€ 74.08
$ 65.48
Николас Негропонте: Пять предсказаний из 1984 года

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Николас Негропонте: Пять предсказаний из 1984 года

С удивительной точностью Николас Негропонте предсказывает, что случится с CD-ROMами, веб интерфейсами, платежными терминалами, сенсорными интерфейсами iPhone и его собственным проектом «Компьютер для каждого ребенка»

Николас Негропонте
История

Я постараюсь разделить эту довольно долгую презентацию на три части. Первая будет включать примеры того, как можно сделать процесс использования компьютера более приятным и максимально использовать возможности интерфейса человека. Это будут простые возможности и это будут возможности, если позволите, интеллекта взаимодействия. Вторая часть посвящена примерам новых технологий — новые носители, которые соответствуют этим моделям. Опять-таки, я постараюсь лишь кратко упомянуть о них. И затем в последней части я приведу несколько примеров, которые мне удалось собрать, и, которые, как я считаю, лучшим образом демонстрируют их значимость в мире развлечений. Люди верят — и я разделяю большинство этих взглядов — что в будущем мы будем использовать телеэкраны или их эквиваленты для электронных книг. Но потом вы думаете: «О Боже! Какой это ужас смотреть на застывшее изображение на экране телевизора». Знаете, а ведь это не обязательно будет ужасно. Это кадр, взятый из телевизора и обработанный для того, чтобы адекватно отображаться на телеэкране и выглядит очень даже симпатично.

Итак, что же произошло? И как люди заварили эту кашу? Там, где вы сейчас внезапно оказались, например, сидите перед вашим компьютером и видео текстом — или какой-нибудь системы телетекста и, отчасти, шокированы тем, что видите на экране? Ну так вы должны помнить, что телевизор был спроектирован из расчета, что его будут смотреть на расстоянии в 8 раз больше диагонали экрана. Так что если диагональ телевизора составляет 33 см, 48 см или около того, вы должны умножить это величину на 8 и получите расстояние, на котором вам необходимо сидеть от экрана телевизора. Сейчас мы размещаем людей перед 45 см экраном телевизора, и в результате все несовершенства изображения, которые по задумкам дизайнеров не должны были быть заметны, ни с того ни с сего смотрят на тебя в упор: все эти тени, сканированные линии и иже с ними. И теперь с ними очень легко работать; если сказать точнее, то есть способы от них избавиться, есть действенные способы сделать изображения практически без изъянов. Сейчас я немного затрону тему технологий отображения.

Позвольте мне рассказать о том, как вы можете вводить информацию. И мой любимый пример, конечно же, пальцы. Я, можно сказать, увлечен сенсорными экранами. Высокотехнологичные, высокочувствительные. Разве это не то, о чем вы говорили? Это, безусловно, важное средство ввода информации, и многие люди считают, что пальцы это подобие стилуса для ввода информации на экран. В действительности же, это не так: это средство для ввода информации с очень и очень высоким разрешением — вам просто нужно повторить операцию дважды, вы должны коснуться экрана и затем немного повернуть палец — и вы сможете передвигать курсор с большой точностью. И теперь, когда вы видите в продаже такие системы с низким разрешением, у которых всего лишь несколько светоизлучающих диодов по бокам, вы понимаете, что хорошо, что они есть, ведь это лучше, чем ничего. Но такие устройства, в некотором смысле, теряют что-то важное: то, что палец — это инструмент ввода информации с очень и очень высоким разрешением. Итак, есть ли какие-либо другие преимущества? Одно огромное преимущество — они всегда при вас, а люди не осознают, насколько это важно — вам не нужно искать пальцы для того, чтобы их использовать.

Вот на секунду задумайтесь о мышке для Макинтош — я не особо буду придираться к мышке…— вот вы набираете — и тут — вам необходимо что-то переместить — для начала, вам придется найти мышку. Скорее всего, вам придется остановиться. Ну, не то что бы замереть на месте, но вам нужно поискать мышку. Потом вы ее находите… теперь вам нужно немного ею поводить, для того, чтобы найти курсор на экране. И только после того, как вы нашли ее на экране, вы можете передвинуть курсор туда, куда вам нужно и затем «Бац» — вам необходимо нажать на кнопку или сделать, что вам там нужно. А это четыре отдельных действия вместо того, чтобы печатать, а затем прикоснуться и снова печатать, и все это лишь одно движение — ну, или одно с половиной, в зависимости от того, как вы хотите считать. Опять-таки, все, что я пытаюсь сделать — это наглядно показать, с какими проблемами, как мне кажется, сталкиваются дизайнеры новых компьютерных и развлекательных систем и образовательных систем с точки зрения качества интерфейса.

Еще одно преимущество в использовании пальцев, конечно, в том, что их 10. Мы еще не знали, как технически это использовать, так что этот слайд просто подделка. Мы не преуспели в использовании всех десяти пальцев, но все же есть вещи, для которых вы точно уж используете более чем один палец, что само по себе увлекательно. И здесь мы столкнулись… Должен сказать, это типично для компьютерной сферы, когда у тебя появляется неустранимая неполадка… и ты превращаешь ее в «фишку». И возможно… возможно, мышка – это новый вид неполадки. Но в нашем случае неполадка заключалась в сенсорном экране: мы хотели, чтобы у нас получилось рисовать — в том смысле, что вы бы проводили пальцем по экрану и получали непрерывную линию — но в таком случае было слишком много трения между вашим пальцем и стеклом — так, если бы стекло выступало в роли основы, как это обычно и бывает.

И мы пришли к выводу, что это именно та «фишка», в том смысле, что вы можете создать экран, чувствительный к давлению. И когда вы касаетесь его пальцем, по большому счету, вы можете использовать разную силу нажатия на экран, а это, естественно, довольно ценно. Сейчас посмотрим, получится ли у меня загрузить другой диск и быстренько показать вам еще один пример. А теперь представьте себе экран, который не просто сенсорный, он реагирует на давление. И он чувствителен к давлению, как на плоскости экрана — Х, Y и Z, так и хотя бы в одном направлении; мы не могли добиться перехода в другое направление. Сейчас я попробую сменить этот слайд и посмотрим, загрузится ли картинка. Вот так. Итак, у нас в пользовании есть экран, который реагирует на давление. Человек, давит на экран для того, чтобы получилась кривая. Но вот что интересно.

Я остановлю это ненадолго, потому что запись плохая. Подобный дисплей был создан около шести лет назад, и когда мы переезжали из одной комнаты в другую, человек внушительных размеров сел на него, и тот сломался. Так что все, что осталось — это запись. Но представьте, что на экране множество объектов, и человек прикоснулся к объекту — скажем, к объекту N — как он сделал на записи, а затем надавил на него. А теперь представьте программу, которая позволяет сделать эти объекты действительно тяжелыми или легкими: один из них – наковальня на ворсистом коврике, а другой – мячик для пинг-понга на стекле. И когда вы дотрагиваетесь, вам действительно придется приложить усилия для того, чтобы сдвинуть наковальню, но едва вы коснетесь мячика для пинг-понга, как он пролетит через весь экран. И что вы можете сделать — ой-ой, я этого не планировал — вы можете действительно передать пользователю ощущение этих физических качеств. Давайте определимся, это не обязательно должна быть гиря; они могут пытаться передвинуть войска, или нужно будет сдвинуть авианосец или наоборот маленькую лодку. В любом случае, они финансировали исследование из-за одной из этих причин.

В таком случае, суть подобного интерфейса в том, что преобразователь обладает физическими свойствами, в данном случае это будут давление и прикосновение, что позволяет предоставить для пользователя вещи, которые невозможно было представить ранее. Таким образом, мы делаем это не с целью изменить качество, или, скажем, пышность интерфейса, но разработки направлены на то, чтобы использовать вещи, которые мы не могли использовать ранее. Я хочу перейти к другому примеру, мы попытались использовать компьютерные и видео технологии для того, чтобы создать новый вид книги. Здесь реализуется идея того, что вы возьмете эту книгу, и она буквально оживет. Вы как бы вдохнете жизнь в нее. Мы так привыкли к монологам. Кинорежиссеры, например, просто профессионалы в создании монологов: когда вы создаете фильм, и у него есть продуманное и согласованное начало, середина и конец, и своего рода мастерство зависит от этого. И затем вы говорите: «Есть возможность создать фильм с диалогами». Ну, и что же это значит? Эти слова будто вгрызаются в суть самой профессии и все предположения насчет этого средства. А написание книг — то же самое.

То, что я сейчас быстренько покажу — это новый вид книги, в которой смешалась… вся информация, которая там находится, но вы должны помнить о нескольких вещах. Первое – это то, что книга знает о своем существовании. Каждый кадр фильма обладает информацией о самом себе. Таким образом, книга знает, ну или, по крайней мере, в ней есть информация, доступная для чтения компьютера на самом носителе. Это не просто неподвижный кадр. Это первое. Что вы еще должны уяснить, так это то, что это средство случайного доступа, и вы фактически можете разветвлять и расширять, преобразовывать и сокращать его. И снова мой любимый пример — поваренная книга «Larousse Gastronomique». Мне кажется, я использую этот пример уже довольно часто, но это отличный пример, потому что в этой книге, напоминающей энциклопедию, есть классическое окончание рецепта, например, приготовления пингвина, и окончание гласит: «Довести до готовности». Представьте это, скажем, в виде верхней зеленой дорожки, которая фактически не несет смысловой нагрузки. Но вы можете расширить эту информацию для меня или для людей, которые в этом не знатоки, и уточнить: «Готовить при 380 градусах в течение 45 минут». А затем вы можете пойти дальше и для начинающих конкретизировать еще больше: «Откройте духовку, нагрейте, уменьшите огонь, откройте дверцу, не держите ее открытой слишком долго, поместите в духовку пингвина и закройте дверцу…» Ну, или что-то подобное. И это будет намного более развернуто, нежели те крохи, которые были раньше.

Это один из способов использовать случайный поиск. Другой способ заключается в том, что вы хотите объяснить одну и ту же идею разными способами. Представьте, что вы в классе, и кто-то задает вопрос, вряд ли вы станете повторять одно и то же. Вы попытаетесь придумать способ, как представить информацию, но по-другому, или, если вы знаете определенного студента и образ восприятия этого студента, в этом случае вы постараетесь представить информацию способом, который будет понятен именно этому студенту. Здесь есть разные виды инструментов, которые вы можете использовать, и разные способы ветвления. То, что я покажу… скорее скучная книга, но я боюсь, вам иногда приходится писать скучные книги, потому что ваши спонсоры не всегда увлекаются фантастикой и весельем. Эта книга о том, как починить трансмиссию. Ну, я даже не знаю, насколько эта трансмиссия старая, давайте я быстро покажу это, и пойдем дальше.

(Видео) Рассказчик: И продолжу описанием для каждой главы.

Николас Негропонте: Итак, это оглавление. Просто картинка трансмиссии, и как только вы проводите пальцем по трансмиссии, разные ее части подсвечиваются.

Рассказчик: Как только я нахожу главу, которую хочу просмотреть, я касаюсь текста, и система показывает страницы, которые нужно читать. Можно найти толкование слов и фраз, которые выделены красным, так что я могу просмотреть разные определения, просто касаясь слова, а его объяснение высветится поверх иллюстрации.

НН: Речь идет о масляном поддоне или фильтре и тому подобном. А эта информация довольно-таки важна, так как она выводит страницу…

Рассказчик: Это еще один пример страницы с глоссарием слов, выделенных красным. Я могу вывести на экран определения этих слов одним касанием, и определение появится в углу для иллюстрации. Я могу вернуться к иллюстрации, но в этом случае будет не просто кадр, а больше ролик, в котором появляющийся в кадре занимается починкой, как описано в тексте. Двусторонний слайдер — контроль скорости, который позволяет просматривать видео на разной скорости, вперед и назад. И ролик отображается в виде полного кадра. Могу вернуться к началу… и просмотреть ролик на полной скорости. Здесь же другая пошаговая процедура, только в этом случае…
НН: Итак, этот фильм… Все слышали о фильмах со звуковой синхронизацией — это же ролик с текстовой синхронизацией, так что пока проигрывается ролик, подсвечивается определенный текст. Мы подсвечиваем текст по мере того, как проигрывается ролик.
Ремонтник: … Не слишком далеко. Предпочтительно, передний полюс. Не ослабляйте их слишком. Если вы ослабите крепления больше, чем нужно, получится неразбериха.

НН: Я подозреваю, что многие из вас даже не поняли, о чем идет речь.

Хорошо. Сейчас я на третьем и завершающем этапе, в котором, как я уже говорил, я попытаюсь представить некоторые примеры, которые были бы связаны с миром развлечений. И, конечно же, хорошее образование должно быть развлекательным, так что мой первый пример будет из последнего эксперимента, над которым я работал — в этом случае, в Сенегале — где мы пытались использовать персональный компьютер в качестве средства образования. Но вовсе не как обучающую машину; суть заключалась в том, чтобы использовать его в качестве инструмента, и сменить роли — ребенок, скажем, выступает в роли учителя, машина — ученик — а искусство программирования – это средство, которое сродни размышлений о мышлении. Но обучение детей таким вот образом совершенно неуместно.

Я хочу показать вам всего лишь несколько слайдов, но прежде мне бы хотелось рассказать историю. Это происходило перед тем, как мы проводили эксперимент в некоторых из развивающихся стран, фактически, мы проводили его в трех развивающихся странах: Пакистан, Колумбия и Сенегал — эксперимент проводился в некоторых неблагополучных районах Нью-Йорка. И один ребенок, его имя я забыл, лет семи-восьми, которого считали совершенно неполноценным — не мог читать, не мог даже справиться с программой начального уровня — и был где-то далеко-далеко, и лишь физически находился в школе. Но он крутился возле, цитата, «компьютерной комнаты», где находилось всего лишь несколько компьютеров, и изучал язык, который называется Лого и изучал его с легкостью и большим удовольствием, это было очень интересно. Однажды, по чистой случайности, когда какой-то представитель НИЭ пришел в своем двубортном костюме для того, чтобы разведать обстановку, в кабинете не было никого из тех, кто там обычно бывает, кроме этого ребенка.

Он был там и сказал: «Давайте я покажу вам, как это работает», а затем они услышали простодушное и поразительное описание Лого. И ребенок легко справлялся и показывал им все, что там есть, до тех пор, пока они не спросили его о том, что он не мог объяснить, поэтому он пролистал руководство и нашел объяснение, ввел команду и получил то, что они искали. Они были поражены, и к тому времени, когда им нужно было встретиться с директором, которого они и пришли увидеть, а не компьютерную комнату, они поднялись по лестнице и заявили: «Это просто невероятно! Действия этого ребенка были такие четкие, и он показал нам даже больше, он справился с вещами, которые не мог выполнить автоматически и воспользовался руководством. Это просто фантастика».

Директор сказал: «Здесь должно быть какая-то ошибка, этот ребенок не умеет читать. Вас либо обманули, либо вы говорите о ком-то другом». Они дружно встали и спустились вниз, а ребенок все еще был там. Они проявили смекалку и спросили: «Ты умеешь читать?» И ребенок ответил: «Нет, не умею». Они продолжили: «Погоди минутку. Ты посмотрел руководство и нашел…», а он ответил: «Но это же не чтение». После чего они спросили: «Неужели, а что же тогда чтение?» И он ответил: «Чтение — это всякий хлам, который нам дают в таких маленьких книжечках. Оно абсолютно бесполезно, и я совершенно ничего от этого не получаю. А здесь, если я прилагаю немного усилий, я получаю многое взамен».

И это действительно что-то значило для ребенка. Ребенок читал превосходно, и, как оказалось, был очень сведущ. Так что это действительно что-то значило. И у этой истории есть похожие анекдоты, но все же… Возможность использовать компьютеры в будущем для образовательных целей заключается именно в этом: значимо ли это для ребенка? Это всего лишь миф, действительно миф: мы верим — и я уверен, что многие из вас верят — что труднее научится читать и писать, чем научиться разговаривать. На самом деле, это не так. Но мы думаем: «О Боже, маленькие дети собирают все по крупицам, и к двум годам уже могут как-то разговаривать, а к трем-четырем они уже достаточно хорошо разговаривают. Но опять-таки, вам приходится идти в школу для того, чтобы научиться читать, и вы должны сидеть в классе, а кто-то должен вас учить. Значит, это сложнее». Однако, это не так. Суть в том, что говорение очень важно для ребенка, потому что ребенок получает огромный опыт, разговаривая с вами.

Чтение и письмо весьма бесполезны. Для ребенка нет никакой причины читать и писать, кроме слепой веры, а это то, что вам поможет. Так что происходит, когда вы приходите в школу и вам говорят: «Просто поверь, тебе это понравиться. Тебе понравиться читать», и просто читайте и читайте. С другой стороны, вы даете ребенку, трехлетнему ребенку, компьютер и они печатают команды и — вот это да! — что-то происходит. И вдруг… Вы можете не называть это чтением или письмом, но немного набора текста и чтения с экрана приносят огромную отдачу, и это весело. Фактически, это мощный обучающий инструмент. В Сенегале мы обнаружили, что обычно в классе 120 детей, по три за партой, один учитель и кусок мела. Эта ученица была одной из четверых первых, это девочка слева, которая наклонилась к доске, и она пришла… в течение двух дней — я хочу показать вам программу, которую она написала, и запомните ее прическу. А вот программа, которую она написала.

Это то, что было значимо для нее, и повторяет плетение волос, и она сделала это в течение двух дней — по часу каждый день — это было для нее действительно многозначительным… Но, по сути, она даже не представляла, сколько информации она получила и по геометрии, и по математике, и по логике, и всему остальному. И снова, я мог бы говорить на эту тему и три часа. Я представлю еще один пример и закончу. И мой последний пример — многие из моих бывших коллег, которых я вижу в этом зале, уже догадались, что бы это могло быть. Да, вы правы. Это проект, над которым мы работали достаточно давно, и до сих пор это один из моих любимых — проведение телеконференций. И причина того, что он остается моим любимым, в том, что мы должны были создать систему для организации конференции, которая заключалась в следующем: есть пять разных людей в пяти разных местах — они были известные люди — и вам необходимо, чтобы эти люди, участвующие в телеконференции, были уверены в том, что остальные четверо физически присутствуют. Ну, это было в достаточной мере сумасбродством, ведь мы, естественно, проглотили наживку. И тот факт, что мы знали этих людей — нам пришлось взять страницу из истории Уолта Диснея — мы, собственно, зашли далеко и решили построить электронно-лучевую трубку в форме человеческих лиц. Так что если мне захотелось позвонить моему другу Питеру Спрагу по телефону, моя секретарша достала бы эту голову, принесла ее и установила на стол, это был бы своего рода телевизор для такого случая. И необъяснимо: нет способа, чтобы передать вам значимость зрительного контакта, который вы получаете благодаря этому лицу, спроектированному на 3D ЭЛТ такого рода. Далее, нам необходимо было убедить их в том, что должно быть пространственное соответствие, которое должно быть прямым, но опять-таки, это то, что не получается само собой из средств телекоммуникаций или вычислительного характера мышления; это скорее архитектурное или пространственное понятие. То есть, необходимо было представить, как люди сидят за столом, и процесс размещения людей становится очень важным. И если кто-то встает, ну, например, ответить на телефонный звонок, или воспользоваться уборной, или что-то подобное, пустое место становится этим человеком. И вы постоянно указываете на это пустое место и говорите: «Он или она не согласились бы», а пустой стул представляет собой человека и пространственно, это ключевой фактор. И мы подумали: «Все это будет происходить за круглым столом, и порядок за столом должен быть один и тот же, то есть, если я буду настоящим, то четверо по бокам будут эти пластиковые головы. А пластиковые головы — это как раз то, что вы захотите спроецировать.

Есть множество всяких схем, на которых я не буду заострять внимание, но та, которую мы в конечном счете использовали, мы проектировали на своего рода экран, который был в форме лица и находился сзади — то есть буквально на лицо человека. Я покажу вам еще один слайд, который сделан из чего-то, что называется твердой фотографией и являет собой экран. И вот мы следим за головой человека, голова движется — мы передаем с помощью видео положение головы — и эта голова движется в системе двух осей. И если я вдруг повернусь к человеку слева и начну разговаривать, тогда человек, который сидит справа, увидит две пластиковые головы, разговаривающие друг с другом. И если этот человек их прервет, они могут обернуться. И это действительно перестраиваемая, очень точная телеконференция.

Перевод: Лана Никис
Редактор: Александр Автаев

Источник

Свежие материалы