€ 74.20
$ 65.63
Пол Колье: Последний миллиард

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Пол Колье: Последний миллиард

В этот момент больше миллиарда человек живут в бедных или недееспособных странах. Как мы им можем помочь? Экономист Пол Колье предлагает смелый план для сокращения разрыва между богатыми и бедными

Пол Колье
БудущееЭкономика

Итак, смеем ли мы быть оптимистами? Тезис отстающего миллиарда заключается в том, что миллиард людей вынужден жить в ситуации экономического застоя, который продолжается уже 40 лет, и из-за этого расходится с остальным человечеством. И из-за этого нужно спрашивать не «Можем ли мы быть оптимистичными?», а «Как мы можем обнадежить этот миллиард людей?» Это, на мой взгляд, основная задача международного развития.

Я вам предлагаю рецепт, смесь двух сил, которые изменили мир к лучшему — альянс сострадания и просвещенного эгоизма. Сострадание — потому что миллиард людей живет в обществах, которые еще не обрели надежду, в которую могли бы поверить. Это трагедия для человечества. Просвещенный эгоизм, так как если этот экономический разрыв продлится еще 40 лет вместе с всемирной социальной интеграцией, то он превратится в кошмар для наших детей. Нам требуется сочувствие, чтобы сделать первый шаг, и просвещенный эгоизм, чтобы взяться за дело всерьез. Это альянс, который меняет мир.

Итак, что же это значит — обеспечить отстающий миллиард надеждой? Что мы на самом деле можем сделать? Хорошее начало — это подумать: «Что мы делали в прошлый раз, когда богатый мир решил помочь в развитии другой части мира?» Оказывается, это дает нам довольно хорошее понимание, но придется посмотреть далеко в прошлое. Последняя попытка мира богатых помочь другому региону в развитии была предпринята в конце 1940-х. Ты была тем богатым миром, Америка, а регион, который нуждался в развитии, был моим миром — Европой. Это была послевоенная Европа.

С чего Америка всерьез взялась за это? Это было не только сострадание к Европе, хотя это тоже присутствовало. Вам [в Америке] это было необходимо, потому что в конце 1940-х страна за страной в Центральной Европе присоединялись к советскому блоку, и из-за этого у вас не было выбора. Европу пришлось втягивать в экономическое развитие.

И что же вы делали, когда взялись всерьез? Ну да, вы организовали обширную программу финансовой помощи. Большое спасибо. Это был план Маршалла: нам это нужно повторить. Финансовая помощь — часть решения. Но что вы еще сделали? Вы порвали с прошлой торговой политикой и полностью ее поменяли. До войны Америка была большим сторонником протекционизма. После войны вы открыли свои рынки для Европы, втянули Европу в тогдашнюю глобальную экономику — вашу экономику, и вы формализовали эту рыночную либерализацию, создав Генеральное соглашение о тарифах и торговле. Иначе говоря — полное изменение торговой политики.

Сделали ли вы что-либо еще? Да, вы полностью изменили вашу политику безопасности. До войны вашей политикой безопасности был изоляционизм. После войны вы порвали с этим и оставили 100 тысяч солдат в Европе больше, чем на 40 лет. Иначе говоря, полное изменение политики безопасности. Что-нибудь еще? Да, вы избавились от «Одиннадцатой заповеди» — от национального суверенитета. До войны вы относились к суверенитету так трепетно, что даже не желали присоединяться к Лиге Наций. После войны вы создали Организацию объединенных наций, Организацию экономического сотрудничества и развития, Международный валютный фонд; вы призвали Европу создать Европейское сообщество — все эти системы созданы для взаимной правительственной поддержки. До сих пор основы эффективной политики — финансовая помощь, торговля, безопасность, правительства. Конечно, детали политики будут иными, так как задача тоже иная. Это не восстановление Европы, а помощь отстающему миллиарду для того, чтобы они наверстали упущенное. Это проще или труднее? Мы должны заняться этим не менее серьезно, чем тогда.

Сегодня я обращу внимание только на одну часть из этих четырех. Я хочу взять для примера ту часть, которая звучит слабее всего, то, что называется отечеством — правительства, системы поддержки государства — и я вам проиллюстрирую одну идею о том, как мы можем укрепить систему управления, и докажу, что это чрезвычайно важно. Мы будем смотреть на возможность, которая выступает основой оптимизма для отстающего миллиарда — сырьевые бумы. Увеличение объема сырья вкачивает беспрецедентное количество денег во многие, но не все страны отстающего миллиарда. Частично они вкладывают деньги из-за того, что сырье подорожало, но это не все. Было открыто много новых сырьевых источников. Уганда только что обнаружила нефть в одном из самых катастрофических мест на Земле. Гана обнаружила нефть; Гвинея обнаружила гигантский источник железной руды. Проще говоря, масса новых источников. Между ними и делятся все поступающие доходы. Вот один пример: одна только Ангола получает $50 млрд нефтяного дохода в год. В прошлом году все потоки финансовой помощи 60 странам отстающего миллиарда составили $34 млрд. Потоки денег от сырьевого бума отстающему миллиарду беспрецедентны в размерах. Это повод для оптимизма.

Вопрос в том, как это поможет развитию? Это огромная возможность для развития. Воспользуются ли этой возможностью? Вот результаты моих новых исследований, которые я провел после разработки моей теории об отстающем миллиарде. Я проанализировал соотношение между ростом цен на экспортируемое сырье и развитием экспортирующих стран. Я анализировал глобально. Я взял все страны в мире за последние 40 лет и проанализировал соотношение. И в краткосрочной перспективе — первые 5-7 лет — результат хороший. Даже прекрасный: все растет. Страна получает больше денег из-за улучшений условий торговли, и это так же источник роста продуктивности во всех сферах. ВВП сильно растет — отлично! Это в короткий период. А как на счет долгосрочной перспективы? Взглянем 15 лет спустя. При непродолжительном сроке — все отлично, но в конечном счете результат плохой. Сначала идет рост, но потом большинство обществ оказываются в еще худшем положении, чем если бы не проходили сырьевой бум вообще. Это не прогноз об изменении цен на сырье; это прогноз последствий, долгосрочных последствий, динамика повышения цен.

Что же не так? Почему существует так называемое «проклятие ресурсов»? Опять же, я это проанализировал, и оказалось, что важнейший вопрос – это уровень управления, начальный уровень экономического вмешательства в момент начала сырьевого бума. Если присутствует достаточный уровень государственного вмешательства, сырьевого бума не будет. Экономика растет при краткосрочной политике и еще больше при долгосрочной. Например, в Норвегии, в самой богатой стране Европы. В Австралии, в Канаде. Проклятие ресурсов характерно только для стран ниже определенного уровня вмешательства. Эти страны все равно растут в краткосрочной перспективе. Это то, что мы сегодня наблюдаем в странах отстающего миллиарда. У них никогда не было лучших темпов экономического роста. Вопрос в том, продолжат ли они краткосрочную политику. А за последние 40 лет, учитывая плохие управленческие решения, такого не было. Например, Нигерия, которая живет хуже, чем если бы там никогда не было нефти.

Есть определенный порог, перешагнув который, страна развивается в долгосрочной перспективе, а ниже которого развитие страны снижается. Как пример этого порога — управленческий уровень Португалии в середине 1980-х. Вопрос вот в чем: отстающий миллиард находится выше или ниже этого уровня? Со времен товарного бума 1970-х произошло одно большое изменение — распространение демократии. И я подумал, может быть это то, что трансформировало управленческий уровень отстающего миллиарда. Может быть, мы можем быть более оптимистичными из-за распространения демократии. И я это проанализировал. Демократия имеет значительные последствия, но, к сожалению, они неблагоприятные. При демократии сырьевые бумы проходят еще хуже, чем при автократии.

На этом этапе мне хотелось забросить исследования, но оказывается, эффекты демократии оказываются немного замысловатее. Потому что есть два различных аспекта демократии. Существует избирательная конкуренция, которая определяет, как получают власть, и система сдержек и противовесов, которая определяет, для чего ее используют. Оказывается, избирательная конкуренция — источник урона от демократии, а разделение власти делает сырьевые бумы полезными. Иначе говоря, странам отстающего миллиарда необходимы сильные системы сдержек и противовесов, разделения власти. У них этого нет. Они получили демократию в одночасье в 1990-х: выборы без разделения власти.

Как мы можем помочь улучшить методы управления и создать систему сдержек и противовесов? Все страны отстающего миллиарда напряженно работают над этим. Одно простое предложение — создать систему международных стандартов, которая будет добровольной, но тем не менее перечислит главные решения, которые необходимо будет принять для того, чтобы использовать эти доходы от природных ресурсов. Мы знаем, что международные стандарты работают, так как одна система стандартов уже существует. Она называется Инициатива прозрачности в добывающих отраслях. Она основана на идее, что государства должны докладывать своим гражданам о доходах. Как только предложили эту инициативу, реформаторы в Нигерии поддержали ее, приняли ее и начали публиковать статистику доходов в газетах. Тиражи газет в Нигерии подскочили. Люди хотели знать, сколько их государство получало прибыли.

Итак, мы знаем, что эта идея работает. Какое было бы содержание этих международных стандартов? Я не успею объяснить все тонкости, но я дам вам пример. Первым делом — как достать ресурсы из-под земли, экономические процессы, добыча этих ресурсов, и доставка их к поверхности земли. И первый шаг — продажа прав на добычу ископаемых. Знаете ли, как продают права на добычу ископаемых сегодня, как это делали за последние 40 лет? Компания прилетает на самолете, совершает сделку с министром. Это хорошо для компании и частенько хорошо для министра — но это не очень хорошо для страны. Есть одна очень простая институциональная технология, которая это может изменить — аукционы с проверкой. Государственное агентство с наибольшим опытом на земле — это, конечно, министерство финансов, а именно Британское казначейство. Это агентство решило продать права на мобильные телефоны третьего поколения, оценив сколько эти права стоят. Они решили, что эти права стоят примерно 2 млрд фунтов. Как раз вовремя группа экономистов предложила свое мнение: «Почему бы вам не попробовать аукцион? Вы получите настоящую цену». Аукцион принес 20 ммлрд фунтов. Если Британское казначейство могло ошибиться в 10 раз, подумайте, насколько может ошибиться министерство финансов Сьерра-Леоне. Когда я рассказал об этом президенту Сьерра-Леоне, на следующий день он попросил экспертов Всемирного Банка помочь с организацией аукционов.

Есть пять необходимых решений, каждое нуждается в международных стандартах. Если мы можем их создать, мы изменим мир. Мы бы помогли реформаторам в тех обществах, которые нуждаются в переменах. Это наша скромная роль. Мы не можем изменить эти общества, но мы можем помочь людям, которые стараются изо всех сил и обычно испытывают неудачи, так как шансы против них. Тем не менее, у нас нет этих правил. Если подумать, распространение международных правил ничего не стоит. Так почему же их нет? Я понял, что их нет из-за того, что пока у нас не появится критическая масса проинформированных граждан в наших обществах, политики будут отделываться простыми жестами. Если не существует проинформированного общества, политики — особенно в Африке — отделываются жестами: их действия выглядят хорошо, но ничего не меняют. И я понял, что нам нужно заняться созданием проинформированного общества.

Из-за этого я нарушил все профессиональные правила поведения экономиста и написал книгу, которую можно читать на пляже. Но я должен признать, процесс общения непрост для меня. Из-за этого я на этой сцене — но это настораживает. Я вырос в культуре самоуничижения. Моя жена показала мне комментарий об одной моей недавней лекции, который говорил: «Колье не харизматичен, но его аргументы убедительны». Если вы согласны с этой реакцией, и если вы согласны, что нам необходима критическая масса проинформированных граждан, вы поймете, что я нуждаюсь в вас. Пожалуйста, станьте послами. Спасибо.

Перевод: Лана Никис
Редактор: Александр Автаев

Свежие материалы