€ 90.28
$ 76.22
Алекс Кипман: На заре эры голограмм

Лекции

Алекс Кипман: На заре эры голограмм

Алекс Кипман хочет создать новую реальность — такую, в которой люди, а не технологии, будут в центре всего. При помощи HoloLens — гарнитуры для создания голографических проекций, Кипман воплощает трехмерные голограммы в реальность, создавая впечатление, что их можно потрогать и почувствовать. В этом магическом видео вы увидите будущее без экранов, где технологии могут перенести нас за пределы собственного мира

Алекс Кипман
Будущее

Тысячи лет спустя мы будем вспоминать первый век компьютеризации как захватывающий, но весьма своеобразный период времени, единственный в истории, когда люди были ограничены двумерным пространством, взаимодействуя с технологиями, будто сами были машинами; единственный столетний период в бескрайности времени, когда люди общались, развлекались и управляли своей жизнью, сидя перед экранами.

Сегодня мы проводим большую часть дня, нажимая и смотря на экраны. Что случилось со взаимодействием с живыми людьми? Не знаю, как вы, но я чувствую себя запертым внутри двумерного пространства мониторов и пикселов. И именно это ограничение и мое желание связываться с людьми вдохновляют меня созидать. Объясню проще: я хочу создать новую реальность, реальность, где технологии делают нас бесконечно ближе друг к другу, реальность, где люди, а не технологии — центр всего.

Я мечтаю о реальности, где технологии чувствуют, что мы видим, трогаем, ощущаем; реальности, где технологии больше не мешают нам, а, наоборот, принимают нас такими, какие мы есть. Я мечтаю о технологиях, стоящих на стороне человека. Мы все видели технологии, позволяющие людям поступать как люди: устройства, способствующие естественному взаимодействию, управление голосом или биометрика.

Это следующий шаг в эволюции. Это HoloLens от Microsoft, первый полностью автономный голографический компьютер. Такие устройства привнесут трехмерные голограммы прямо в наш мир, расширяя наш жизненный опыт за пределы обычного диапазона ощущений. Сейчас я не заглядываю в далекое будущее. Я говорю о сегодняшнем дне. Мы уже видим, как автомобильные компании, например Volvo, создают автомобили по-другому с помощью HoloLens, университеты, например Кейс Вестерн, совершенствуют методы обучения медиков. И мой любимый пример: НАСА используют HoloLens для того, чтобы ученые исследовали планеты с помощью голограмм.

Это важно. Под внедрением голограмм в наш мир я подразумеваю не просто новое устройство или улучшенный компьютер. Я говорю об освобождении человека из двумерного плена обычных компьютеров.

Посмотрите с такой стороны: если соотнести по времени, мы как пещерные люди в компьютеризации. Мы едва открыли уголь и начали создавать первые наскальные рисунки в нашей пещере. И с такой точки зрения я смотрю на свою работу каждый божий день. И следующие несколько минут я прошу вас всех смотреть с этой точки зрения на предстоящее путешествие.

Пока я надеваю HoloLens, позвольте мне объяснить конфигурацию. Это, возможно, самая рискованная демонстрация, которую мы делали на сцене с помощью HoloLens, и я не могу придумать лучше места, чем сцена TED. Сейчас я увижу голограммы прямо на этой сцене так же ясно, как вижу каждого из вас. В то же время у нас есть специальная камера, которую только что принесли, чтобы каждый из вас мог разделить этот опыт со мной на всех экранах.

Начнем наше путешествие. Не может быть лучшего места для начала нашего пути, чем компьютерная пещера двумерного мира. Давайте исследуем мир вокруг нас с помощью этих новых очков и поймем мир компьютеров с совершенно новой точки зрения.

Вселенная компьютеров одновременно изумительна и примитивна. Это вселенная, основанная на причинных связях. Как разработчики мы придумываем различные причины и затем программируем различные следствия. Двойной щелчок по иконке — причина. Открытие приложения — следствие. Теперь, если мы сравним это с реальной вселенной, это более чем ограничивает, потому что наша вселенная не цифровая. Она — аналоговая. Наша вселенная не мыслит категориями нулей и единиц, правды или лжи, черного или белого. Мы живем в мире, подчиняющемся законам квантовой физики, во вселенной нуля и единицы одновременно, в реальности, основанной на бесконечных возможностях и оттенках серого. Вы видите, как эти два мира сталкиваются.

Тогда почему экраны столь распространены в нашей аналоговой жизни? Мы видим их с момента пробуждения до момента отхода ко сну. Почему?

Я думаю потому, что компьютеры дают сверхспособности. Внутри цифровой вселенной мы вольны перемещаться в пространстве и вольны перемещаться во времени. И неважно, используете ли вы технологии для развлечения, работы или общения. Подумайте об этом так: придя вечером домой, вы посмотрите любимый сериал по телевизору. Это театр, где границы времени и пространства преодолены. После того как я завершу выступление на TED, я собираюсь позвонить своей любимой семье в Сиэтл. Это преодоление границ пространства. Это такие великие сверхспособности, что мы смиряемся с двумерными ограничениями нашей современной цифровой вселенной. А что, если можно не смиряться? Что, если мы можем иметь такие же цифровые способности в реальном мире? Уже сейчас видны проблески этого, но я верю, что дети наших детей вырастут в мире, свободном от двумерных технологий. Поразительно представлять себе такой мир, мир, в котором технологии по-настоящему понимают нас, в котором мы живем, работаем и общаемся, используя инструменты, способствующие опыту человека, а не машины, ограничивающие нашу человечность.

Как же нам в него попасть? Мне для ответа на этот вопрос нужно посмотреть на проблему с другой точки зрения. Нужно почувствовать мир с точки зрения машины. Если бы вы были машиной, пытающейся почувствовать наш мир, как бы вы решили эту проблему? Скорее всего, вы бы попытались классифицировать вещи на людей, окружающую среду или объекты. Но как такая машина может взаимодействовать с реальностью? Я вижу три пути.

Во-первых, будучи машиной, я бы наблюдал или вводил реальность. Распознавание речи и биометрическая аутентификация — прекрасные примеры машины, взаимодействующей с людьми с точки зрения ввода. Во-вторых, будучи машиной, я бы мог размещать цифровую информацию или выводить информацию в реальность. Голограммы — примеры взаимодействия машины с окружающей средой с точки зрения вывода. Наконец, будь я машиной, я бы мог обмениваться энергией с миром с помощью тактильной обратной связи. Представьте, что вы можете чувствовать температуру виртуального объекта или даже представьте, что можете толкнуть голограмму, а она толкнет вас в ответ с той же силой.

С этой точки зрения мы можем сжать реальность в простую матрицу. Есть один секрет: как инженер я очень радуюсь, когда могу уменьшить что-то до матрицы. От самоуправляемых машин до смартфонов и до голографического компьютера на моей голове, машины приобретают способность понимать наш мир. И они начинают взаимодействовать с нами существенно более личными способами.

А теперь представьте, что у вас есть детальный контроль над всеми вещами в мире. Повернули ручку в одну сторону — и вот вам реальность. Повернули ручку в другую сторону — и вот вам виртуальная реальность. Представьте переключение всего вашего окружения между виртуальным и реальным мирами. Мне здесь по душе. Представьте, что я могу посмотреть на вас и переключить из людей в эльфов. Когда технологии по-настоящему поймут наш мир, они снова преобразуют то, как мы взаимодействуем, то, как мы работаем и как играем.

Менее чем полвека назад два смелых человека приземлились на луну, используя компьютеры менее мощные, чем телефоны в ваших карманах. 600 млн человек наблюдали за ними на зернистых, черно-белых экранах телевизоров. А мир? Мир был очарован.

А теперь представьте, как наши дети и внуки будут следить за продолжением изучения космоса с помощью технологий, которые понимают этот мир. Уже сейчас существуют способы передачи информации через вселенную в прямом эфире. И я могу разглядеть, могу уже увидеть голографические телепередачи в ближайшем будущем. Так как нам пока везет с презентацией, давайте сделаем что-то более невероятное. Я предлагаю вам попробовать, впервые в мире, здесь, на сцене TED, совершить прямую голографическую телепортацию между мной и моим другом, доктором Джеффри Норрисом из Лаборатории реактивных двигателей НАСА.

Будем надеяться на удачу. Привет, Джефф.

ДН: Привет, Алекс.

АК: Уф! Это работает. Как твои дела, Джефф?

ДН: Отлично, у меня была прекрасная неделя.

АК: Не мог бы ты рассказать нам о том, где ты находишься?

ДН: Ну, я на самом деле в трех местах. Я стою в комнате в здании через дорогу, в то же время я на сцене с тобой, и в то же время я на Марсе, в сотнях миллионов километров отсюда.

АК: Ух ты, в сотнях миллионах километров отсюда. Потрясающе! Не мог бы ты рассказать нам о том, откуда берутся эти данные о Марсе?

ДН: Конечно. Это очень точная голограмма Марса, построенная на основании данных, собранных марсоходом Curiosity, которую я могу исследовать так же легко, как и Землю. Люди — исследователи по своей природе. Мы можем моментально понять окружение, просто находясь в нем. Мы создаем инструменты, такие, как марсоход, чтобы расширить наше видение и увеличить наш горизонт. Десятилетиями мы делали открытия, сидя перед экранами и клавиатурами. Сейчас мы перешагнули все это: гигантские антенны и спутники-ретрансляторы и бескрайность между мирами, — чтобы сделать первые шаги по ландшафту, будто мы действительно там. Сегодня группа ученых с нашей миссией видят Марс так, как никогда раньше, — чужой мир стал чуть более приветливым благодаря тому, что они исследуют его так, как это бы делал человек.

Но наши мечты не должны ограничиваться ощущением присутствия. Переключая реальный мир в виртуальный, мы сможем делать невероятные вещи. Мы сможем увидеть невидимые волны или перенестись на вершину горы. Однажды мы сможем почувствовать минералы в камне, прикоснувшись к нему. Мы делаем первые шаги. Но мы хотим, чтобы весь мир присоединился к следующему шагу, потому что это путешествие не для нескольких, но для всех нас.

АК: Спасибо Джефф, это было невероятно. Спасибо, что присоединился к нам сегодня на сцене TED.

ДН: Спасибо, Алекс, пока.

АК: Пока, Джефф.

Я мечтаю о таком будущем каждый божий день. Я черпаю вдохновение у наших предков. Мы жили в племенах, в которых мы взаимодействовали, общались и работали сообща. Мы вместе начинаем создавать технологию, которая позволит нам вернуться к тому человечеству, которое сделало нас теми, кто мы есть сегодня, технологии, которая освободит нас от жизни в двумерном мире мониторов и пикселов и позволит нам вспомнить, каково это — жить в нашем трехмерном мире. Это исключительное время для людей. Спасибо вам.

Хелен Уолтерс: Спасибо огромное, у меня есть пара вопросов.

АК: Конечно.

ХУ: Эта тема немного освещалась в прессе. Я спрошу напрямую, чтобы получить прямой ответ. Говорили о разнице между пробными версиями и реальным коммерческим продуктом. Расскажите об этой области вопроса. Именно такие впечатления испытает тот, кто купит данный продукт?

АК: Хороший вопрос. Или, точнее, это вопрос, который нам задают в средствах массовой информации последний год. Если вы поищете, то моего ответа на вопрос не найдете. Я намеренно игнорировал его просто потому, что сам вопрос — ошибочный. Это эквивалентно тому, что я покажу голограммы кому-то впервые, на что вы спросите меня: «А о какой диагонали телевизора идет речь?» Такая область рассмотрения продукта неуместна. Нам следует говорить о плотности или яркости излучаемого света. Или о том, каково угловое разрешение видимых объектов. С этой точки зрения, то, что вы видели, — изображение камеры с надетыми HoloLens. Даже при желании я не смог бы обмануть.

ХУ: Но у камеры линза не такая, как у человеческого глаза, не так ли?

АК: На камере линза типа «рыбий глаз». Она имеет более широкий обзор, чем человеческий глаз. Поэтому, если подумать о точках света, излучаемых радиально от объектива камеры, что и важно: как много точек света можно получить при данном объеме? Ничего не изменится, если я надену HoloLens на эту камеру. Теперь эта камера имеет более широкий обзор, не так ли?

ХУ: Боже мой!

АК: Он появился! Я предупреждал вас. Подойдите сюда.

ХУ: О, черт.

АК: Здесь голограмма Джеффа Норриса.

ХУ: Я знала, что что-то происходит, но не могла понять, что именно.

АК: Короче, чтобы было крайне ясно, камера, которую вы видите на экране, имеет более широкий обзор, чем человеческий глаз. Но угловое разрешение голограмм, что вы видите, точки света на единицу площади, одинаковые.

ХУ: И вы потратили — Джефф, я вернусь к тебе через минуту — вы потратили много времени на то, чтобы сделать карту сцены.

АК: Это правда.

ХУ: Можете объяснить, если я куплю HoloLens домой, мне нужно будет делать карту квартиры?

АК: HoloLens делает это в реальном времени со скоростью 5 кадров в секунду, используя технологию пространственного отображения. Так что дома, как только вы наденете HoloLens, голограммы начнут проявляться, а вы начнете их размещать, и они сами изучат ваш дом. На сцене, когда мы пытаемся надеть что-то на мою голову, чтобы общаться с чем-то там, со всей этой беспроводной связью, обычно приводящей к прекращению конференции, мы обычно не рискуем делать это вживую. Поэтому мы заранее делаем карту сцены в 5 кадров в секунду, используя ту же технологию отображения, что и вы с этим продуктом у себя дома, и потом сохраняем ее, чтобы, в случае помех со связью в таком окружении, между HoloLens на камере и на моей голове, голограммы не исчезли. В конечном счете голограммы появляются из этих HoloLens, а эта лишь видит HoloLens. Поэтому, если я потеряю связь, вы перестанете видеть прекрасные вещи на экране.

ХУ: Это было невероятно. Джефф?

ДН: Да?

ХУ: Привет.

АК: Я сделаю шаг назад.

ХУ: Итак, Джефф, вы были на Марсе, вы были здесь, вы были в комнате через дорогу. Расскажите мне о том, как при помощи голограммы вы можете видеть, но не можете потрогать или почувствовать запах. Насколько это полезно в науке сейчас? Это мой вопрос голограмме.

ДН: Спасибо за вопрос. Я абсолютно уверен, что такие технологии полезны науке сегодня, и поэтому мы используем их в различных областях нашей работы в NASA. Мы используем их, чтобы улучшить способы исследования Марса. Мы также используем их для астронавтов на космической станции. Мы даже используем их для создания следующего поколения космических кораблей.

ХУ: Здорово. Спасибо, Джефф, теперь уходите. Спасибо большое.

Алекс, это действительно было невероятно. Спасибо огромное.

АК: Спасибо вам.

Редактор: Ирина Макарова

Свежие материалы