€ 73.80
$ 66.17
Кэрол Фишман Коэн: Как вернуться к работе после перерыва

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Кэрол Фишман Коэн: Как вернуться к работе после перерыва

Если вы взяли перерыв в карьере, но уже хотите вернуться на работу, будете ли вы рассматривать вариант временной стажировки? Эксперт по возвращению на работу Кэрол Фишман Коэн считает, что вам не следует им пренебрегать. В этом выступлении вы услышите о ее собственном опыте возврата к работе после перерыва, о ее деятельности по отстаиванию интересов «второзаходников» и о том, как работодатели пересматривают свой подход к возвращающимся на работу талантам

Кэрол Фишман Коэн
Саморазвитие

Людей, возвращающихся на работу после перерыва, я называю «второзаходниками». Это люди, которые прервали карьеру для ухода за престарелыми родными, для ухода за детьми, по личным причинам или из-за проблем со здоровьем. У всех, кто сталкивается с переходным периодом в карьере, много общего: у ветеранов, супругов военных, вышедших на работу пенсионеров, вернувшихся на родину специалистов. Возвращаться на работу после перерыва тяжело из-за отсутствия взаимопонимания между работодателями и второзаходниками. Работодатель может рассматривать людей с пробелами в резюме как очень рискованную кандидатуру, но и люди, прервавшие карьеру, могут начать сомневаться в своей способности перезапустить свою карьеру, особенно если перерыв длился продолжительное время. Отсутствие взаимопонимания и есть проблема, которую я помогаю решить.

Сегодня успешные второзаходники встречаются в каждой сфере деятельности. Это Сэми Кафала. Он ядерный физик в Великобритании, который взял пятилетний перерыв в работе, чтобы воспитывать пятерых детей. Сингапурские газеты недавно написали о медсестрах, возвращающихся на работу после долгого перерыва. И к слову о долгих перерывах в карьере — это Мими Кан. Она социальный работник округа Ориндж в Калифорнии, которая вернулась к работе в организацию по социальной помощи после перерыва в 25 лет. Это самый долгий перерыв, о котором мне известно. Судья верховного суда Сандра Дэй О’Коннор брала 5-летний перерыв в начале своей карьеры.

А это Трейси Шапиро, чей перерыв в карьере составил 13 лет. Она написала статью, откликнувшись на призыв Today Show к людям, пытавшимся вернуться на работу, но имевшим с этим проблемы. Трейси писала, что как матери пятерых детей ей нравилось проводить время дома, однако после развода ей потребовалось вернуться на работу, к тому же она уже хотела вернуть работу в свою жизнь, потому что ей нравилось работать. Трейси делала то же, что делают многие из нас, когда мы чувствуем, что поиск работы отнял у нас уже полжизни. Она искала должность финансиста или бухгалтера и потратила на это последние девять месяцев, старательно изучая фирмы в интернете и рассылая резюме без какого-либо результата.

Я встретила Трейси в июне 2011 года, когда Today Show попросили меня помочь ей и посмотреть — смогу ли я изменить ход вещей. Первая вещь, которую я сказала Трейси, это что пора выходить из дома. Я сказала ей заявить во всеуслышание, что она ищет работу, рассказать всем знакомым о своем желании вернуться на работу. Я также сказала ей: «У тебя будет много переговоров, которые ни к чему не приведут. Помни об этом и не теряй из-за этого духа. Лишь горстка окажется реальной возможностью вернуться к работе».

Чуть позже я расскажу вам, что случилось с Трейси, но сначала расскажу об открытии, которое я сделала, когда вернулась на работу после собственного 11-летнего перерыва в работе: ваша репутация «замерзает» во времени. Я имею в виду, что при возобновлении контактов с людьми, при взаимодействии с людьми из прошлого, с коллегами или одноклассниками, вас будут помнить такими, какими вы были до перерыва в карьере, даже если ваша самооценка несколько снизилась за это время — такое происходит с большинством из нас, когда мы отдаляемся от профессиональной деятельности. Вы можете казаться себе, к примеру, вот такими. Это я — обалдевшая после целого дня за рулем своего минивэна. А вот я на кухне. Но люди из прошлого не знают ничего об этом. Они помнят вас такими, какими вы были, и поэтому взаимодействие с ними придает вам уверенности, особенно их энтузиазм касательно вашего желания вернуться к работе.

Есть еще одна вещь, которую я ясно помню из собственного перерыва, — очень сложно быть в курсе всех профессиональных новостей. Мое прошлое связано с финансами, и мне было сложно быть в курсе новостей, пока я сидела дома с четырьмя маленькими детьми, поэтому я боялась, что на собеседовании заговорю о компании, которой больше не существует. Поэтому я снова подписалась на Wall Street Journal и в течение 6 месяцев читала его от корки до корки пока не почувствовала, что снова уловила те процессы, которые происходят в деловом мире.

Я верю, что второзаходники — сокровища в мире рабочей силы, и я объясню почему. Подумайте о нашем положении в жизни: тем из нас, кто брал перерыв в карьере для ухода за детьми, больше не нужен родительский отпуск. Мы его уже использовали. Мы не будем переезжать из-за смены работы супруга. Мы ведем более «оседлый» образ жизни. У нас есть прекрасный опыт работы. У нас более зрелые взгляды на жизнь. Мы не пытаемся самореализоваться за счет работодателя. Также у нас есть энергия, желание вернуться к работе из-за того, что нам пришлось временно отвлечься от нее.

С другой стороны, я беседую с работодателями, у которых два повода для беспокойства, когда речь идет о принятии на работу второзаходника.

Во-первых, работодатель переживает, что второзаходники отстали технологически. Сейчас я вам могу сказать, что у меня самóй были проблемы с современными технологиями, однако это временное явление. Много лет назад для финансового анализа я использовала программы «Лотус» 1-2-3. Я даже не знаю, помнит ли еще кто-то о таком, но я должна была научиться пользоваться Excel. Это не было трудно — множество команд остались теми же. PowerPoint показался мне значительно труднее, но сейчас я использую его постоянно. Я говорю второзаходникам, что работодатель ожидает от них умения работать с простейшим офисным программным обеспечением, и если у них нет этих навыков, то приобрести эти навыки — их задача. Так они и делают.

Вторая проблема, волнующая работодателей при приеме на работу второзаходников, — они не уверены, что второзаходники сами знают, чего хотят. Я говорю своим подопечным, что перед ними сложная задача — определить, изменились их навыки и интересы или не изменились за то время, что они не работали. Это не задача работодателя. В интересах кандидата продемонстрировать работодателю, какой вклад они смогут внести.

В 2010 году я стала кое-что замечать. Я следила за программами по перетрудоустройству с 2008 года, и в 2010 году я обратила внимание, что кратковременные оплачиваемые подработки, называются они стажировками или нет, но по сути это именно они, — это отличный способ профессионалу вернуться к работе. Я увидела у Goldman Sachs и Sara Lee программы стажировки для возвращающихся в профессию. Я видела инженера — необычную для таких случаев кандидатуру, подававшего заявление на подобную программу в вооруженных силах и затем получившего постоянную работу. Также я видела в двух университетах стажировки, интергированные в их программы повышения квалификации для руководителей.

Тогда я написала об этом статью, и она вышла в Harvard Business Review под названием «40-летний стажер». Мне стóит поблагодарить издателей за такой заголовок, а также за обложку, на которой вы можете видеть 40-летнего стажера среди студентов-стажеров. А позже Fox Business News запустила эту концепцию под названием «50-летний стажер».

Пять крупнейших финансовых компаний имеют вводные стажировки для возвращающихся к работе специалистов, и в них уже приняли участие сотни людей. Такие стажировки оплачиваются, и те, кто в результате получают постоянную должность, имеют соответствующий их должности оклад. Сегодня семь крупнейших инженерных компаний тестируют вводные стажировки для возвращающихся специалистов в рамках инициативы Общества женщин-инженеров. Почему же компании внедряют подобного рода стажировки? Потому что они позволяют работодателю принять решение о найме на основе реальной работы, а не на основе ряда собеседований, также они позволяют работодателю не принимать решение о найме сразу, а подождать до момента окончания срока стажировки. Испытательный срок избавляет от необходимости риска, который некоторые менеджеры усматривают в приеме второзаходников, а также привлекает превосходных кандидатов, становящихся прекрасными работниками.

Подумайте о том, чего мы достигли. Раньше большинство работодателей вовсе не были заинтересованы в задействовании второзаходников, а теперь программы, специально нацеленные на второзаходников, не просто существуют, но на них еще и не попасть, если у вас нет перерыва в трудовой деятельности.

Это свидетельствует о серьезных изменениях, об основательных сдвигах в данном вопросе, потому что если мы можем решить проблему с второзаходниками, то сможем помочь и другим с переходом на новую карьеру. Один работодатель недавно сказал мне, что их программа по переквалификации ветеранов основана на их стажировках для возвращающихся профессионалов. И нет причин не иметь таких программ и для пенсионеров. Другие люди, но идея та же.

А теперь я расскажу, что случилось с Трейси Шапиро. Помните, я сказала ей, что ей следует рассказывать всем о желании вернуться на работу? Один решающий разговор с другой мамой с той же улицы привел к предложению о работе, это была должность бухгалтера в финансовом отделе. Но работа была временной. В компании ей сказали, что есть возможность того, что она сможет продвинуться дальше, но никаких гарантий. Это случилось осенью 2011 года. Трейси нравилась компания, нравились люди, и офис был менее чем в 10 минутах от ее дома. И хотя ей предложили работу в другой компании, причем на постоянную должность, она решила попытать свое счастье на этой временной работе и надеяться на лучшее. Все закончилось тем, что она превзошла все их ожидания, и фирма не только предложила ей постоянную должность в начале 2012 года, но и сделала ее работу более сложной и интересной — они были уверены, что Трейси справится с этим.

А уже к 2015 году Трейси получила повышение. Фирма оплатила ей вечерние курсы MBA. Они даже наняли другого второзаходника ей в помощники. Временная работа для Трейси была попыткой, так же, как стажировка, окончившаяся большой победой для Трейси и для фирмы.

Моя задача — донести идею подобных стажировок до все большего количества работодателей. Но в настоящий момент, если вы решили вернуться к работе после перерыва в карьере, не стесняйтесь предложить работодателю свои услуги в рамках стажировок, даже там, где нет подобных вводных программ. Будьте их первым счастливым случаем, и вы станете примером для все большего количества второзаходников.

Перевод: Юлия Каллистратова
Редактор: Анна Котова

Источник

Свежие материалы