€ 70.67
$ 64.31
Майкл Грин: Как изменить мир к лучшему к 2030 году

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Майкл Грин: Как изменить мир к лучшему к 2030 году

Возможно ли покончить с нищетой, остановить климатические изменения и достичь гендерного равенства в ближайшие 15 лет? Мировые лидеры считают, что это возможно. На саммите ООН в сентябре 2015 года ими был утвержден ряд новых глобальных Целей устойчивого развития до 2030 года. Специалист в области социального прогресса Майкл Грин предлагает представить, как могут быть достигнуты эти цели и как это может изменить мир к лучшему

Майкл Грин
БудущееЭкономика

Как вы думаете, мир будет лучше в следующем году? А в следующем десятилетии? Возможно ли покончить с нищетой, достичь гендерного равенства, остановить изменения климата, и все это в ближайшие 15 лет?

Мировые лидеры считают, что это возможно. На днях на саммите ООН в Нью-Йорке ими был утвержден ряд новых глобальных Целей устойчивого развития до 2030 года. Вот они — результат широкого переговорного процесса. Эти цели отражают путь развития, по которому идем все мы, человечество.

Таков план, но выполним ли он? Может ли эта мечта о лучшем мире претвориться в жизнь? Я выступаю перед вами именно поэтому: наши расчеты показали, что этот план осуществим, как бы невероятно это ни звучало. Но он требует перемен.

Вообще, сама мысль о том, что мир изменится к лучшему, может показаться фантастической. Судя по ежедневным новостям, цивилизация не развивается, а переживает упадок. Откровенно говоря, скептицизм в отношении громких заявлений ООН вполне оправдан.

Но попробуйте отбросить свои сомнения. Ведь в 2001 году ООН приняла ряд других задач — Цели развития тысячелетия. Тогда важнейшей задачей было признано сокращение уровня бедности вдвое к 2015 году. Отправной точкой считался 1990 год, когда доля населения, живущего за чертой бедности, составляла 36%, и планировалось снизить этот показатель до 18% к 2015 году.

Был ли этот план выполнен? Нет, не был. Он был перевыполнен. В этом году ожидается снижение уровня бедности до 12%. Конечно, еще есть к чему стремиться, и предстоит решить еще много задач. Но скептики и пессимисты, отрицающие любые позитивные тенденции, не правы.

Как это было достигнуто? Залогом такого успеха во многом стал экономический рост. Наибольшее снижение уровня нищеты зафиксировано в том числе в Китае и Индии, экономика которых в последние годы развивается быстрыми темпами. Но возможно ли повторить этот успех? Гарантирует ли экономический рост достижение целей? Чтобы это понять, нужно сопоставить текущую ситуацию в мире с поставленными задачами и выяснить, какими способами их решать.

Серьезное дело, ведь это не только амбициозные, но и комплексные задачи. В рамках 17 целей приняты 169 задач с буквально сотнями показателей. Некоторые из задач вполне конкретны, например ликвидация голода, другие более абстрактны — поддержание мирного сосуществования и терпимости.

Итак, для сравнительного анализа я использую показатель под названием «индекс социального прогресса». Он оценивает все параметры, к достижению которых стремится ООН, и сводит их к одному, который может служить отправной точкой для отслеживания дальнейших изменений.

В сущности, индекс социального прогресса рассматривает общество на основе трех главных параметров. Первый — обеспечение базовых потребностей человека: наличие пищи, воды, жилья, безопасности. Второй — доступ к составляющим качественной жизни: образованию, информации, здравоохранению, хорошей экологии. Третий — наличие условий для улучшения жизни: соблюдения прав человека, свободы выбора, защиты от дискриминации и доступа к передовым технологиям.

Индекс социального прогресса суммирует эти параметры, используя 52 показателя, и выводит совокупную оценку по стобалльной шкале. Эти оценки значительно разнятся от страны к стране. Максимальный уровень социального прогресса у Норвегии — 88. Худший показатель у Центральноафриканской Республики — 31. А если суммировать данные по каждой стране, учитывая численность населения, мы получим мировой показатель, равный 61. Если конкретнее, сегодня среднестатистический человек живет в условиях социального прогресса Кубы или Казахстана.

Вот наш сегодняшний уровень: 61 из 100. Как нам приблизиться к цели?

Глобальные цели, безусловно, амбициозны, но они не предполагают превращение всех стран в Норвегию за 15 лет. По моим подсчетам, достижение показателя, равного 75, означало бы не только выход на новый уровень благосостояния человечества, но и реализацию намеченного плана. Итак, наша задача — 75 из 100. Реально ли это?

На этот вопрос может ответить индекс социального прогресса, ведь, как вы могли заметить, при его подсчете не учитываются экономические показатели, такие как ВВП или экономический рост. Таким образом, мы можем рассмотреть взаимосвязь между экономическим ростом и социальным прогрессом.

Взгляните на этот график. По вертикальной оси отмечен социальный прогресс, суть глобальных целей, чем выше, тем лучше. По горизонтальной оси — ВВП на душу населения, чем правее, тем он больше. Отобразим на графике все страны мира, каждую отдельной точкой, и построим линию регрессии, показывающую среднюю зависимость между величинами. Мы видим, что по мере роста богатства уровень социального прогресса увеличивается. Однако при этом каждый следующий доллар ВВП приносит все меньше и меньше социального прогресса. Теперь на основе этих данных мы можем построить наш прогноз. Итак, ситуация на сегодняшний день: уровень социального прогресса — 61, ВВП на душу населения — $14 тысяч. Помните, наша общая цель — 75. Нынешний уровень ВВП — $14 тысяч. Насколько мы разбогатеем к 2030 году? Вот что нам нужно выяснить. Наиболее оптимистичные оценки озвучены Министерством сельского хозяйства США, прогнозирующим средние темпы роста мировой экономики на уровне 3,1% в ближайшие 15 лет, а значит объем ВВП в размере $23 тысяч в 2030 году. Вопрос вот в чем: если мы настолько разбогатеем, какого уровня социального прогресса мы достигнем? Мы обратились за помощью к экспертам «Делойт», которые проанализировали имеющиеся данные и пришли к следующему выводу: при условии, что объем ВВП вырастет с $14 тысяч до 23 тысяч в год, уровень социального прогресса увеличится с 61 до 62,4.





Всего лишь 62,4. Едва заметный рост.

Странно, да? Будучи необходимым условием успешной борьбы с бедностью, экономический рост, кажется, не слишком способствует достижению глобальных целей. В чем же дело? Я вижу две причины. Первая — в какой-то мере мы стали жертвами собственного успеха. Мы сняли сливки с роста экономики, и теперь перед нами стоят новые проблемы. Экономический рост — это не только преимущества, но и сопутствующие издержки: экологические проблемы, распространение заболеваний, например ожирения.

Итак, плохая новость: рост богатства сам по себе не приведет к достижению глобальных целей.

Неужели скептики правы?

Пожалуй, нет. Ведь индекс социального прогресса дает повод для оптимизма. Давайте вернемся к нашей линии регрессии. Она показывает среднюю зависимость между ВВП и социальным прогрессом, и на этих данных основан наш прогноз. Но, как вы заметили, вокруг линии регрессии сильный шум.

Это наглядный пример того, что ВВП — не приговор. Уровень социального прогресса в ряде стран растет меньшими темпами, чем ВВП. Россия богата природными ресурсами, но их наличие — не панацея от социальных бед. Китайский экономический бум не привел к кардинальным изменениям в области прав человека и экологии. В Индии развивается космическая программа, а миллионы людей живут без туалетов. В других же странах уровень социального прогресса растет быстрее, чем ВВП. Коста-Рика поставила образование, здравоохранение и экологию во главу угла и добилась высочайшего уровня социального прогресса при весьма скромных размерах ВВП. И это не единственный пример. От бедной Руанды до богатой Новой Зеландии — очевидно, что даже при небольшом ВВП страна может быть социально развита.

И это важно, потому что, во-первых, это доказывает, что уже сегодня мы можем разобраться со множеством проблем, для решения которых поставлены глобальные цели. Во-вторых, мы видим, что развитие общества не подчинено ВВП. Все зависит от выбора стратегии развития: сделав благосостояние людей приоритетом, мы добьемся гораздо большего, чем предполагает уровень ВВП.

Приблизит ли нас это к достижению целей? Взглянем на цифры. Что мы имеем: сегодня мировой уровень социального прогресса равен 61, наша цель — 75. Экономический рост сам по себе приблизит нас к отметке 62,4. Предположим, страны с низкими темпами социального развития, такие как Россия, Китай, Индия, покажут лучшую динамику. Какого уровня социального прогресса мы достигнем? 65 — уже лучше, но до цели еще далеко. Будем оптимистами и представим, что каждая страна будет более эффективно конвертировать ВВП в благосостояние общества. Получаем 67. А теперь построим еще более смелый прогноз. Что, если каждая страна пойдет по пути Коста-Рики и сделает приоритетом благосостояние людей, используя свои богатства во благо собственных граждан? В этом случае мы приблизимся к 73, а значит, к достижению глобальных целей.

Можем ли мы попасть туда? Точно не с текущим подходом. Туда не доплыть даже на волне экономического роста, если она несет лишь шикарные яхты с ВИП-пассажирами, а остальных оставляет за бортом. Если мы хотим достичь глобальных целей, мы должны изменить подход к их достижению. Мы должны сделать упор на социальное развитие в глобальном масштабе. Я считаю, что глобальные цели — наш исторический шанс, ведь за их реализацию поручились мировые лидеры. Давайте не будем впадать в уныние и забывать о поставленной задаче, а будем следить за ее выполнением, контролируя отчетность и наблюдая динамику изменений на протяжении этих 15 лет.

В заключение я покажу вам инструмент такого контроля — Всеобщую отчетную ведомость. Всеобщая отчетная ведомость объединяет все данные в единую систему, понятную и знакомую нам со школы. Наши успехи в достижении глобальных целей оцениваются по шкале от F до A, где F — кризис человечества, а A — идеальный мир. На сегодняшний день у нас C с минусом. Суть глобальных целей в получении A, поэтому Всеобщая отчетная ведомость, отражающая общемировой показатель и данные по каждой стране в отдельности, будет обновляться ежегодно, давая возможность контролировать, как мировые лидеры решают поставленные задачи и выполняют обещания. Ведь путь к идеальному миру начинается с изменений, а для того, чтобы лидеры изменили стратегию развития, мы должны заявить о необходимости этого.

Так давайте отойдем от привычного подхода, пойдем по новому пути, выберем мир, в котором мы хотим жить.

Бруно Джуссани: Спасибо, Майкл. Майкл, один вопрос: Цели развития тысячелетия были приняты 15 лет назад для всех стран, но фактически в рамках этих целей оценивались успехи развивающихся стран. Очевидно,что новые глобальные цели универсальны, задача действовать и развиваться стоит перед каждой страной. Как мне как рядовому гражданину выразить свой призыв к действиям с помощью отчетной ведомости?

Майкл Грин: Хороший вопрос. Происходит смена приоритетов: внимание направлено на каждую страну, а не только на бедные страны и борьбу с нищетой. И каждая страна будет решать свои задачи на пути к целям. Должен сказать, Бруно, даже Швейцарии есть над чем работать. Поэтому в 2016 году отчетная ведомость будет составлена для каждой страны, и мы увидим, какого прогресса мы добились. И богатые страны не будут круглыми отличниками. Думаю, полученные данные будут отправной точкой для глобального призыва к действиям и к развитию.

Перевод: Анна Андреева
Редактор: Анна Котова

Источник

Свежие материалы