€ 71.75
$ 64.33
Наджин Кокс: Который час на Марсе?

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Наджин Кокс: Который час на Марсе?

Наджин Кокс — марсианка в первом поколении. Она инженер космического корабля в лаборатории реактивного движения НАСА, работает в команде, которая руководит американскими марсоходами. Но работа на другой планете, где сутки на 40 минут длиннее земных, имеет свои особенности и порой даже комичные моменты

Наджин Кокс
Будущее

Многие из вас смотрели фильм «Марсианин». Для тех, кто не смотрел: это фильм об астронавте, который, будучи оставленным на Марсе, пытался выжить, пока ждал помощь с Земли. К счастью, его коллегам удалось восстановить связь с Уотни (так звали астронавта), так что он был не так одинок, пока ждал помощь с Земли. Пока вы смотрите фильм, или не смотрите, а просто думаете о Марсе, возможно, вам приходит в голову мысль о том, как далеко он находится.

Но, возможно, вы никогда не задумывались над тем, в чем суть управления работой на другой планете или существования на двух планетах, когда люди — на Земле, а вездеходы — на Марсе. Итак, представьте, у вас есть друзья, родственники, коллеги в Калифорнии на Западном побережье или в какой-нибудь другой части планеты. Когда вы решили пообщаться с ними, первый вопрос, который приходит вам в голову: стоп, а который сейчас час в Калифорнии? Что, если я его разбужу? Уместен ли будет звонок? Даже когда вы общаетесь с коллегами из Европы, вы прежде всего думаете: что нужно для общения с людьми, находящимися настолько далеко? Хотя на Марсе сейчас нет людей, но там есть вездеходы. И прямо сейчас на Кьюриосити 6 часов 10 минут утра.

Итак, на Марсе утро, 06:10. На Марсе четыре вездехода. США отправили четыре вездехода с середины 90-х годов, и я имела честь работать на трех из них. Я работаю инженером по эксплуатации космических аппаратов в Лаборатории реактивного движения НАСА, Лос Анджелес, Калифорния. Вездеходы на Марсе — это наши роботы-лазутчики. Они — наши уши и глаза. С их помощью мы наблюдаем за планетой до тех пор, пока не сможем послать туда людей. Мы изучаем, как исследовать планету с помощью вездеходов. Прежде, чем мы отправим туда людей, мы отправляем роботов. Причина разницы во времени между нами и Марсом состоит в том, что марсианские сутки длиннее земных. На Земле сутки составляют 24 часа — именно столько времени требуется, чтобы Земля совершила один оборот вокруг своей оси. Итак, наши сутки — 24 часа. Чтобы совершить 1 оборот вокруг оси, Марсу требуется 24 часа 40 минут. Это означает, что марсианские сутки на 40 минут длиннее земных.

Ученые управляют такими вездеходами, как тот, о котором идет речь. Суть нашей работы в том, что мы живем на Земле, а работаем на Марсе. Соответственно, мы должны мыслить так, как если бы мы жили на Марсе. Наша работа, работа нашей команды, в которую вхожу и я, в том, чтобы отправлять вездеходу команды, сообщать ему, что делать завтра. Сообщать ему, что он должен двигаться, бурить грунт или выполнять другое задание. Поэтому, пока команда спит, вездеход тоже бездействует, потому что ему нужно зарядить аккумуляторы, ему необходимо выдержать холодную марсианскую ночь. И поэтому он спит. Поэтому, пока он спит, мы работаем над программами для следующего дня. Можно сказать, я работаю марсианскую рабочую смену. Поэтому, чтобы начать работу на Земле в одно и то же время, что и на Марсе — возьмем, к примеру, начало работы в 5 часов вечера — команда должна начать свою работу в 5 часов вечера по марсианскому времени. То есть каждый день мы должны начинать работу на Земле на 40 минут позже, чтобы время совпадало с марсианским. Это похоже на ежедневную смену часовых поясов. Итак, сегодня вы прихóдите на работу в 8:00, завтра на 40 минут позже — в 8:40, на следующий день еще на 40 минут позже — в 9:20. На следующий день — в 10:00. Каждый день вы сдвигаетесь на 40 минут, пока ваша работа не будет начинаться в середине ночи — в середине ночи по земному времени. Правильно? Можете представить, насколько это странно.

Итак, мне нужны марсианские часы. Это механические часы, отрегулированные таким образом, что они работают медленнее. Правильно? И в начале мы не думали — я получила эти часы в 2004 году, когда вездеходы Спирит и Опортьюнити вернулись на Землю — тогда мы не думали, что нам понадобятся марсианские часы. Ведь так? Мы подумали: «Хорошо, у нас есть часы в компьютерах и на мониторах, контролирующих миссию, этого вполне достаточно». А вот и нет. Потому что мы не просто работали по марсианскому времени, мы практически жили по марсианскому времени. И мы мгновенно запутались, который же час был на самом деле. Поэтому хорошо было иметь на руке что-то, что будет отвечать на вопросы: «Который сейчас час на Земле?», «Который сейчас час на Марсе?»

Но путаница произошла не только в том, как определять время на Марсе. Нам нужно было еще и каким-то образом это выражать словами. Итак, «сол» — это марсианские сутки, их продолжительность 24 часа 40 минут. Поэтому, когда мы говорим о каком-либо событии на Земле — мы говорим «сегодня». А на Марсе это было бы «сегосола». «Вчера» — по-марсиански «пресол». И опять же — мы не подумали: «А давайте изобретем язык». Иначе мы просто путались. Помню, кто-то подошел ко мне и сказал: «Я хотел бы завтра сделать то-то и то-то на вездеходе». Я спросила: «Завтра — в смысле завтра или завтра — на Марсе?» И у нас появилась подобная терминология — нужен был способ общаться друг с другом. Завтра превратилось в «послесол» или «солтра». Потому что у разных людей разные лингвистические предпочтения. Некоторые из вас скажут: «газировка», а некоторые — «шипучка». Так и у наших ученых: одни скажут «послесол», а другие — «солтра».

И что еще я заметила, проработав над этим проектом несколько лет, — ученые, которые работают с вездеходами, в том числе и я, говорят «сегосола», а те, которые занимаются миссиями на месте, а не передвижением, предпочитают «сегосоула». Так что о вашей деятельности я могу точно узнать по вашему марсианскому акценту.

Теперь у нас есть и часы, и язык, и вы понимаете, о чем речь, не так ли? Теперь мы не запутаемся. Но даже световой день на Земле может нас запутать. Итак, представьте: вы пришли на работу в середине ночи по марсианскому времени, а сквозь окна пробивается свет, это уже само по себе странно. На этом фото из центра управления вы видите, что жалюзи опущены. Это сделано для того, чтобы свет не отвлекал нас от работы. Жалюзи опущены во всем здании в течение около недели перед высадкой на Марс, и мы их не поднимаем, пока не выйдем из марсианского времени. То же самое и когда ты находишься дома. Я жила по марсианскому времени три раза, и мой муж говорил: «Ок. Мы готовы к высадке на Марс». И он вешал фольгу на окна, и задергивал шторы, потому что все это не может оставить твою семью безучастной. Получается, дома я жила в некоем подобии темного пространства, и мой муж тоже. И он привык к этому. Но вскоре я начала получать от него жалобные письма по электронной почте: «Мне уже можно возвращаться домой? Ты не спишь? Который сейчас час на Марсе?» И я решила: «Все ясно. Ему нужны марсианские часы». Но так как сейчас 2016 год — для этого существует приложение. Сейчас вместо часов мы можем использовать смартфоны. Но влияние на семью огромно, оно касается не только тех, кто работает непосредственно с вездеходами, но и всех остальных членов наших семей.

Например, Дэвид Оу, один из руководителей полета, вместе со своей семьей отдыхает на пляже в Лос-Анджелесе в час ночи. Так как высадка была осуществлена в августе, а его дети до сентября еще на каникулах — фактически они жили вместе с ним по марсианскому времени целый месяц. Каждый день они просыпались на 40 минут позже предыдущего. И они жили по рабочему расписанию отца. То есть целый марсианский месяц был насыщен приключениями, как то: игра в боулинг среди ночи или отдых на пляже. И что мы обнаружили — в 3 часа ночи в Лос-Анджелесе ты можешь успеть куда угодно, потому что в это время на дорогах нет пробок.

В конце рабочего дня мы не хотели идти домой и беспокоить родных, конечно, мы были голодны, но вместо перекуса в офисе говорили: «Эй, постойте-ка, в Лонг-Бич есть классный круглосуточный гастроном, 10 минут — и мы там!» Мы садились в машину и ехали — как в 60-е, без пробок. Итак, мы приезжали, хозяин ресторана спрашивал: «Кто вы и откуда? И что вы делаете в моем ресторане в 3 часа ночи?» Позже они осознали, что мы — группы марсиан, разъезжающие по шоссе Лос-Анжделеса глубокой ночью — глубокой ночью на Земле. И мы сами стали называть себя марсианами. Все, кто жил по марсианскому времени, считали себя марсианами, а всех остальных — землянами.

А все потому, что когда ты каждый день сменяешь часовые пояса, ты начинаешь чувствовать себя отрешенным от всех остальных. Ты в буквальном смысле оказываешься в своем собственном мире. У меня и значок есть: «Я жила по марсианскому времени. Сол 0 — 90». На мониторе есть его иконка. Мы придумали эти значки, чтобы осуществлять работу марсоходов настолько оперативно, насколько это возможно, и как можно рациональнее использовать наше время. Но мы не работаем по марсианскому времени больше трех-четырех месяцев подряд. В конечном итоге мы собираемся перейти на модифицированное марсианское время из-за отрицательного влияния на организм и неудобств нашим семьям. Проводились исследования сна, при которых нас фактически изучали, потому что очень необычно жить в режиме удлиненных суток. Нас было около 30 человек, и нас обследовали на предмет недосыпания. Каждый раз я приходила, выполняла тест и засыпала. Конечно, это становится большим испытанием для вашего организма. Хотя это потрясающее время. Это колоссальный опыт по умению влиться в команду, но он тяжело дается.

Проекты с вездеходами — наш первый шаг по освоению солнечной системы. Мы учимся жить на других планетах. И в будущем собираемся стать много-планетарными.

А теперь вспомните другой фильм — «Звездные войны», в котором люди перемещаются из Дагоба системы в Татуин, просто представьте, как это — отправлять людей настолько далеко. Речь идёт о расстоянии между ними, о том, как они будут себя чувствовать вдали друг от друга, и как в этом случае управлять временем. Пока мы не отправляли людей на Марс, но надеемся, что скоро это будет возможно. В сотрудничестве с SpaceX и НАСА, а также другими международными космическими агентствами, мы надеемся, что это осуществимо в ближайшие десятилетия. Итак, как только люди высадятся на Марсе, мы по-настоящему станем многопланетарными. И какой-нибудь мальчик или девочка, сидящие в этой аудитории, отправится на Марс. Лично я c 14-ти лет хотела работать в ЛРД [лаборатория реактивных двигателей]. И я горжусь быть частью этого. Космическая программа сейчас переживает знаковые времена, и мы все вместе совершаем это путешествие. Поэтому в следующий раз, когда вам будет не хватать времени, просто помните — это имеет значение только с вашей земной точки зрения.

Перевод: Антон Рудакевич
Редактор: Алена Черных

Источник

Свежие материалы