€ 72.24
$ 64.45
Р.А. Машелкар: Инновационный подход, создающий продукты небывалой доступности

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Р.А. Машелкар: Инновационный подход, создающий продукты небывалой доступности

Инженер Машелкар делится тремя историями об уникальной изобретательности инженерной мысли в Индии, о глубоком анализе, находчивой инженерии, сделавшей дорогие вещи ультрадоступными для каждого

Р. А. Машелкар
ЛидерствоСвой бизнес

Бизнес, как правило, направлен на то, чтобы давать людям ценности взамен денег. Мы всегда хотим покупать ценности по справедливой цене. Однако мы не часто задумываемся о проблемах большинства других людей, пока заняты производством этих стоящих денег ценностей. Заботит ли нас судьба тех 4 млрд человек, которым приходится жить менее чем на $2 в день — так называемых низших слоев общества? Какие проблемы возникают, когда мы стремимся заполучить блага, стоящие определенных денег, и когда мы хотим, чтобы ими обладала большая часть людей? Мы изобразили это здесь в категориях качества и цены. Если у тебя есть деньги, то, конечно, ты можешь купить все, что пожелаешь. Ты можешь позволить себе Mercedes, очень дорогой и очень мощный. Но если у тебя нет денег, что тогда? В этом случае тебе придется довольствоваться велосипедом для перевозки себя и какого-то груза, чтобы заработать на кусок хлеба. Но бедные не остаются бедными, однажды они перебираются в тот социальный слой, что повыше. Когда это происходит, тогда, конечно, жизненные условия улучшаются, и теперь у них появляется скутер. Но, тем не менее, остается еще много неудовлетворенных потребностей, потому что, кроме скутера, ничего другого они не могут себе позволить. Встает острый вопрос цены, вопрос возможности дать им нечто большее за те же деньги. Сверхценность, если говорить об их возможности иметь собственную машину, чтобы обрести ту социальную значимость и безопасность, выглядит на практике недостижимо, не так ли?

Ну, а вот собственно то, что мы можем наблюдать на улицах Индии каждый день. Многие люди наблюдают те же самые вещи, но видят их совсем по-разному, и один из таких людей — Ратан Тата. Есть одно замечательное качество, делающее лидеров лидерами, и состоит оно в том, что вместе с увлеченностью своим делом, что, в принципе, свойственно им всем, они — новаторы в разных сферах. Новатор — это тот человек, для которого нет ничего невозможного. Они убеждены в возможности перемен к лучшему. Но великие лидеры, такие как Ратан, умеют сочувствовать. И все, что ты сказала, Лакшми, абсолютная правда: дело не столько в Ратане Тата, а в том, что спустя какое-то время его начинание создало целую плеяду Тат. Позвольте мне подтвердить, то, о чем она сказала. Да, я был босым вплоть до 12 лет. Жизнь моя была полна лишений, и мне приходилось справляться с целой кучей проблем. И, получив аттестат об окончании десятилетнего обучения в школе, я стоял на пороге одиннадцатого класса как и еще другие 125 000 студентов. Но, поскольку моя бедная мать не могла потянуть мое обучение, я был на грани того, чтобы бросить школу. И тогда благотворительный фонда Tata Trust стал оказывать мне помощь в размере 6 рупий в месяц, это почти $1 в месяц в течении шести лет. Поэтому сегодня я имею возможность стоять на этой сцене. Вот это и есть дом Таты. Инновация, сочувствие и страсть. Они соединили в себе все это.

Сочувствие было для них сильным импульсом; восемь или девять лет тому назад он рассказал мне одну историю о том, как однажды он ехал в своем автомобиле — между прочим, он сам водит машину — и, сквозь пелену дождя он увидел семью, подобную той, которую я вам только что показал, все они промокли до нитки, к тому же на руках у них был младенец. И тогда он сказал: «Ну что ж, я должен сделать машину, которую они смогут себе позволить,— массовую модель ценой не выше $2 тысяч». Конечно, стоит только заявить подобное, как сразу пойдут толки, что это невозможно, такого мнения, к примеру, был Сузуки. Он сказал, что, возможно, речь идет о трехколесном автомобиле с запасным колесом. Здесь, на картинке, изображен такой автомобиль. Но они не стали его делать. Они сконструировали нормальную машину под названием Нано. Уверяю вас, мой рост 6 футов и полдюйма, а Ратан еще выше меня, и, тем не менее, в салоне этого автомобиля достаточно свободного места как сзади, так и впереди. Это удивительная машина! Безусловно, она имела огромный успех, но скептики тут же закивали головами и один за другим стали твердить: «Да, пожалуй, мы тоже хотим делать машины в Нано классе. Мы будем производить автомобили в этом сегменте».

Как же начиналась вся эта история создания Нано? Позвольте мне рассказать ее вкратце. Например, как мы начинали: Ратан начал свое дело с командой, в которой было 5 инженеров, молодых людей, которым не было еще и тридцати. И он сказал: «Я не знаю, как в точности будет выглядеть этот автомобиль, но я знаю сколько он должен стоить — 100 тысяч рупий, и нам придется уложиться в эту сумму». И он сказал им: «Тяжелая задача, не так ли?» Спустя время он настолько глубоко погрузился в процесс, что не заметил, как стал частью команды. Представляете? Мне все еще рассказывают историю о том, как он сам в полной мере принимал участие в проектировании стеклоочистителя для машины. До полуночи он усердно все обдумывал. А затем утром возвращался с множеством идей. Но кто же был лидером команды? Им был Джириш Вах, 34-летний парень. В то время как средний возраст в команде Нано был всего 27 лет.

Они делали инновации и в конструкции машины, и во многом другом. Они нарушали многие существующие стандарты и нормы впервые. Взять, к примеру, двухцилиндровый бензиновый двигатель, который был сделан с одним валом-стабилизатором. Клепанные соединения были заменены клеянными. Было организовано сотрудничество, широкомасштабное сотрудничество с производителями и поставщиками. Все идеи воспринимались с огромным интересом. Сотня представительств производителей были расположены неподалеку от завода, и специально была разработана инновационная бизнес-модель для продажи автомобилей. Представьте себе парня, который совсем недавно торговал одеждой, а теперь продает Нано. Я имею в виду, что это было действительно большим новаторством в разных областях. Искать решения в сферах, далеких от автомобилестроения. Это было открытой инновацией, ни одна идея не была упущена. Все принималось с огромным воодушевлением. К слову, механизмы в сидении будущего автомобиля, а также стекла были заимствованы из вертолетостроения, а идея дизайна приборной панели – из мира мотоциклов. Топливная система и фары были такими же, как и на мотоцикле.

Но тем не менее, основная задача состояла в том, чтобы выжать максимум из того, что они имели. На протяжении всего пути создания машины создателям приходилось помнить о ее конечной цене. Ее просто нельзя было превысить. Нельзя, чтобы она стоила больше, чем 100 тысяч рупий, или $2 тысячи. По этой причине каждый элемент должен был иметь двойное назначение. Механизм регулировки сидения, например, служащий для фиксации сидения в нужном положении, также обеспечивал функциональную жесткость всей конструкции. Таким образом, удалось сократить в два раза число деталей, используемых в Нано, в сравнении с типичным автомобилем. В том числе благодаря этому машина стала короче на 8%. Однако эти автомобили в своей базовой комплектации, несмотря на укороченную на 8% длину кузова, имеют увеличенный на 21% объем салона.

И то, что произошло и есть — большее из меньшего. Вы можете видеть, как удалось извлечь максимум из того малого, чем мы располагали. Когда Model T была выпущена (все цены, что на слайде, приведены в соответствии с покупательной способностью доллара на 2007 год) Model T от Ford стоила $19 700. Beetle от Volkswagen — $11 333. Mini производства British Motor  — $11 777. И Нано, внимание — $2 тысячи! Вот почему была создана совершенно иная парадигма, в которой люди, что раньше и не могли мечтать о своем собственном автомобиле, — люди, привыкшие перемещаться со своими семьями на скутере, начали мечтать о собственной машине. И эти мечты начали претворяться в реальность. Это фотография дома и водителя, и машины неподалеку от моего собственного дома. Водителя зовут Наран. Он купил свой собственный Нано. И вы можете видеть пространство, которое осталось после того, как он припарковал свою машину, но, что еще более важно — то, что они изменили образ мышления людей на «Да, мой водитель может приехать на собственной машине и припарковать ее». И поэтому я называю это трансформационной инновацией. Это не просто технологические перемены, это — социальные перемены.

И, леди и джентльмены, эта тема получения большего из малого для огромного количества людей становится важной. Я помню, как впервые поднял эту тему будучи в Австралии, это было 1,5 года назад, когда я был провозглашен членом их академии. Невероятно! За прошедшие 40 лет я оказался единственным индийцем, удостоенным этого титула. Тогда темой моего доклада была «Индийская инновация от Ганди до «Ганди инженеров»». Принцип «получения большего из малого для огромной массы людей» я обозначил как «Ганди-инжиниринг». Инжиниринг по Ганди, на мой взгляд, помогает двигать мировое развитие вперед, осуществлять перемены не только для избранных, но для каждого. Давайте теперь перейдем от автомобилей к индивидуальной мобильности, к тем несчастным, кто лишился своих конечностей. Здесь вы видите гражданина Америки со своим сыном, у которого искусственные ноги. Сколько они стоят? $20 тысяч. И конечно, эти протезы были спроектированы, чтобы ходить только по идеальным поверхностям, таким как тротуары или дороги.

К сожалению, это не вариант для Индии. Вы видите, что ему приходится ходить босиком по пересеченной местности, иногда по болотистым участкам и прочим подобным поверхностям. Более того, они не только ходят на работу, ездят на велосипедах к месту работы, велосипед для них — источник заработка. Они взбираются по дереву, потому что это их работа. Необходимо создать искусственную ногу, способную работать в этих условиях. Сложно, конечно. 4 млрд человек с доходом менее чем $2 в день. И если говорить об этой искусственной ноге за $20 тысяч, то это 10 тысяч дней непрерывной работы для бедных. Нет. Это не выход. Следовательно, нужно найти альтернативное решение.

Именно поэтому в Индии была разработана «нога Джапур». Это революционная протезная система, быстро изготавливаемые формованные модульные компоненты, позволяющие легко осуществлять индивидуальную подгонку. Эту систему можно настроить за час, в то время как ее аналоги требуют не менее дня. При изготовлении наружного носка были использованы нагретые полиэтиленовые трубки высокой плотности вместо традиционного пластифицируемого листового материала. Уникальный дизайн лодыжки, похожей на настоящую, удивительная функциональность. Я хочу вам показать, как она работает. Смотрите, он прыгает. Видите, какие нагрузки она должна выдерживать.

(…любой человек с сохранившимся коленным суставом сможет сделать это… …без него, конечно, это будет крайне сложно… «Вам было больно?» «Совсем нет». …он пробегает километр за 4 минуты и 30 секунд…)

Один километр за 4 минуты и 30 секунд. Вот так это все и выглядит. Журнал Time даже написал статью об этом протезе ноги за $28. Это удивительная история.

Перейдем к следующему моменту. Если вы не забыли, я говорю о возможности получать большее из малого для большего числа людей. Давайте поговорим о здоровье. Мы уже затронули тему мобильности и иные проблемы. Давайте теперь поговорим о здоровье. Что происходит в сфере здравоохранения? Появляются новые болезни, требующие новых лекарств. Если мы взглянем на процесс разработки лекарственных препаратов, имевший место 10 лет назад, и сравним с сегодняшним положение дел, то что же изменилось? 10 лет назад рынок лекарств оценивался в $0,25 млрд. Сегодня это цифра выросла до $1,5 млрд. Раньше выход нового препарата на рынок, после всех исследований и клинических испытаний, занимал 10 лет, сегодня — 15. Мы стали принимать больше лекарств, потому что стали тратить больше времени и денег? Нет, извините. Раньше за отведенный период разрабатывалось 40 новых лекарств. Сегодня — около 30. То есть, в действительности, мы стали производить меньше, вкладывая больше, и это для все меньшего и меньшего количества людей. Почему круг потребителей все уменьшается? Потому что цена высока, и лишь немногие смогут просто позволить себе это.

Вот несколько примеров. Ужасная болезнь псориаз — тяжелое заболевание кожи. Стоимость лечения составляет $20 тысяч. Каждый укол антибиотика стоит $1 тысячу, а всего таких уколов надо 20. Время разработки лекарства стоимостью $700 млн составила 10 лет. Давайте продолжим в духе «большее из малого для многих» и наметим несколько целей. Например, нас не устраивает эта цена — $20 тысяч. У нас просто нет таких денег. Может ли это лекарство стоить $100? И время разработки менее 10 лет. Мы спешим, поэтому — 5 лет. Стоимость разработки — $300 млн? Извините. Я не могу потратить больше $10 млн. Выглядит абсолютно невероятно. Даже смешно.

Знаете, а индийцам это удалось! Эти цели были достигнуты в Индии. И как же это произошло? Сэр Фрэнсис Бэкон однажды сказал: «Если ты страстно желаешь достичь результатов, которых еще не достиг, то глупо полагать, что использование старых методов поможет тебе в этом». И поэтому стандартный процесс, когда разрабатывается новая молекула, испытывается сначала на мышах, потом на людях, не может дать тех результатов, которые бы оправдали эти многомиллиардные затраты. Индийская мудрость, основанная на традиционном знании, тем не менее, научно подтвержденном, предлагает иной путь к новым лекарствам — от человека через мышь и снова к человеку, отвергая традиционный метод, когда все начинается молекулой и заканчивается клиническими испытаниями. В этом и есть большая разница. Вы видите, как традиционная медицина тесно интегрируется с современной медициной, современной наукой. Когда я состоял в совете по исследованиям в сфере науки и технологии, я запустил одну программу, это было 9 лет назад. Она позволила решить не только проблему псориаза, но также рака и целого ряд других болезней, изменив традиционную парадигму. Вы видите, какой прорыв удалось сделать в лечении псориаза, благодаря этой системе реверсивной фармакологии, иному подходу к проблеме. Здесь вы видите, что было до лечения и стало после. Это и есть концепция «большее из малого для многих», потому что здравоохранение стало доступным.

Позвольте напомнить вам, что говорил Махатма Ганди. Он сказал: «У Земли достаточно ресурсов, чтобы удовлетворить потребность каждого человека, но не его жадность». То есть он призывал нас к тому, что нужно стараться создавать многое из малого и давать это людям, делиться как можно с большим числом людей, а не только с текущим поколением, но разделить с потомками. Он также сказал: «Я бы вознаградил каждую научную разработку, сделанную во благо всего человечества». Таким образом, лейтмотив таков — необходимо, чтобы удовлетворено было как можно большее число людей, а не единицы. Поэтому, леди и джентльмены, это та тема, которая не должна оставаться без внимания: многое из малого для многих. Хочу заметить, что мы говорим не о том, чтобы получить немного больше для немного большего количества людей. Дело не в низкой цене. Дело в ультранизкой цене. Нельзя просто сказать: «Лечение стоит $10 тысяч, но поскольку ты бедный, я возьму с тебя $9 тысяч». Это не сработает. Придется предложить это за $100–­­200. Возможно ли это? Это стало возможным по другим причинам. Мы не ведем речь о низкой цене, мы говорим об ультранизкой цене. Речь не о доступности, а о небывалой доступности. Потому что доход 4 млрд человек ниже $2 в день. Мы говорим не об эксклюзивных инновациях. Но разговор о доступных обществу инновациях. И поэтому, взамен медленному инновационному процессу должны прийти передовые методы и технологии, обеспечивающие максимальную скорость разработки. Нужно начать мыслить другими категориями. И хочу еще добавить, что это не просто получение большего из меньшего для как можно большего числа людей — весь мир работает над этим.

Я был крайне поражен, когда буквально на днях стал свидетелем реализации одной инновационной технологии. Знаете эти, к примеру, инкубаторы для новорожденных? Они недоступны в Африке. Они недоступны в индийских деревнях. Из-за этого младенцы погибают. Такой инкубатор стоит $2 тысяч. Но уже есть инкубатор, который стоит $25, обеспечивающий тот же уровень качества. Кто же сделал его? Молодые студенты из Стэнфордского университета, их задача была сделать крайне доступный продукт. Их дела, как и дела Ратана Таты, направлены в правильное русло. Это не просто инновация, сочувствие и страсть — это сочувствие в сердце и страсть в душе. Это новый мир, который мы хотим создавать. Поэтому «Ганди инжиниринг» проходит красной линией через все мое сегодняшнее выступление.

Леди и джентльмены, я хочу закончить раньше времени. Мне и эти 18 минут тяжело дались. Но у меня еще осталось полторы минуты. Мое итоговое послание таково: Индия дала огромный подарок этому миру. О чем я? В ХХ веке мы дали миру Ганди. Подарок XXI века, который очень важен для всех на Земле, коснись мы глобального экономического кризиса или климатических изменений — каждая проблема, которую мы обсуждаем, в конечном счете — это получение больших благ из малого для как можно большего числа людей, не только для текущего поколения, но и грядущих поколений. Это возможно только с помощью «Ганди инжиниринга». Итак, леди и джентльмены, рад вам сообщить, что подарок XXI века миру от Индии — Ганди инжиниринг.

Лакшми Пратури: Спасибо, доктор Машелкар. У меня к вам небольшой вопрос. Когда вы были маленьким мальчиком и учились в школе, какие мысли вас посещали по поводу того, кем вы можете стать? Как вы думаете, что вас двигало к цели? Какая у вас была мечта? Что двигало вас вперед?

Р. А. Машелкар: Я вам расскажу историю, которая послужила для меня импульсом,— историю, которая изменила мою жизнь. Помню, что мне приходилось ходить в школу для бедных, потому что моя мать не могла собрать необходимые 21 рупий, что равно половине доллара, чтобы я мог посещать нормальное учебное заведение, и потом перейти в старшие классы. Но это была бедная школа с богатыми учителями, сказать вам по правде. Один из учителей преподавал нам физику. Однажды, в один из солнечных дней он решил провести занятие вне класса, на природе, он хотел показать нам, как найти фокусное расстояние для выпуклой линзы. У него в руках была линза и кусочек бумаги. Он то приближал линзу к поверхности бумаги, то удалял. В результате мы могли наблюдать яркое пятно на листе. Потом он сказал: «Это фокусное расстояние». Потом он немного задержал это пятно сфокусированным в одной точке, Лакшми. И бумага загорелась. Когда бумага сгорела полностью, он почему-то повернулся ко мне и сказал: «Машелкар, если ты не будешь растрачивать свою энергию, если ты сфокусируешь ее, ты достигнешь чего угодно в этом мире». Он дал мне замечательный совет: сфокусируйся, и ты добьешься своего. И я воскликнул: «О, наука чудесна! Я должен стать ученым». Но самое важное — сфокусируйся и сможешь добиться чего пожелаешь. И этот принцип, положа руку на сердце, имеет большую ценность для современного общества.

Что же делает это фокусное расстояние? Солнечные лучи распространяются параллельно друг другу. Всем известно свойство параллельных линий — они никогда не пересекаются. Что делает выпуклая линза? Она заставляет их сходиться в одной точке. Это я называю лидерство по принципу выпуклой линзы. Вы знаете, как выглядит сегодняшнее лидерство? Это вогнутая линза. Она расфокусирует параллельные лучи. Таким образом, я усвоил урок, что лидер должен уметь фокусировать свою энергию. И когда я состоял в национальной химической лаборатории, когда я состоял в бюро по научным исследованиям в промышленности — всего 40 лабораторий — когда две лаборатории не имели связи друг с другом, я создавал смешанные команды, организуя общую работу. Cегодня я президент Глобального Исследовательского Союза(GRA), 60 000 ученых в девяти странах, начиная от Индии и заканчивая США. Я прилагаю все усилия, чтобы создать глобальную команду, которая сможет решать глобальные проблемы. Это было моим уроком. Это вдохновило меня.

Перевод: Кирилл Моисеев
Редактор: Геннадий Захаров

Источник

Свежие материалы