€ 72.15
$ 64.36
Ричард Брэнсон: Жизнь на высоте в 30 тысяч футов

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Ричард Брэнсон: Жизнь на высоте в 30 тысяч футов

В интервью с Крисом Андерсоном из TED Ричард Брэнсон рассказывает о взлетах и падениях своей карьеры, о своем успехе миллиардера, о смертельно опасных событиях, а также о своих (весьма удивительных) побуждениях

Ричард Брэнсон
Лидерство

Крис Андерсон: Добро пожаловать в TED.

Ричард Брэнсон: Большое спасибо. Мое первое участие в конференции TED было великолепно.

КА: Были интересные встречи?

РБ: TED замечателен тем, что здесь все встречи интересные. Я был рад встретиться с (известной актрисой) Голди Хоун, потому что я должен был извиниться перед ней. Мы с ней были на обеде года 2 назад. На ней было большое обручальное кольцо. Я взял и надел его на свой палец, и не смог снять. Когда я вечером вернулся домой к жене, она спросила, а почему на мне кольцо посторонней женщины. Большое такое обручальное кольцо на пальце. В общем, на следующий день нам пришлось вместе пойти к ювелиру и разрезать кольцо, чтобы его снять. А потому… а потому – мои извинения Голди.

КА: Неплохо. Итак, мы сейчас покажем несколько слайдов с названиями нескольких ваших компаний. Вы начали в свое время с одной или двух: Virgin Atlantic, Virgin Records… Кажется, все началось с журнала Student. Затем пошли все эти компании. Скажите, а как это делается?

РБ: Я прочитал все правила конференции TED, и там запрещается говорить о собственном бизнесе, а тут вы именно это спрашиваете. Надеюсь, со сцены вы меня не сгоните? Ведь вы сами задали вопрос.

КA: Это, вообще-то, зависит от ответа.

РБ: Я с самого начала понял, что тот, кто может управлять одной компанией, может управлять и любой другой компанией. Создать компанию – значит найти подходящих людей, воодушевить этих людей, выявить в них лучшее. Я люблю учиться, я невероятно любознателен, и я люблю брать устоявшиеся нормы и переворачивать их вверх дном. Я воспринимаю жизнь как один долгий процесс обучения. Например, если мне приходится пользоваться услугами какой-нибудь авиалинии, и я нахожу их не очень-то хорошими – а так оно и было 21 год назад – то я подумываю, а не создать ли мне такую авиалинию, на которой я бы захотел летать. Вот я и взял подержанный Boeing-747 и попробовал начать с него.

КA: Да, это было необычно. Вы сделали такой шаг, из-за которого многие посчитали вас сумасшедшим. И в некотором смысле это почти подорвало вашу бизнес-империю. Я разговаривал с одним из инвестиционных банкиров в тот период, когда вы продавали Virgin Records и много инвестировали в Virgin Atlantic. По его мнению, разменивать 4-ю в мире звукозаписывающую компанию на 25-ю по величине авиалинию станет только сумасшедший. Почему вы сделали это?

РБ: Я считаю, что между успехом и провалом – очень тонкая грань. Думаю, что если начинать бизнес без финансовой поддержки, то можно быстро оказаться с нежеланной стороны этой грани. Мы подвергались нападкам со стороны British Airways, они пытались свалить нашу авиалинию, и они начали против нас кампанию «грязных трюков», как это потом было названо. И я понял, что вся бизнес-империя, скорее всего, потерпит крах, если я не внесу свою толику. С целью защитить рабочие места работников авиалинии и работников звукозаписывающей компании, мне пришлось продать семейные драгоценности и защитить авиалинию.

КА: Учитывая последующее появление Napster, вы выглядите гением и в этом деле.

РБ: Да, как оказалось, продажа Virgin Records была правильным ходом. А тогда это было грустно, хотя мы продолжали идти вперед.

КА: Сейчас вы много используете бренд Virgin, и создается впечатление, что вы получаете синергетический эффект. Что для вас лично означает этот бренд?

РБ: Хочется думать, что он означает качество. Каждый, кто имеет дело с любой фирмой бренда Virgin…

КА: … видит качество. Понятно. Все говорят про качество. Давайте по существу.

РБ: Я как раз собирался пояснить это. Мы все с удовольствием проводим время на работе, и я думаю, что работники компании получают от нее удовлетворение. Мы входим на рынок, как я выражаюсь, и трясем целые сектора. Мне кажется, что от того, что мы делаем все по-своему, сектор уже не тот, что был до нашей встряски.

КА: У вас было несколько начинаний, в которых бренд не совсем хорошо сработал. Пример: Virgin Brides (Девственные Невесты). Что дало сбой?

РБ: Мы не смогли найти клиенток.

КА: Мне также хотелось узнать… при выпуске презервативов вы, думаю, упустили шанс, назвав их Mates (Приятели). Разве нельзя было здесь тоже использовать бренд Virgin (Девственный)? Например, «Уже без девственности» или нечто похожее.

РБ: Опять же, проблема была с поиском клиентов. Зачастую, когда при новом начинании от клиентов поступают жалобы, бывает примерно ясно, как с ними работать. Но вот, спустя примерно три месяца после начала продаж презервативов, я получаю письмо с жалобой. Я сел и написал в ответ этой леди длинное письмо с превеликими извинениями. Однако было ясно, что я тут бессилен. И вот, спустя 6 месяцев, то есть через 9 месяцев после проблемного события, я получил восхитительное письмо с фотографией ребенка и с предложением стать крестным отцом. Кем я и стал. Так все разрешилась к всеобщему удовольствию.

КА: Действительно? Надо было взять фото с собой. Это чудесная история.

РБ: Да…

КА: Простите, не поможете нам разобраться с данными? Я имею в виду, размер оборотов. Каков суммарный объем группы компаний Virgin? Каковы суммарные поступления?

РБ: Сейчас в сумме около $25 млрд.

КА: А сколько сотрудников?

РБ: Около 55 тысяч человек.

КА: Вас неоднократно фотографировали в разнообразных ситуациях, и вы никогда не беспокоились о том, чтобы держаться позначительнее, поважнее… А это что? Это взаправду?

РБ: Да. Мы открывали крупный универмаг, кажется, в Лос-Анджелесе… по-моему.

КА: Да, но это ваши волосы?

РБ: Нет.

КА: А это что?

РБ: Спускаюсь попить чайку.

КА: Ясненько.

КА: Это было здорово. Это замечательная лодка-машина.

РБ: О, это тот автомобиль, который… это было вместе с другими участниками TED. Минуточку, паузу на этом кадре, пожалуйста.

РБ: Тяжелая работка, не так ли?

КА: Да, тяжеловато. Когда я в первый раз приехал в Америку, я пробовал подобные шутки со своими работниками, но они были несколько… здесь, в США, на этот счет более строгие предписания, и это так непривычно.

РБ: Я знаю, юристы мне говорили, что такие вещи непозволительны, но…

КА: Раз уж речь зашла, расскажите нам…

РБ: Это связано с нашей Памелой (Pammy). Ошибочно полагая, что мы сможем сразиться с Coca-Cola, мы придумали прохладительный напиток в бутылке. Назвали «The Pammy». А по форме бутылка была похожа на (известную модель) Памелу Андерсон. Проблема была в том, что бутылка постоянно падала…

КА: Спроектировал, вероятно (знаменитый дизайнер) Филипп Старк?

РБ: Конечно.

КА: Просмотрим еще пару фотографий. Virgin Brides (Девственные Невесты). Очень мило. Остановите этот кадр. Вас, кажется, награждают?

РБ: Да. 25 годами ранее мы записали для альбома группы Sex Pistols песню «Боже, храни королеву». И я никак не ожидал, что спустя 25 лет она посвятит меня в рыцари. Полагаю, у нее должно быть неважно с памятью.

КА: Что ж, Боже ее сохранил, и вы получили справедливую награду. А что, вам нравится зваться сэром Ричардом?

РБ: Меня никто так никогда не называл. Если иногда в Америке я услышу, как говорят «сэр Ричард», я думаю, что где-то идет пьеса Шекспира. Но больше нигде меня так не называют.

КА: Ясно. А рыцарство как-то можно использовать или это просто…

РБ: Нет. Ну, может быть, если возникнет проблема с заказом места в ресторане, например, тогда стоит воспользоваться.

КА: «Прошу отметить: не Ричард Брэнсон, а сэр Ричард Брэнсон».

РБ: Я скажу, чтоб мой секретарь так и делал.

КА: Давайте коснемся темы космоса. У нас есть видео с демонстрацией ваших задумок. Вот Virgin Galactic в небе. Космический корабль разработал (известный изобретатель) Бёрт Рутан?

РБ: Да, корабль будет готов через 12 месяцев. Затем еще 12 месяцев испытаний, и через 24 месяца, считая от сегодняшнего дня, люди смогут прокатиться в космос.

КА: Интерьер разрабатывал Филипп Старк?

РБ: Филипп создал немалую долю. Эмблемы – его. Он строит космическую станцию в Нью-Мексико, где за основу он взял глаз, и станция представляется в виде одного гигантского глаза. Так что из космоса видно, как этот огромный глаз смотрит вверх на тебя. Приземляешься тоже в этот гигантский глаз. Он – настоящий гений во всем, что касается дизайна.

КА: Но вы не поручали ему двигатель?

РБ: Филипп – творческий, но довольно эксцентричный, так что, он не лучший кандидат для работы над двигателем.

КА: Два дня назад он сделал здесь замечательный доклад.

РБ: Да?

КA: Некоторые считают доклад великолепным, некоторые – сумасшедшим. Я лично думаю, что доклад был великолепен.

РБ: Он энтузиаст, и за это я его люблю.

КА: По-видимому, в вас всегда сидел дух исследователя. Не пришлось когда-либо сожалеть об этом?

РБ: Много раз. Во время путешествий на воздушных шарах и лодочных экспедиций… меня вытаскивали из моря раз 6, на вертолетах… и всякий раз я терял надежду впоследствии рассказать дома о том, что же случилось. В такие моменты человек задается вопросом: «А какого я вообще сюда забрался…?»

КА: Насколько близко вам приходилось быть на грани … Когда вы думали, что все кончено?

РБ: Наверное, на воздушных шарах… и каждый раз это было… да, каждый раз мы подходили слишком близко. И… во-первых, мы… Никто прежде не пересекал Атлантику на воздушном шаре, и необходимо было создать шар, способный летать на высотных струйных течениях. Но мы не были до конца уверены в том, что, когда шар войдет в высотные струйные течения, он выдержит ревущие там под 300-350 км/ч ветра. И вот, едва мы начали свой путь в открытый океан, соскочив с горы Сахарная голова в штате Мэн, как сразу же наш огромный шар попал в высотные струйные течения, верхняя часть шара понеслась со скоростью потока, почти 300 км/ч, а капсула, где были мы, шла на скорости около 5 км/ч, и тут она взмыла! Это как если удерживать тысячу лошадей. Вспомнив всех святых, мы молились, чтобы шар не развалился, и, по счастью, он выдержал. Но на всех воздушных шарах, в конечном итоге, всегда что-то не срабатывало. Конкретно в данном случае мы летели на пару с более опытным воздухоплавателем. Так тот выпрыгнул, и мне только оставалось держаться, что было сил.

КА: Он сказал, чтобы вы тоже прыгнули, или просто сказал «я пас»?

РБ: Нет, он сказал мне «Прыгай!», но как только корзина полегчала, шар резко взмыл до высоты 4 тысяч метров и я…

КА: И вы тем самым вдохновили Иэна Макьюэна на роман.

РБ: Я надел кислородную маску и поднялся на вершину шара, с парашютом, глядя на вихрь облаков подо мной и пытаясь набраться храбрости для прыжка в Северное море. Прошло несколько мгновений по-настоящему глубокого одиночества. Так или иначе, но мы это сумели пережить.

КА: Вы прыгнули или… снижались до конца?

РБ: Я знал, что у меня топлива на полчаса, и я также знал, что если я спрыгну, я не смогу рассчитывать больше, чем на несколько минут жизни. Я залез обратно в капсулу и отчаянно старался принять верное решение. Написал записку для семьи. Затем снова залез на шар. Снова посмотрел на облака. Снова залез в капсулу. И вдруг решение меня осенило! Ведь надо мной воздушный шар! Это – гигантский парашют. Так воспользуйся же этим! И мне удалось направить шар вниз сквозь облака. Метров за 15 до поверхности моря я выпрыгнул. Шар коснулся воды и резко взмыл вверх на 3 км, но уже без меня. Да, оказаться в воде было замечательно…

КА: А что вы написали в записке для семьи?

РБ: Ну, что пишут в такой ситуации? Что я вас очень сильно люблю… Перед этим путешествием я уже писал им записку на случай, если что произойдет. К счастью, она им не пригодилось.

КА: Эти приключения невероятно помогли маркетингу ваших фирм. Годами… пока я еще просматривал опросы, в Великобритании и за ее пределами вас считали своего рода героем. А циники могут сказать, что это просто расчетливый бизнесмен, который готов на все для претворения в жизнь своего рекламного хода. Насколько присутствует в этих поступках пиар?

РБ: PR-эксперты единодушны в том, что владелец авиакомпании должен всеми силами избегать шаров, лодок и трагических падений в океан.

КА: Мнение небезосновательно, Ричард.

РБ: Да, и в свое время наша авиалиния разместила в виде рекламы призыв типа «Ричард, брось! Через Атлантику можно летать и поудобнее!».

КА: Чтобы проделывать все это, надо изначально быть гением, не так ли?

РБ: Ну, не буду отрицать.

КА: Смелее, вы не на (политическом интервью) Hardball. Разве Вы не были ужасным учеником в школе?

РБ: Имея дислексию (неспособность к чтению), я вообще не понимал школьных предметов. Я бы, конечно, провалил все IQ-тесты. Это была одна из причин, почему я бросил школу в возрасте 15 лет. Если мне что-то неинтересно, я не понимаю. Каждый, у кого дислексия, иногда попадает в довольно странные ситуации. Хочу сказать, например, что управляя крупнейшей в Европе группой частных компаний, я не знал разницу между прибылью чистой и валовой. И собрание членов правления проходило для меня увлекательно. Быть в такой ситуации: хорошо это или плохо? Часто говорят: безусловно плохо.

КА: Давайте проясним, 25 млрд – это валовая прибыль, верно?

РБ: Мне кажется, что чистая. Я отгадал!

КА: Нет, поверьте мне – валовая.

КА: Да, а в школе… наряду с тем, что вы… … довольно серьезно отставали по предметам, вы были капитаном крикетной и футбольной команд, так что, вы были как бы… естественным лидером, но вместе с тем… вы были бунтарем, или как бы…

РБ: Да, я был больше как чудак-индивидуал, мне удавался спорт и в этом, по крайней мере, я мог превзойти в школе других.

КА: Необычные ситуации бывали и в более раннем детстве. Я имею в виду историю про вашу мать. Говорят, она высадила в поле 4-летнего Ричарда, сказав «Доберешься пешком». Это на самом деле так было?

РБ: Понимаете, она считала, что мы должны опираться на свои силы с раннего возраста. И она делала с нами такое, за что сейчас могли бы арестовать, например, высаживала нас из машины и говорила, чтобы мы сами нашли дорогу к бабуле, а это – километров за 8 до ее дома. В результате мы пускались в чудесные продолжительные велосипедные прогулки. Телевизор смотреть нам никогда не разрешалось. И прочее в том же духе.

КА: Но разве это рискованно? Здесь присутствует немало богатых людей, у которых есть дети, и перед всеми стоит проблема их воспитания. Глядя на подрастающее поколение, вам не кажется, что они слишком изнежены, что они не ценят то, что имеют, что растет поколение привилегированных…

РБ: Нет, я думаю, что для воспитания детей их просто необходимо окружить любовью, похвалой и энтузиазмом. Думаю, что, сколько ни балуй детей – все мало.

КА: Но ваш пример дал неплохой, должен сказать, результат. Директор школы сказал вам… Он считал вас своего рода загадкой… Он сказал: «Ты кончишь либо став миллионером, либо оказавшись в тюрьме, но не могу сказать точнее, чем именно». И что из двух случилось раньше?

РБ: Я достиг и того, и того. А в тюрьму угодил раньше. Меня обвиняли по двум очень старым законам Великобритании: по Закону о венерических заболеваниях от 1889 года и по Закону о непристойной рекламе 1916 года. В первом случае из-за использования слова «венерическое заболевание» публично… У нас был центр помощи в решении молодежных проблемы. А одна из молодежных проблем – это венерические заболевания. Но есть старый закон, который гласит, что слова «венерическое заболевание» использовать в печати или на публике нельзя. Так вот, нас навестил полицейский и сказал, что нас арестуют, если мы продолжим упоминать слова «ВЗ». Мы изменили их на «общественные заболевания». Люди к нам стали обращаться с прыщами и сыпью, но с ВЗ более никто не обращался. Тогда мы восстановили слова «ВЗ», и нас быстренько арестовали. А затем был случай «Забудьте про яйца, здесь – Секс-Пистолеты (The Sex Pistols)». Полиция посчитала «яйца» грубым словом, и нас снова арестовали за использование слова «яйца» в названии альбома группы Sex Pistols. На суде нас защищал драматург Джон Мортимер. Он попросил меня найти эксперта по лингвистике, чтобы тот мог дать различные определения слова bollock («яйца»). Я позвонил в Ноттингемский университет и попросил к телефону профессора лингвистики. Тот мне сказал: «Bollocks не имеет никакого отношения к яйцам». Словом bollock («трепло») в XVIII веке обзывали священников. А затем продолжил: «Я и сам священник». Тогда я сказал: «Не могли бы вы выступить с этим в суде?» Он сказал: «С удовольствием». И добавил: «Не хотите ли, чтобы я надел воротничок священника?». А я: «Так это было бы просто… Да, прошу вас!»

КА: Здорово.

РБ: Да. Наш ключевой свидетель утверждал, что смысл фразы был «Забудьте о священниках, здесь – Sex Pistols». И судья с неудовольствием признал нас невиновными.

КА: Это вопиюще! Есть ли оборотная сторона вашего успеха? Многие говорят, что никак невозможно создать такое разнообразие компаний и при этом никого не предать, не подставить, не делать грязных дел. Вас обвиняли в безжалостности. Кто-то написал о вас пакостную биографию. Что тут – правда? Есть ли хоть элемент правды?

РБ: Не думаю, что стереотип предпринимателя, поднимающегося по трупам к вершине, вообще говоря, оправдан. Я думаю, если к людям относиться хорошо, они вам отплатят той же монетой, а то даже и большей. Все, что есть в нашей жизни – это репутация. Мир тесен. На самом деле, наилучший способ стать успешным бизнес-лидером – обращаться с людьми честно и справедливо, и мне приятно думать, что именно так поставлено дело в Virgin.

КА: А как насчет людей, которые вас любят, но видят ваши расходы на… Вы продолжаете увлекаться новыми проектами… такое впечатление, что вы не можете без новых начинаний. Очередная идея – и вот опять все силы туда! Как, по-вашему, надо в жизни соблюдать баланс? Что чувствует и думает ваша семья, когда вы каждый раз затеваете что-то большое и новое?

РБ: Для меня исключительно важно быть хорошим отцом, а потому, начиная с самого младшего возраста моих детей, если у них каникулы, то и я устраиваю каникулы вместе с ними. И мы прекрасно проводим около трех месяцев вместе. Мне нравится быть в курсе их дел. Мы очень счастливы тем, что имеем маленький островок в Карибском море, и мы можем брать туда детей, и приглашать туда же друзей, и играть все вместе, и в то же время я могу быть в курсе всего.

КА: В последние годы вы начали говорить о «капиталистической филантропии». Что это такое?

РБ: Капитализм доказал себя в качестве эффективной системы. Альтернативная система, коммунизм, оказалась несостоятельна. Но проблема капитализма в том, что колоссальные богатства собираются в руках немногих. А вместе с этим богатством приходит колоссальная ответственность. Считаю очень важным, чтобы те люди, которые оказались в таком завидном положении, не стали состязаться за еще большие яхты и за еще большие автомобили, а направили бы деньги либо на создание рабочих мест, либо на решение мировых проблем.

КA: И каковы же проблемы, которые вас больше всего волнуют и на которые вы готовы направить ресурсы?

РБ: Ну… Имеется множество проблем. Глобальное потепление – огромная угроза человечеству. В это мы вкладываем много сил и времени. Во-первых, мы пытаемся создать альтернативное топливо. Во-вторых, мы только что объявили об учреждении приза. В случае, если альтернативного топлива мы не получим, если быстро сократить углеродную эмиссию мы не сможем, если мы перейдем за точку невозврата, мы должны стимулировать поиски путей извлечения углекислого газа из земной атмосферы. Скажу вам, что раньше действительно никто не работал над этим. Мы хотели, чтобы люди попытались, чтобы лучшие умы мира начали думать об этом и о том, как извлечь метан из земной атмосферы. На данный момент около 15 тысяч человек заполнили заявку и объявили о готовности начать работы. А ведь решение достаточно иметь одно, так что мы полны надежды.

КА: Вы также работаете по нескольким проектам в Африке?

РБ: Да, у нас там … Мы построили центр, назвали его «командный пункт» – не самое удачное название, возможно, мы изменим его. Но как бы то ни было, это – центр оперативных попыток скоординировать все усилия по решению проблем Африки, по разнообразию всех ее социальных проблем, по попыткам использовать лучшие модели. Например, один африканский врач обнаружил, что если дать женщине антиретровирусные лекарства на 24-й неделе беременности, то у родившегося ребенка не будет ВИЧ. Так вот, очень важно распространение этой информации по всей Африке.

КА: «Командный пункт» – звучит громко и драматично. А нет ли опасности, что типичные для Запада «герои» с преобразовательским зудом так сильно увлекутся… Ведь есть люди, которые считают, что раз есть идея, то ее надо настойчиво осуществлять, и они непоколебимо уверены в собственной возможности изменить мир. Нет ли опасности, что мы придем в Африку и скажем: «Эту проблему надо решить, и мы это сделаем, на это у нас выделено столько-то миллиардов и т.д. и т.п…» Идея великая. А на самом деле ситуация намного сложнее, и в результате после нас еще большая неразбериха. Вас это не беспокоит?

РБ: Во-первых, по этой конкретной ситуации: мы работаем с правительством. У (тогдашнего президента ЮАР) Табо Мбеки свои проблемы с признанием зависимости между ВИЧ и СПИД, но это его путь борьбы с этой проблемой. Вместо того, чтобы его критиковать, вот – способ сотрудничать с ним и с его правительством. Если люди действительно едут в Африку помочь, важно, чтобы они не просто попробовали, а потом бросили через пару лет. Нужно быть последовательным. Считаю, что бизнес-лидеры могут приложить свои предпринимательские навыки и помочь тамошним правительствам по-новому подойти к проблемам. Например, мы строим клиники в Африке, где мы будем бесплатно раздавать антиретровирусные лекарства, бесплатно лечить от туберкулеза и бесплатно лечить от малярии. Но мы при этом пытаемся посадить клиники на самообеспечение, чтобы люди платили за прочие стороны лечения.

КА: Многие циники говорят о таких, как вы или Билл Гейтс и другиз, что, дескать, на самом деле двигает вами то же желание иметь хороший имидж и загладить чувство вины, но никак не истинная филантропия, из глубины душевной. Что бы вы ответили на это?

РБ: Я думаю, что каждый должен сам… Знаете, причины поступков человека могут быть абсолютно разные. Я полагаю, что когда буду на смертном одре, мне захочется почувствовать, что я сыграл важную роль в чьей-то жизни. Возможно, так думать эгоистично, но меня так воспитали. Если у меня есть возможность фундаментально изменить чью-то жизнь в лучшую сторону, то считаю, что я должен именно это и сделать.

КА: Сколько вам лет?

РБ: Мне 56.

КА: Психолог Эрик Эриксон сказал, как я понял, что в возрасте 30-40 лет человеком движет желание роста, и от этого он получает самоудовлетворение, а в возрасте 50-60 лет приоритет смещается к поискам мудрости и к поискам наследия. Мне кажется, что вы все еще немножечко в стадии роста, все еще полны новых невероятных планов. Как много вы думаете о наследии, какое наследие хотели бы оставить?

РБ: Не считаю, что уделяю много внимания наследию. Знаете, мне хочется… Моя бабушка прожила 101 год, так что, я надеюсь, у меня еще лет 30-40 впереди. Нет, я просто хочу прожить полнотой жизни. И если я могу играть важную роль, то я надеюсь, что смогу сыграть важную роль. Вот сейчас позитивный фактор, например – это Сергей и Ларри из Google, хорошие друзья. Слава Богу, вот вам два человека, искренне обеспокоенных за планету. И с таким уровнем богатства… Их могли бы не волновать мировые проблемы. Но тогда это было бы очень тревожно. Вы знаете, они собираются провести массу изменений мирового масштаба. Я считаю очень важным, чтобы люди такого положения действительно изменяли мир.

КA: Ричард, когда я начинал заниматься бизнесом, я ничего в нем не понимал, и я был, как сказать… Я считал, что бизнесмены должны быть просто безжалостны, и что это – единственный путь к успеху. Вы меня вдохновили. Я смотрел на вас и думал: «Вот человек добился успеха. Значит, есть иной путь?» Так что, я хочу поблагодарить вас за то вдохновение и за то, что вы пришли на TED сегодня. Спасибо Вам. Спасибо огромное.

Перевод: Юрий Кир
Редактор: Намик Касумов

Источник

Свежие материалы