателями, мне следовало бы назвать их людьми, которые пишут о науке, и редакторами, которые, выпив пару банок пива после тяжелого рабочего дня, начинают обсуждать невероятные факты, касающиеся устройства Вселенной. И все они неизбежно приходят к странному, на мой взгляд, выводу — внезапный конец света. Именно об этом я хочу поговорить сегодня.

(Смех в зале)

Смейтесь, смейтесь, дурачки.

Голос из зала: Можем мы закончить пораньше? Да, нам дорого время!

Стивен Петранек: Сначала все это казалось мне фантастическим, но, поразмыслив, я стал относиться к этим идеям серьезнее. А потом произошла трагедия 11 сентября, и я подумал: «Боже, я же не могу пойти на конференцию TED и рассуждать там о конце света. Никто не захочет слушать. Особенно после того, что случилось». Это заставило меня обсудить с другими людьми, другими учеными, некоторые другие темы. Один из парней, с которым я говорил, был неврологом, он сказал мне: «Я думаю, что проблемы, которые ты затронул, имеют много решений». Это напомнило мне вчерашнее выступление Майкла, когда его мать сказала, что невозможно найти решение к несуществующей проблеме. Итак, мы начали искать решения на случай, если завтра вдруг произойдет конец света, и подумать только, мы нашли их.

Это привело меня к выступлению президента Джорджа Буша на пресс-конференции пару недель назад. Эндрю, мы можем показать это?

(Видео) Президент Джордж Буш (мл.): «Неважно, чего нам будет стоить наша безопасность и наша свобода, мы должны заплатить эту цену».

СП: Я согласен с президентом. Ему нужны $2 трлн, чтобы защитить нас от террористов в следующем году. Но $2 трлн довольно быстро приведут нас к дефициту бюджета. Кроме того, террористы — не единственная угроза. Нас ждут очень серьезные бедствия, которые мы отрицаем, как отрицали терроризм до трагедии 11 сентября. Я предлагаю взять $10 млрд из 2,13 трлн нашего бюджета — что составит две сотых всей суммы — и распределить по одному миллиарду на каждую из проблем, о которых я собираюсь поговорить. Большая часть из них может быть решена, а с оставшимися мы можем справиться. Я надеюсь, что вам это будет интересно. Мне это интересно. Для меня это, как шутка про то, что после ядерной войны выживут только тараканы и Кит Ричардс. Я надеюсь, что люди в этом зале могут изменить мир, поэтому все, что я скажу, возможно, пригодится вам, и когда у вас появится возможность повлиять на общественное мнение, попробуйте направить часть денег на реализацию некоторых из этих идей.

А теперь начнем. Номер десять: мы теряем волю к жизни. Мы живем в эпоху невероятного развития медицины. Мы намного здоровее, чем были 20 лет назад. Медицинское обслуживание стало лучше во всем мире, но мы сходим с ума. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, каждый пятый человек на планете страдает клинической депрессией. По словам все той же ВОЗ, депрессия — это серьезнейшая эпидемия из когда-либо существовавших. Очень скоро достижения в области генетики или даже просто развитие медикаментов позволят нам считать продолжительность жизни в 100 лет совершенно нормальной. Рожденная завтра девочка проживет, в среднем, 83 года. Каждый год наша продолжительность жизни увеличивается примерно на год. Проблема в том, что люди за 65 склонны кончать жизнь самоубийством. Так в чем же решение? В нашей стране нет страхования психического здоровья. И это… настоящее преступление. Около 98% людей страдают депрессией, я имею в виду тяжелую форму. У меня есть друг, который страдает чрезвычайно тяжелой формой депрессии. Это излечимое заболевание с позиций современной медицины и технологий, но чаще всего лечение представляет собой сочетание терапевтической беседы и таблеток. Одни таблетки не помогут, особенно в случае с клинической депрессией. Вы должны быть в состоянии самостоятельно пойти к психиатру или психологу и заплатить дополнительно $10, чтобы вас полечили. Также как вы делаете, если порезались. Абсурд! Кроме этого, фармацевтические компании не собираются разрабатывать современные психотропные лекарства. В основе многих психических заболеваний лежат биологические проблемы, которые могут быть решены. Сегодня мы знаем о мозге гораздо больше, чем знали 10 лет назад. Необходима инициатива федеральных органов власти, чтобы, используя Национальный институт здоровья, Национальный научный фонд и подобные организации, помочь фармацевтическим компаниям разработать новые психотропные препараты.

Номер девять — не смейтесь — инопланетяне захватывают Землю. Десять лет назад вы бы не нашли в мире астронома — ну ладно, нашли бы парочку — который бы сказал, что за пределами нашей солнечной системы существуют другие планеты. В 1995 году мы обнаружили три такие планеты. Сейчас их 80: мы открываем две-три планеты в месяц. Все находки — в этом крошечном уголке нашей Вселенной — в Млечном Пути. Должно быть, там находятся миллионы новых планет. В течение многих лет Карл Саган утверждал, что их, должно быть, миллиарды во Вселенной, но над ним только посмеивались. Через несколько лет НАСА собирается запустить 4 или 5 телескопов на Юпитер, там меньше космической пыли, и начать поиск планет, похожих на Землю, но которые нельзя обнаружить с помощью существующих технологий. Очевидно, велик шанс, что где-то во Вселенной есть живые существа, а может быть и рядом с нами. И шанс, что кто-то из них окажется более развитым, чем мы — тоже велик. Мы – развитая и индустриальная цивилизация всего лишь последние 200 лет. Правда, каждый раз, когда я посещаю Помпеи, я поражаюсь тому, что у них существовал аналог МакДоналдса. Поэтому я не уверен, что цивилизация хоть как-то развивалась с 79 года н.э., но, тем не менее, это вероятно. Я действительно в это верю. Я не верю в инопланетян, и в то, что они живут на Земле или что-то подобное. Но есть вероятность, что мы столкнемся с цивилизацией, которая намного умнее, чем наша. И что тогда? Что если они придут и, например, поглотят водород из всех наших океанов? Они прихлопнут нас, как мух, также, как и мы убиваем мух, когда вырубаем тропические леса.

Давайте обратимся к нашей истории. Недавно скончавшийся физик Джерард О’Нил говорил: «Западная цивилизация всегда оказывала разрушительное воздействие на культуру развивающихся цивилизаций, даже в тех случаях, когда предпринимались меры предосторожности». А ведь мы всего лишь развивающаяся цивилизация по отношению к инопланетной. Что делать в этом случае? Слава Богу, вы умеете читать! Это может показаться смешным, но мы не умеем предвидеть, и тем более, готовиться к таким событиям. Сколько энергии и денег нужно на разработку плана ведения переговоров с высокоразвитыми существами? Кроме того, и на этом я остановлюсь более подробно, мы должны стать космически развитой нацией. Необходимо развивать идею о том, что Земля и Солнце — не вечны. Если мы хотим, чтобы человечество жило вечно, то следует колонизировать весь Млечный Путь. В наше время это не что-то недостижимое. При встрече с высокоразвитой цивилизацией лучше самим быть высокоразвитой цивилизацией.

Номер восемь…

Голос: Этим я и займусь после TED.

СП: Поздравляю! Вы нашли работу!

Номер восемь: гибель экосистемы. В июле прошлого года в журнале Science 19 океанографов опубликовали любопытную статью. Это был не отчет о научном исследовании, а длинная скучная статья. В ней говорилось, что они уже долгое время наблюдают за океанами и уверяют, что океаны не просто в опасности. Они на грани гибели. Другие экосистемы Земли тоже находятся в реальной опасности. Мы живем во время массовых вымираний, в 10 000 раз превосходящих исторические. За последние 20 лет мы потеряли 25% уникальных видов животных на Гавайях. Ожидается, что в следующие 40 лет Калифорния потеряет 25% своих видов. В любом лесу Амазонки есть дерево, которое нельзя рубить, потому что это приведет к гибели всего леса как экосистемы. Это дерево действительно существует. И это действительно возможно. Гибель такой экосистемы приведет к гибели больших по размеру экосистем, например, атмосферы. Так что же делать? В настоящее время проводят моделирование экосистем. Проблема в том, что мы почти не знаем, как устроены экосистемы, и понимаем, что есть проблемы, когда становится слишком поздно. Нам необходимо заранее узнавать о существующих проблемах, чтобы у нас была возможность смоделировать решения. Используя мощности современных компьютеров, мы пытаемся как-то это решить, но для этого нужны деньги. Стоит заметить, Национальный научный фонд тратит деньги на развитие науки, которые, так или иначе, поступают от федерального правительства. А знаете ли вы, что им приходится выбирать? В Национальном научном фонде есть люди, которые выбирают. Вот одна из тем, над которой они должны подумать. Более того, мы должны создать огромные запасы биоразнообразия и начать ими пользоваться. Уже 4 или 5 лет идет эксперимент на мели Джорджа, она же Большая Мель, возле Ньюфаундленда. Это заповедник. В радиусе 200 миль рыбная ловля запрещена. И произошло чудо — рыба вернулась и стала размножаться, как сумасшедшая. Нам придется повторить это по всему миру. Нам придется создавать заповедники. Нам придется запретить вырубку леса Амазонки на 20 лет. Лес должен восстановиться перед началом новых лесозаготовок.

Номер семь: неудача с коллайдером. Помните Теодора Качинского, также известного как Унабомбер? Он бредил идеей разогнать частицы, чтобы вызвать цепную реакцию и уничтожить мир. Верите или нет, но многие здравомыслящие ученые думали так же. Этой весной в лаборатории Брукхейвена на Лонг-Айленде собираются проводить эксперимент по созданию черной дыры в коллайдере. Они хотят создать крошечную черную дыру. Рассчитывают, что она испарится. Надеюсь, они правы. Другие эксперименты с коллайдером — один будет следующим летом в ЦЕРНе — по созданию так называемой страпельки, что-то типа антиматерии. При соприкосновении с материей, она разрушает и уничтожает ее. Многие ученые утверждают, что беспокоиться не о чем, потому что современные ускорители недостаточно мощные для создания черных дыр и страпелек. Наверное, они правы. Но по всему миру, в Японии, в Канаде только и говорят о возрождении экспериментов в США. Мы сумели остановить постройку одного такого грандиозного. Но разговоры о строительстве огромных коллайдеров все еще ведутся. Что же нам делать? Что предпринять? Это как лиса, которая следит за курятником. Нам нужны ученые-ядерщики для планирования работ в области физики элементарных частиц, но нам необходимы сторонние наблюдатели за происходящими экспериментами. Кроме того, у нас есть природная лаборатория, которая окружает нашу Землю. Это электромагнитное поле, которое постоянно бомбардируется быстрыми частицами, такими как протоны. Я считаю, что мы тратим мало времени на изучение этой природной лаборатории, а уж тем более на выяснение того, какие эксперименты безопасно проводить на Земле.

Номер шесть: биотехнологические катастрофы. Одна из моих любимых тем. Мы рассказывали о Bt-кукурузе. Это вид генномодифицированной кукурузы, вырабатывающей пестицид, убивающий огневок. Вы слышали об этом, он упоминался под именем StarLink в истории с отзывом партии лепешек тако из супермаркетов примерно полтора года назад. Вообще-то, он служил кормом для скота в США, но попал в человеческие продукты, и кто-то должен был догадаться, что это произойдет довольно быстро. Но беспокоит то, что пару месяцев назад в Мексике, где незаконны любые виды генномодифицированной кукурузы, были обнаружены гены Bt в дикой кукурузе. Предположительно, кукуруза происхождением из Мексики. Это просто склад генетического биоразнообразия. Данный факт заставляет возродить ушедший было скептицизм, что супер-сорняки и супер-пестициды распространятся по всему миру, что уничтожит запасы продовольствия в кратчайшие сроки. И что мы делаем, чтобы решить эту проблему? Относимся к биотехнологиям так же, как и к атомным электростанциям. Все просто. Это абсолютно не контролируется. Когда произошла катастрофа со StarLink, разразился конфликт между Управлениями по охране окружающей среды и по контролю качества пищи и лекарств. Несколько месяцев они не могли решить, кто и в какой мере ответственный.

Номер пять, одно из моих любимых: изменение магнитного поля Земли. Хотите верьте, хотите нет, но это происходит через каждую сотню тысяч лет, и уже не раз происходило в наш век. Северный полюс смещается в сторону юга, Южный — в сторону севера, и наоборот. Но в момент смены магнитное поле вокруг Земли исчезнет примерно на 100 лет, что значит что все космические лучи и частицы, летящие к нам с Солнца, от которых нас защищает магнитное поле… ну, в принципе, мы поджаримся.

Голос из зала: Стив, у меня есть пара запасных шапок.

СП: И что нам делать? А кстати, мы уже опоздали. Это случилось 780 000 лет назад. И должно было случиться 480 000 лет назад. Ах да, еще один момент. Ученые считают, что магнитное поле могло уменьшиться на 5%. Возможно, оно корчится в муках. Одна из проблем, возникающих при попытке выяснить, каково состояние Земли, это отсутствие хороших погодных данных 60-летней давности, а уж тем более о состоянии озонового слоя. Однако есть довольно простое решение. Лет через 6-7 появится много дешевой ракетной техники, которая сможет доставить нас в нижние слои атмосферы без особых затрат. Вы знаете, что мы можем производить озон из выхлопных газов? Это несложно — всего три атома кислорода. Если спустить весь озоновый слой к поверхности Земли, то он был бы не толще двух пенни, и 6,5 кв. см весили бы 6 килограмм. Больше нам не требуется. Нам нужно узнать, как восстановить озоновый слой Земли.

Номер четыре: мощные солнечные вспышки. Солнечные вспышки – это огромные магнитные вспышки энергии в атмосфере Солнца, которые бомбардируют Землю высокоскоростными субатомными частицами. Пока наша атмосфера, а точнее наше магнитное поле отлично нас защищает. Иногда, когда мы попадаем под поток частиц, возникает хаос со связью и с электричеством. Тревожит то, что ученые, изучающие звезды, подобные нашему Солнцу, обнаружили, что некоторые из них одного возраста с Солнцем начинают светить ярче в 20 раз. Но это длится недолго. Однако они полагают, что это — супер-вспышки, в миллионы раз мощнее тех, что когда-либо испускало Солнце. Конечно, не хотелось бы оказаться рядом. Есть и обратная сторона. При изучении звезд, подобных Солнцу, мы обнаружили, что у них есть периоды уменьшения, когда общее количество выделяемой энергии уменьшается примерно на 1%. 1% это немного, но этого хватит на ледниковый период. Итак, что мы можем сделать? Начнем заселять Марс. Моя любимая тема. Я написал про это рассказ для журнала Life в 1993 году. Это сложно, но не суперсложно. Все необходимое для создания атмосферы на Марсе и оживления Марса там, наверное, уже есть. Нам всего-то придется отправить небольшую ядерную фабрику на Марс, чтобы освободить кислород из оксида железа на поверхности Марса. Проблема в том, что понадобится 300 лет, чтобы освоить Марс, и это как минимум. Вообще-то более 500, чтобы все сделать правильно. Нет причин откладывать.

Номер три: неужели это не круто? Новая глобальная эпидемия. Люди воевали с бактериями с самого своего появления, и иногда бактерии одерживают верх. В 1918 году эпидемия гриппа убила более 20 млн человек в США. И это произошло тогда, когда население составляло 100 млн. Бубонная чума в средневековой Европе унесла каждого четвертого европейца. СПИД возвращается. Эбола начинает властвовать с новой силой, а старые болезни, такие как холера, приобретают устойчивость к антибиотикам. Мы все знаем, какая может возникнуть паника, когда старые болезни, как сибирская язва, вновь поднимают голову. А самое страшное – это когда такая простая бактерия, как стафилококк, против которой у нас остался один действующий антибиотик, мутирует. А мы знаем, на что она способна. Клетка стафилококка может жить рядом с обычной клеткой, а при поступлении антибиотика, она заимствует гены и мутирует. Опасность заключается в том, что некоторые бактерии, такие как стафилококк, мутируют во что-то очень опасное и заразное, и распространятся быстрее, чем мы успеем что-то предпринять. Такое уже происходило. Где-то 12 тысяч лет назад в Америке массово умирали млекопитающие, и полагают, что это была какая-то зараза. Что мы можем сделать? Безумие. Мы даем антибиотики… коровам, овцам, курицам. Они получают антибиотики каждый день. Вы идете в ресторан и заказываете рыбу, у меня для вас новости, она искусственно выращенная. Нужно спрашивать, дикая ли это рыба, потому что сами они не скажут. Мы раскрываем секреты. Это как на войне, когда вы делитесь с врагами тайной. Мы говорим бактериям, как победить нас. Нам надо исправить это прямо сейчас.

Случай с сибирской язвой показал ужасы нашей системы здравоохранения. У нас произошла крупная вспышка эпидемии в США, а мы не готовы с ней справиться. В следующем году в федеральном бюджете есть деньги на создание системы здравоохранения. Но я не думаю, что это действительно необходимо.

Номер два — мое любимое: мы встречаем злобную черную дыру. Лет 10-15 назад, если бы вы пришли на собрание астрономов и заявили: «А знаете, что в центре каждой галактики черная дыра», — они бы просто закидали вас помидорами. А если бы вы пришли сейчас и заявили: «Я сомневаюсь, что там есть черная дыра», они бы сделали то же самое. Мы невероятно расширили свои знания о строении Вселенной за последние годы. Мы считаем, что в Млечном пути около 10 млн мертвых звезд. Эти звезды, сжатые до 19-24 км в ширину, на самом деле — черные дыры. Они пожирают все на своем пути, включая свет, именно поэтому мы их не видим. Большинство из них движется по орбите. Но галактика — агрессивная среда, и можно слететь с орбиты. Кроме того, космос действительно огромен. Даже если миллионы дыр вылетят с орбиты, шанс, что одна из них в нас врежется, крайне мал. Но ей достаточно подобраться к нам на полтора миллиарда километров. Всего полтора миллиарда километров, и вот что произойдет с орбитой Земли — вместо круглой она станет эллиптической. В течение трех месяцев поверхность Земли будет нагреваться до 150-180 градусов. В течение других трех — падать до 50 ниже нуля. Не слишком радует. И что нам делать в этом случае? Самое страшное — у меня нет ответа на этот вопрос. Опять же, нам следует думать о том, чтобы стать колонизирующей расой.

И наконец-то, номер один: самая большая угроза для жизни на Земле — огромный астероид. Главное здесь вот в чем. Вопрос не в возможности, а в том «когда» и «какого размера». В 1908 году 60 метровый кусок кометы упал в Сибири и сравнял с землей около 160 километров леса. Тот же эффект от тысячи бомб, сброшенных на Хиросиму. Астрономы считают, что такие небольшие астроиды прилетают каждые сто лет. В 1989 крупный астероид прошел на расстоянии 650 тысяч км от Земли. Не о чем беспокоиться, не так ли? Он пересек орбиту Земли. А 6 часов ранее в той точке были мы. Маленький астероид, километр в ширину, вызовет огненные бури, за которыми последует глобальное похолодание из-за космического мусора — ядерная зима Карла Сагала. Астероид километров 8 в ширину вызовет массовое вымирание. Мы думаем, что именно такой прикончил динозавров. Где они? Существует так называемый пояс Койпера… некоторые считают, что Плутон — не планета, так вот именно там и есть этот пояс Койпера. Немного дальше так называемое облако Оорта. Там примерно 100 тысяч шаров льда и камня — кометы — примерно 80 км в диаметре и даже больше, и они регулярно совершают свои полеты к Солнцу, проходя довольно близко к нам. Большую озабоченность вызывают астероиды между Марсом и Юпитером. Люди из общества Sloan Digital Sky рассказали нам прошлой осенью — это они создают первую трехмерную карту Вселенной — что между Марсом и Юпитером около 700 тысяч астероидов почти километр в ширину и больше.

Каковы же шансы, что это произойдет? Эндрю, можешь вывести график на экран? Кларк Чапман из Юго-западного исследовательского института несколько лет назад представил конгрессу эту таблицу. Согласно его исследованию, шанс, что вас убьет астероид или комета 1 из 20 тысяч. Обратите внимание вот на это. Шанс погибнуть в авиакатастрофе — 1 из 20 тысяч. Мы тратим огромное количество денег, чтобы быть уверенными в том, что не погибнем в авиакатастрофе, но мы не тратим ничего на это. Наконец-то, всего год назад, у нас появилась технология для предотвращения. Каковы решения? НАСА тратит $3 млн в год, три миллиона баксов — это просто мелочь на карманные расходы — на исследование астероидов. Потому что мы можем выяснить, где именно находится каждый астероид, может ли он упасть на Землю, и когда это произойдет. И они пытаются сделать это. Но им понадобится 10 лет, даже тратя $3 млн в год, и даже тогда они будут утверждать, что лишь 80% занесено в каталог. Кометы — дело еще более сложное. У нас нет технологий, позволяющих определить траекторию кометы, а также предсказать, когда она может прилететь. Но у нас будет много времени при таком повороте событий. Нам действительно необходима специальная обсерватория. Многие кометы названы в честь неизвестных любителей-астрономов. А все потому, что только любители ими интересуются. Нам нужна специальная обсерватория, которая будет следить за кометами.

Вторая часть решения: нам необходимо узнать, как можно взорвать астероид или изменить его траекторию. Год назад мы сделали открытие. Мы послали зонд в пояс астероидов под названием NEAR. Мы вышли на орбиту 6 — нет, 7 метрового астероида Эрос. Затем выпустили эти хитроумные устройства НАСА, где были запасы батарей, газа и прочего, и в последний момент приземлились на астероид. Миссия закончилась, когда он приземлился. Мы посадили зонд на астероид. Не так уж и сложно. Проблема в том, что если выпустить бомбу, то ей не от чего отталкиваться, потому что там нет воздуха. Ядерный взрыв — звучит неплохо — но у нас нет ничего настолько большого, что расплавит или испарит 35 километровый астероид. Но можно совершить посадку на астероид и поставить что-то типа маленького ионного двигателя, который осторожно изменит траекторию полета астероида, и если мы все сделаем верно, это предотвратит столкновение с Землей. Дело за тем, чтобы найти их, отправиться туда и что-то предпринять. Знаю, что у вас голова кругом от всего этого. О да! Столько угроз! Но я все еще помню 11 сентября. Мы не хотим, чтобы нас снова застали врасплох. Мы об этом знаем. Наука может предсказать, что произойдет в таких случаях. Знание — сила. Самое худшее, что мы можем сказать: «Боже, мне есть о чем беспокоиться помимо этих астероидов». Эти слова могут стоить нам будущего.

Перевод: Вера Калбач
Редактор: Мария Голец

Источник

Свежие материалы