€ 70.57
$ 62.97
Церинг Тобгай: Эта страна не с нейтральным уровнем эмиссии CO2 — а с отрицательным

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Церинг Тобгай: Эта страна не с нейтральным уровнем эмиссии CO2 — а с отрицательным

Высоко в Гималаях, на границе между Китаем и Индией, находится Королевство Бутан, которое пообещало поддерживать уровень эмиссии углекислого газа нейтральным навсегда. В этом просветительном выступлении премьер-министр Бутана Церинг Тобгай делится миссией своей страны ценить счастье больше, чем экономический рост, и установить мировой стандарт для сохранения окружающей среды

Будущее

Если вдруг вам интересно, нет, на мне не платье, и нет, я не скажу, что под ним.

Это го. Моя национальная одежда. Так одеваются все мужчины в Бутане. Так одеваются наши женщины. Так же, как женщины, мы, мужчины, можем носить довольно яркие цвета, но в отличии от женщин, нам можно открывать ноги.

Наша одежда уникальна, но это не единственное, чем уникальна моя страна. Наше обещание сохранять эмиссию СО2 нейтральной тоже уникально, и именно об этом я хотел бы поговорить сегодня — о нашем обещании сохранять нейтральной эмиссию CO2.

Но прежде чем продолжить, необходимо объяснить вам контекст. Для этого расскажу вам нашу историю.

Бутан — маленькая страна в Гималаях. Нас называли Шангри-Ла, даже последней Шангри-Ла. Но позвольте мне сразу заявить: мы не Шангри-Ла. Моя страна — не один большой монастырь, населенный счастливыми монахами.

Правда в том, что нас всего 700 000 человек, зажатых между двумя самыми населенными странами на планете, Китаем и Индией. Правда в том, что мы маленькая, слаборазвитая страна, делающая все возможное, чтобы выжить. Но мы в порядке. Мы выживаем. На самом деле мы процветаем, и причина нашего процветания в том, что нам повезло иметь потрясающих королей. Наши просвещенные монархи неустанно работали, чтобы развить нашу страну, аккуратно создавая баланс между экономическим ростом, социальным развитием, экологической устойчивостью и сохранением культуры, — все в рамках умелого управления. Мы называем этот холистический подход к развитию «Валовым Национальным Счастьем», или ВНС. В 1970 годах наш четвертый король произнес знаменитую фразу о том, что для Бутана Валовое Национальное Счастье важнее Валового Национального Продукта.

С тех пор все развитие Бутана обусловлено ВНС — новаторским видением, направленным на повышение уровня счастья и благосостояния наших людей.

Но это легче сказать, чем сделать, особенно если у вас одна из наименьших экономик в мире. Весь наш ВВП меньше $2 млн. Я знаю, что некоторые из вас зарабатывают больше самостоятельно, чем вся экономика моей страны.

Наша экономика мала, но здесь начинается самое интересное. Образование полностью бесплатное. Всем жителям гарантируется бесплатное школьное образование, тот, кто хорошо успевает, получает бесплатное высшее образование. Здравоохранение тоже полностью бесплатное. Медицинская консультация, лечение, лекарства: все обеспечивается государством. Мы добились этого, потому что используем наши ограниченные ресурсы очень аккуратно и потому, что мы верны главной миссии ВНС — развитию, основанному на ценностях. Наша экономика небольшая, и мы должны укреплять ее. Экономический рост важен, но он не должен разрушать нашу уникальную культуру и первозданную природу.

Сегодня наша культура процветает. Мы продолжаем чествовать наше искусство и архитектуру, кухню и праздники, монахов и монастыри. И да, мы чествуем нашу национальную одежду тоже. Поэтому я могу носить свой го с гордостью. Занимательный факт: вы смотрите на самый большой карман в мире.

Он начинается здесь, проходит по спине и заканчивается здесь изнутри. В этом кармане мы храним какие угодно персональные вещи, от телефонов и кошельков до iPad, рабочих документов и книг. Но иногда — иногда даже драгоценный груз.

Итак, наша культура процветает, но также процветает и наша окружающая среда. 72% моей страны покрыто лесами. По нашей конституции, минимум 60% всей территории Бутана должно быть покрыто лесами во все времена.

Наша конституция, эта конституция, обязывает нас жить под покровом лесов. Между прочим, наш король использовал конституцию, чтобы навязать нам демократию. Понимаете, мы, люди, не хотели демократию. Мы не просили ее, не требовали и определенно за нее не сражались. Вместо этого наш король навязал нам демократию, настояв на ее включении в конституцию. Но он пошел дальше. Он добавил положения в конституцию, наделяющие людей возможностью объявлять импичмент королям, а также включил положение, требующее всех королей уходить на пенсию в возрасте 65 лет.

Фактически у нас уже есть король на пенсии: наш предыдущий король, Великий Четвертый, ушел на пенсию 10 лет назад на пике своей популярности. Ему был всего 51 год.

Как я и говорил, 72% нашей страны покрыто лесами, и все эти леса нетронутые. Поэтому мы – одно из немногих мест в мире, обладающее невероятным биоразнообразием, и поэтому мы — страна с нейтральной эмиссией углекислого газа. В мире, находящемся под угрозой изменения климата, мы — страна с нейтральной эмиссией.

Оказывается, это очень важно. Среди более 200 стран в сегодняшнем мире, кажется, мы единственные с нейтральным уровнем эмиссии. На самом деле это не совсем точно. Уровень эмиссии углекислого газа Бутана не нейтральный. У Бутана он отрицательный. Вся наша страна производит 2,2 млн тонн углекислого газа, но наши леса поглощают в три раза больше этого количества, так что мы служим углеродным стоком для более чем 4 млн тонн углекислого газа в год. Но это не все.

Мы экспортируем бóльшую часть возобновляемой электроэнергии, которое мы получаем от наших быстротечных рек. Сегодня чистая энергия, которую мы экспортируем, поглощает около 6 млн тонн углекислого газа в наших окрестностях. К 2020 году мы будем экспортировать достаточно электричества, чтобы поглощать 17 млн тонн углекислого газа. Если бы мы использовали половину нашего гидроэнергетического потенциала, над чем мы и работаем, чистая, зеленая энергия на экспорт поглощала бы около 50 млн тонн углекислого газа в год. Это больше CO2, чем такой город, как Нью-Йорк, создает в год.

Так что внутри нашей страны мы – углеродный сток. За пределами мы поглощаем углекислый газ. И это важно. Мир становится теплее, изменение климата — это реальность. Изменение климата влияет на мою страну. Наши ледники тают, что приводит к наводнениям и оползням, что, в свою очередь, приводит к бедствиям и повсеместным разрушениям в моей стране. Недавно я был на этом озере. Оно потрясающее. Вот как оно выглядело 10 лет назад, и вот 20 лет назад. Всего 20 лет назад этого озера не было. Это был сплошной ледник. Несколько лет назад похожее озеро прорвало дамбу и посеяло хаос в нижележащей долине. Эти разрушения произошли из-за одного ледникового озера. У нас 2 700 озер, которые надо сдерживать. Дело вот в чем: моя страна и ее жители не сделали ничего, что повлекло бы глобальное потепление, но мы все равно страдаем от его последствий. Для маленькой бедной страны без выхода к морю и высоко в горах это очень трудно. Но мы не собираемся сидеть и ничего не делать. Мы сражаемся с изменением климата. Вот почему мы пообещали поддерживать уровень эмиссии нейтральным.

Впервые мы пообещали это в 2009 году, на СОР-15 в Копенгагене, но никто не обратил внимания. Государства были так заняты спорами друг с другом, обвиняя друг друга в причинах изменения климата, что, когда маленькая страна подняла руку и объявила: «Мы обещаем всегда поддерживать эмиссию CO2 нейтральной», никто нас не услышал. Никому не было дела.

В декабре прошлого года в Париже на COP-21 мы подтвердили свое обещание поддерживать уровень эмиссии нейтральным на все времена. На этот раз нас услышали. Нас заметили, и всех это затронуло. В Париже было по-другому, потому что государства собрались вместе, чтобы принять реалии изменения климата, и стремились собраться вместе, действовать вместе и работать вместе. Все страны, от очень маленьких до очень больших, пообещали снизить эмиссии парниковых газов. В рамочной конвенции ООН об изменении климата говорится, если будут сдержаны так называемые предварительные обязательства, мы приблизимся к сдерживанию глобального потепления в пределах двух градусов Цельсия.

Кстати, я попросил организаторов TED повысить температуру здесь на два градуса, так что если кому-то из вас теплее, чем обычно, вы знаете, кто виноват.

Очень важно, чтобы все мы сдержали обещания. Что касается Бутана, мы сдержим обещание поддерживать уровень эмиссии нейтральным. Вот несколько способов, как мы это делаем. Мы подаем бесплатное электричество сельским фермерам. Смысл в том, что с бесплатным электричеством им больше не нужны дрова, чтобы готовить еду. Мы инвестируем в зеленый транспорт, субсидируем покупки электрических автомобилей. Также мы субсидируем покупки светодиодных ламп, и все наше правительство старается обходиться без бумаги. Мы очищаем всю нашу страну в рамках национальной программы «Чистый Бутан», мы высаживаем деревья по всей стране в рамках еще одной национальной программы — «Зеленый Бутан».

Именно наши заповедники – главная цель нашей стратегии нейтральной эмиссии. Наши заповедники — это наш углеродный сток. Наши легкие. Сегодня больше половины нашей страны находится под защитой: национальные парки, заповедники и питомники. Самое прекрасное, мы соединили их между собой сетью биологических коридоров. Это значит, что наши животные свободны передвигаться по всей стране. Тигр, например. Его заметили на высоте 250 метров над уровнем моря в жарких, субтропических джунглях. Два года спустя этот же тигр появился на высоте около 4 000 метров в наших холодных альпийских горах. Разве это не потрясающе?

Мы должны продолжать в том же духе. Мы должны сохранять наши парки прекрасными. Каждый год мы должны выделять ресурсы для борьбы с браконьерством, охотой, горным делом и загрязнением наших парков и помогать сообществам, живущим в этих парках, следить за своими лесами, адаптироваться к изменениям климата, улучшать условия жизни, но продолжать жить в гармонии с матерью-природой.

Но это дорого. В ближайшие несколько лет у нашей маленькой экономики не будет ресурсов, чтобы покрыть все расходы, необходимые для защиты окружающей среды. Если взглянуть на цифры, похоже, что нам понадобится около 15 лет, прежде чем мы сможем финансировать наши стремления по сохранению природы. Но ни Бутан, ни остальной мир не могут позволить себе 15-летнего движения назад.

Поэтому его Величество король основал «Бутан для жизни». «Бутан для жизни» дает время, которое нам необходимо. Он дает нам пространство для передышки. По существу, это механизм финансирования заботы о наших парках, защиты наших парков, прежде чем наше государство сможет взять это на себя полностью. Идея состоит в том, чтобы создать переходный фонд пожертвований от отдельных людей, корпораций, институтов, но сделка завершается только после того, как определенные условия выполнены и все средства выделены. Много аспектов, но вывод один: идея позаимствована с Wall Street. Отдельный человек может пожертвовать сумму, не волнуясь о том, что деньги зависнут в недостаточно обеспеченном проекте. Это что-то вроде проекта Kickstarter, только с перспективой в 15 лет и миллионами тонн углекислого газа на кону. Когда сделка завершена, мы используем переходный фонд для защиты парков, давая время нашему государству постепенно увеличить финансирование до завершения 15-летнего периода. После этого наше государство гарантирует полное финансирование навсегда.

Мы почти добились этого. Мы планируем закончить в этом году. Естественно, я очень рад.

Всемирный Фонд Дикой Приоды — наш принципиальный партнер на этом пути, я хотел бы передать им огромное спасибо за прекрасную работу, которую они проводят в Бутане и по всему миру.

Ух, здесь становится жарко.

Я благодарю вас, что выслушали нашу историю, историю о нашем обещании поддерживать нейтральной эмиссию CO2, о том, как мы сохраняем нашу природу нетронутой для себя, для наших детей, для ваших детей и для мира. Но мы здесь не для того, чтобы рассказывать истории, правда? Мы здесь, чтобы мечтать вместе. В завершение я бы хотел поделиться еще одной своей мечтой. Что, если мы могли бы собрать наши силы, наши ресурсы, наше влияние, наш энтузиазм, чтобы повторить программу «Бутан для жизни» в других странах, чтобы и они могли защитить навсегда свои заповедники. В мире множество других стран, сталкивающихся с теми же проблемами. У них тоже есть природные ресурсы, которые могут помочь выиграть битву за устойчивость, только у них нет возможности использовать их сейчас. Так почему бы нам не организовать «Планету для жизни» — глобальный фонд, чтобы распространить «Бутан для жизни» по всему миру? Я приглашаю вас помочь развить эту мечту за пределы наших границ, донести до всех тех, кому дорого будущее нашей планеты. Мы здесь, чтобы мечтать вместе, работать вместе, бороться с изменениями климата вместе, защищать нашу планету вместе. Потому что правда в том, что это касается всех нас. Некоторые могут одеваться по-другому, но мы все едины.

Перевод: Анастасия Гурова
Редактор: Юлия Каллистратова

Источник

Свежие материалы