€ 70.56
$ 62.89
Джедида Айлер: Невостребованные таланты, которые могли бы изменить науку

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Джедида Айлер: Невостребованные таланты, которые могли бы изменить науку

Джедида Айлер мечтала стать астрофизиком с самого детства, но статистика играла против нее: в то время только 18 темнокожих женщин в США сумели получить докторскую степень в науках, смежных с физикой. В своем откровенном выступлении Джедида рассказывает о том, как она стала первой черной женщиной, получившей степень доктора наук в астрофизике за всю историю Йельского университета, а также делится своим твердым убеждением в том, что разнообразие имеет огромную ценность для естествознания и других наук STEM

Джедида Айлер
Будущее

Великое зарождается на пересечении. Я даже готова поспорить, что одни из самых интересных событий человеческого опыта происходят на пересечении, в пороговом пространстве, где под «пороговым» я имею в виду пространство «между». В этом «между» есть свобода, свобода создавать из неопределенных «не совсем здесь» и «не совсем там» что-то новое. Сразу приходят на ум одни из самых великих пересечений мира — такие как Триумфальная арка в Париже или Таймс-сквер в Нью-Йорке, которые бурлят приятной суетой словно нескончаемого потока людей. Другие пересечения, такие как мост Эдмунда Петтуса в Сельме, штат Алабама, или улицы Кэнфилд Драйв и Купер Крик Корт в Фергюсоне, штат Миссури, также приходят на ум из-за колоссальной энергии встречающихся людей в этих местах, их идеологий и постоянной борьбы за справедливость.

Вне физического ландшафта нашей планеты самые известные астрономические объекты появились благодаря пересечениям. Звездообразование происходит в беспорядочном смешении газа и пыли, в результате необратимого воздействия силы тяжести. Звезды умирают также из-за пересечения, на этот раз распадаясь при сильном столкновении меньших атомов, которые пересекаются и успешно соединяются в новые, более тяжелые объекты. Все мы можем вспомнить пересечения, которые что-то значат для нас. Быть пересекающимся означает занимать позицию на пересечении.

Я всю свою жизнь прожила в области «между», в пороговом пространстве между мечтами и реальностью, расой и полом, бедностью и достатком, наукой и обществом. Я чернокожая, и к тому же женщина. Подобно зарождению звезд на небе, во мне есть явный признак предрешенности, наглядно олицетворяющий взрывное слияние идентичностей во мне.

А еще я астрофизик. Я изучаю блазары в окрестностях сверхмассивных, гиперактивных черных дыр в центре массивных галактик, которые выпускают струи вещества рядом с этими черными дырами с околосветовой скоростью, — формируя процесс, который мы все еще пытаемся полностью изучить.

Я мечтала стать астрофизиком с 12-летнего возраста. Я даже не знала, что в то время, согласно архиву доктора Джейми Александра, из всех афроамериканских женщин-физиков только 18 чернокожих женщин в США получили степень доктора наук в областях, смежных с физикой, и что первая чернокожая женщина получила степень доктора наук в области астрономии всего лишь за год до моего рождения.

Пока я шла по своему пути, я сталкивалась на пересечениях с лучшими и худшими моментами в жизни: грандиозные возможности для самоопределения, столкновение ожиданий и реальности, восторг от победных прорывов и иногда взрывная боль в новом поиске себя.

Я поступила в колледж сразу после того, как моя семья распалась. Наша финансовая ситуация ухудшилась сразу же после ухода из семьи отца. Это выбросило нас с матерью и сестрой из комфортной жизни среднего класса в почти постоянную борьбу, чтобы свести концы с концами. Так я вошла в те 60% цветных женщин, для которых финансы — это главное препятствие на пути к образованию. К счастью, Госуниверситет Норфолка обеспечил мне полное финансирование, и я смогла получить степень бакалавра в физике.

После выпуска, невзирая на свое желание стать доктором наук в астрофизике, я не знала, как двигаться дальше. Мою мечту спас один постер и некоторые потрясающие люди и программы. Американское физическое общество выпустило прекрасный постер, побуждающий цветных студентов становиться физиками. Я была сильно удивлена, потому что на нем была маленькая чернокожая девочка примерно лет 12, не без интереса смотревшая на физические формулы. Помню, я тогда подумала, что смотрю на маленькую девочку из прошлого, которая первой не побоялась мечтать о том же, о чем и я. Я сразу же написала в Общество и попросила прислать мне копию этого постера, и он до сих пор висит в моем офисе. В письме им я описала свой путь в образовании и свое желание вновь обрести себя на пути к степени доктора наук. Они направили меня в университетскую программу Fisk-Vanderbilt Bridge для получения степеней магистра, а затем доктора наук, как на пересечении, в двух учреждениях. С моим двухлетним перерывом в образовании они приняли меня в эту программу, и я вновь встала на путь получения докторской степени.

Получив степень магистра в Университете Фиска, я перешла в Йельский университет для защиты докторской диссертации. Когда я физически оказалась в месте, которое наконец должно было дать дорогу моим детским стремлениям, я предвкушала, что дальше все пойдет как по маслу.

Но сразу же стало понятно, что не все вокруг были готовы перешагнуть порог в отношении меня. Меня отвергли многие мои одногруппники, а один из них даже предложил мне «заняться тем, зачем я сюда пришла» и придвинул ко мне всю грязную после еды посуду, чтобы я ее помыла. Мне хотелось бы, чтобы это был единичный случай, но многие цветные женщины в науке, технологиях, технике или математике [сокращенно «STEM»] терпят такое обращение уже долгое время. 100% из 60 цветных женщин в недавнем опросе Джоана С. Уильямса из Гастингского колледжа права сообщили, что они сталкивались с расовой и гендерной предвзятостью, вплоть до того, что их принимали за обслуживающий персонал. О подобных ошибочных ситуациях не сообщила ни одна белая женщина, опрошенная в ходе исследования, в котором участвовали всего 557 женщин. И пусть в должности уборщика нет ничего плохого, ведь мои прадедушки и прабабушки могли посещать колледж только благодаря такой работе своих родителей, это была явная попытка поставить меня на место.

Но суть даже не в моем болезненном переживании случившегося, а именно в том, что по моей внешности оказывается, можно судить о моих способностях. Кроме того, это подчеркивает то, что цветные женщины в STEM не сталкиваются с теми же препятствиями, как просто женщины или просто цветные люди. Именно поэтому сегодня я хочу рассказать о цветных женщинах в STEM, которые непоколебимо, беззастенчиво живут в своей неразрывной сумме идентичностей.

Сам термин STEM находится на пересечении, и его настоящее богатство невозможно оценить без учета порогового пространства между его дисциплинами. Наука, или, иначе говоря, стремление познать физический мир через химию, физику, биологию, не была бы возможна без вклада математики. Техника зиждется на применении основ естественных наук и и математики по отношению к окружающему миру. Технология прочно опирается на основы математики, техники и естествознания. Математика сама по себе играет важнейшую роль Розеттского камня в расшифровке и кодировании физических принципов мира. STEM никогда не будет полноценным без каждой своей составляющей. Я даже не говорю о том обогащении, которое происходит при объединении наук STEM с другими дисциплинами.

У моего выступления две цели: во-первых, сказать каждой чернокожей, латиноамериканке, аборигенке, индианке или любой другой женщине или девочке, находящейся на пресловутом пересечении расы и пола, что ты можешь стать кем угодно. Лично я надеюсь, что ты тоже станешь астрофизиком, но обобщая — кем захочешь. Даже не задумывайся ни на секунду, что из-за того, что ты — это ты, ты не можешь быть той, кем мечтаешь быть. Держись крепко за свои мечты и позволь им отвести себя в невообразимый мир твоего будущего.

Во-вторых, среди наиболее острых вопросов нашего времени большинство находят точки соприкосновения с науками STEM. Как глобальное общество, мы решили большинство односторонних вопросов нашего времени. Те, что остались, требуют тщательного исследования порогового пространства между дисциплинами для создания разносторонних решений уже завтрашнего дня. Но есть ли тот, кто способен лучше решить комплексные проблемы, чем тот, кто всю свою жизнь сталкивался с пересечениями? Мы, как идейные лидеры и принимающие решения люди, должны своей волей привнести первые шаги разнообразия и сделать богаче и стабильнее такое общество, в котором нет предубеждений, и каждый может внести свой вклад.

Один из моих любимых примеров прекрасного понимания пересечения принадлежит ученой Клаудии Александр, черной женщине, специализировавшейся на физике плазмы, которая умерла в июле 2015 года после десятилетней борьбы с раком груди. Она была ученым НАСА, руководящим со стороны этого ведомства проектами запуска космического аппарата «Розетта», который стал известен в 2015 году благодаря посадке зонда на комету, а также проектом запуска космического аппарата «Галилео» для изучения Юпитера, — эти два проекта стали выдающимися научными достижениями для НАСА, США и всего мира. Доктор Александр описала свою работу следующим образом: «Мне не впервой передвигаться между двумя культурами. Для меня однин из смыслов жизни – чтобы из состояния непонимания перенести нас в состояние познания в смелых исследованиях, которые не происходят каждый день».

Эти слова ярко отражают человека, отдающего должное пересечению. Она обладала техническими навыками для курирования одних из самых многообещающих космических исследований нашего времени, при этом прекрасно осознавая, что она остается той, кем была, независимо от того, где она оказалась.

Джессика Мэтьюз, создатель бренда SOCCKET в спорте, которому принадлежит футбольный мяч, генерирующий энергию по ходу игры, однажды сказала: «Важнейшая составляющая изобретения не в том, чтобы просто создать что-то, а в понимании людей и всех систем, формирующих наш мир». Я решила рассказать вам о себе, а также о Клаудии Александр и Джесике Мэтьюз потому, что все эти истории находятся на пересечении таких понятий, как раса, гендер и инновация.

Несмотря на явные и неявные сомнения по отношению к моему праву быть здесь, я с гордостью хочу сказать, что после своего выпуска я стала первой черной женщиной, получившей степень доктора в астрофизике за всю 312-летнюю историю существования Йельского университета.

Теперь я вхожу в руководящий состав небольшой, но растущей команды из черных женщин в STEM, которые готовы воплощать в жизнь новые идеи для решения наиболее чувствительных вопросов нашего времени, таких как неравенство в образовании, жестокость полиции, ВИЧ, СПИД, изменения климата, генная инженерия, искусственный интеллект, исследование Марса. А ведь на свете еще много вещей, о которых мы даже не задумывались.

Цветные женщины в STEM отвечают за некоторые наиболее сложные и интересные социотехнологические задачи нашего времени. Тем самым мы играем особую роль в развитии взаимодействия между людьми, лишенного предвзятости и учитывающего многообразие наших жизней. Подобный взгляд на вещи распространяется на тех людей из числа сторонников пересечения, чей положительный или отрицательный опыт создает такое взаимодействие, которое все равно превзойдет работу лучших людей однородных групп.

Это не восклицание, продиктованное сильным желанием быть подходящей. Это напоминание о том, что мы не сможем достичь лучших результатов для всего человечества, не вовлекая в процесс познания отличных друг от друга людей, соединяя людей с разных сторон пересечения, — с различными жизненными историями, с непохожим опытом, по-разному на них повлиявшим. Проще говоря, мы никогда не станем ярким олицетворением общечеловеческого гениального мышления без участия всего человеческого рода.

Перевод: Максим Аверин
Редактор: Надежда Борисова

Источник

Свежие материалы