€ 70.85
$ 64.25
Джонатан Хайдт о нравственных корнях либералов и консерваторов

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Джонатан Хайдт о нравственных корнях либералов и консерваторов

Психолог Джонатан Хайдт исследует 5 моральных ценностей, которые создают основу наших политических предпочтений: насколько мы «левые», «правые» или «центристы». В своем докладе он открывает глаза на моральные ценности, которые наиболее дороги либералам и консерваторам

Джонотан Хайдт
Саморазвитие

Представьте себе двух американских друзей, путешествующих в Италии. Они направляются посмотреть на Давида работы Микеланджело. Когда они наконец-то добираются до статуи, оба замирают на месте. Первый парень, назовем его Адам, прикован к месту идеальностью формы человеческого тела. Второй парень, назовем его Билл, прикован к месту стыдом от созерцания этой штуки посередине. Так вот вам вопрос: какой из двух парней скорее всего проголосовал за Джорджа Буша, а какой за Эла Гора?

Мне не нужно, чтобы вы поднимали руки, потому что у всех из нас похожие политические стереотипы. Мы все знаем, что это Билл. И в данном случае стереотип соответствует реальности. А реальность такова, что либералы куда более, нежели консерваторы, обладают таким важным свойством личности, как открытость новому опыту. Люди, открытые новым переживаниям, страждут нововведений, разнообразия, новых идей, путешествий. Люди не столь открытые любят что-то знакомое, надежное и проверенное

Если вы знаете об этих особенностях, вы можете понять многие загадки поведения людей. Вы можете понять, почему художники так не похожи на бухгалтеров. Вы можете достаточно точно угадать, что они предпочитают читать, куда путешествовать и какую еду есть. Как только вы понимаете эти характерные черты, вы можете понять, почему кто-то будет есть в Applebee’s, и почему вы не знакомы ни с кем из них. Эти характерные черты также отражаются на политике. Главный исследователь этой особенности, Роберт Мак-Крей, говорит: «Открытые люди склонны к либеральным, прогрессивным, «левым» политическим взглядам» – им нравится открытое, меняющееся общество, — «в то время как люди закрытые предпочитают консервативную, традиционную, «правую» точку зрения».

Эта особенность также говорит нам, к каким типам групп приобщаются люди. А вот описание группы, которое я нашел в сети. Какие люди присоединятся к мировому сообществу, одобрительно принимающему людей разных отраслей и культур, в поисках более глубокого понимания мира и в надежде на то, что это понимание улучшит будущее всех нас? Это от какого-то парня по имени TED. Так давайте же посмотрим, если открытость определяет либеральность и открытость определяет приверженцев TED, то можно ли сделать вывод, что члены TED – либералы? Давайте узнаем. Я хочу попросить вас поднять руки, если вы либерал, «левый» – в плане социальных проблем, о которых мы в основном говорим, или консерватор, и я дам третий выбор, потому что я знаю, что в аудитории есть несколько либертарианцев. Так что сейчас, пожалуйста, поднимите руки, в трансляционной комнате тоже, давайте все посмотрим на присутствующих. Пожалуйста, поднимите руки, если вы относите себя к либералам или «левым». Пожалуйста, прямо сейчас поднимите руки повыше. Отлично. Пожалуйста, поднимите руки, если вы считаете себя либертарианцем. Отлично, чуть больше двадцати. И, пожалуйста, поднимите руки, если вы считаете себя «правым» или консерватором. Раз, два, три, четыре, пять… около 8 или 10.

Отлично. Вот теперь у нас небольшая проблема. Потому что, если наша цель — понять мир, обрести более глубокое понимание мира, то наш недостаток разнообразия нравственных норм усложнит процесс. Потому что когда все люди разделяют ценности, нравственные нормы, они становятся единой командой, а психология командности такова, что она отключает непредубежденное мышление. Когда проигрывает либеральная партия, как в 2004, и как чуть не случилось в 2000, мы успокаиваем себя. Мы пытаемся объяснить, почему пол Америки проголосовало за других. Мы думаем, что они ослеплены религией или просто дуростью. Так что если вы думаете, что пол Америки голосует за республиканцев, потому что они слепцы, то я хочу сказать вам, что вы в ловушке нравственной матрицы, одной конкретной нравственной матрицы. И под «матрицей» я имею ввиду буквально матрицу, как фильм «Матрица».

Но я сегодня здесь, чтобы дать вам выбор. Вы можете взять синюю таблетку, и остаться в своем уютном забытье, или вы можете взять красную таблетку, узнать кое-что новое о нравственной психологии и выйти из нравственной матрицы. Теперь, когда я знаю… Отлично, я думаю, это отвечает на мой вопрос. Я собирался спросить, какую вы выбрали, но нужда отпала сама. Вы все открыты к новому, и, к тому же, вид аппетитный, а вы все – любители чувственных наслаждений. Как бы то ни было, давайте примем красную таблетку. Давайте поизучаем психологию нравственности и посмотрим, куда нас это приведет.

Начнем с начала. Что такое нравственность, и откуда она берется? Худший принцип во всей психологии — это принцип того, что мы рождаемся с чистым сознанием. Возрастная психология доказала, что дети приходят в мир и уже многое знают о психологическом и социальном мирах, и они запрограммированы так, чтобы им было легко узнавать одно и тяжело — другое. Лучшее определение врожденности, которое мне встречалось – и оно многое мне объясняет – от специалиста по мозгу Гэри Маркуса. Он говорит: «Изначальное строение мозга не особенно зависит от опыта. Природа предоставляет черновик, а последующий опыт его дорабатывает. «Встроенный» не значит «неподатливый», это значит упорядоченный до опыта». Отлично, так что насчет черновика нравственности? В попытке разобраться я и мой коллега Крэйг Джозеф проштудировали ряд трудов по антропологии, а именно о разнообразии культур и нравственности, а так же о психологии эволюционирования в поисках совпадений. О каких идеях люди говорят, независимо от рода занятости, какие идеи можно найти в различных культурах и даже у различных биологических видов? Мы обнаружили пять – пять оптимальных совпадений, которые мы назвали пятью принципами нравственности.

Первый — «вред-забота». Мы все млекопитающие, во всех нас заложены нейронные и гормональные программы, которые и позволяют нам быть близкими к другим, заботиться, испытывать сострадание, особенно к слабым и незащищенным. Это определяет наше мнение о тех, кто причиняет вред. Этот нравственный принцип лежит в основе 70% нравственных высказываний, которые я слышал тут, на TED.

Второй принцип — это «справедливость-взаимность». На самом деле не очевидно, есть ли понятие взаимности у других животных, но очевидность наличия ее у людей неоспорима. Эта картина Нормана Роквелла называется «Золотое Правило», и мы слышали об этом от Карен Армстронг, разумеется, как о фундаментальном принципе множества религий. Второй принцип лежит в основе 30% нравственных высказываний, которые я слышал тут, на TED.

Третий принцип — это лояльность к своим. В мире животных тоже есть группы, совместно действующие группы, но они всегда либо малочисленны, либо состоят из родни. Только среди людей можно обнаружить большие группы людей, которые могут сотрудничать, формировать новые группы, но в данном случае, группы создаются для борьбы с другими группами. Вероятно, это обусловлено предысторией племенного существования, психологией племени. И эта психология племени настолько глубоко приятна, что даже когда не осталось племен, мы сами создаем их, такая это для нас радость. Спорт относительно войны — это как порнография относительно секса. Мы можем почувствовать исконный, исконный драйв.

Четвертый принцип – «власть-уважение». Тут можно наблюдать подчинение от двух представителей близких видов, но понятие власти у людей не столь плотно основано на силе и жестокости, как у других приматов. Оно основано на более добровольном уважении и, иногда, даже элементах любви.

Пятый принцип — это «чистота-святость». Эта картина называется «Аллегория Целомудрия», но чистота — это не только подавление женской сексуальности. Это относится к любой идеологии, любой идее, которая обещает обретение целомудрия посредством контроля своего тела, контроля того, что кладешь в свое тело. И в то время, как «правые» гораздо более морализируют секс, «левые» заняты тем же с едой. Еда становится исключительно морализированной в наши дни, и, во многом, — это идеи чистоты и того, чего ты готов коснуться или положить в себя.

Я думаю, что это пять наиболее вероятных кандидатов того, что уже заложено в черновике нравственного сознания. На мой взгляд, самое меньшее, что в нас заложено, — это готовность учиться всему этому. Но пока мой сын, Макс, растет в либеральном университетском городке, какие изменения произойдут в его черновике? И насколько это будет отличаться от ребенка, рожденного 100 километров южнее, в Линчберге, штат Вирджиния?

Чтобы поразмыслить о разнообразии культур, попробуем другую метафору. Если в сознании действительно пять основных систем, пять источников интуиции и эмоций, тогда мы можем представить нравственное сознание как пятиканальный аудио-эквалайзер, где можно по-разному настроить каждый отдельный канал. И мои коллеги, Брайан Нозек, Джесси Грэхэм и я сам создали опросник, который расположен в сети, по адресу www.YourMorals.org. Уже 30 тысяч человек его заполнили, и вы тоже можете это сделать. И вот результаты. Это результаты около 23 тысяч граждан Америки. Слева – данные результатов либералов, справа – консерваторов, посередине – люди умеренных взглядов. Синяя линия отражает ответы людей в среднем на все вопросы о нанесении вреда.





И, как вы видите, люди придают значение проблемам вреда и заботы. Они всецело поддерживают эти типы высказываний, как видно на всем графике, но вы также можете заметить, что либералы переживают чуть больше консерваторов, кривая идет вниз. Та же ситуация со справедливостью. Но посмотрите на остальные три кривые, у либералов очень низкие результаты. Либералы, по сути, говорят: «Никакая это не нравственность. Авторитет большинства, непорочность – все это не имеет отношения к нравственности. Я против». Но по мере растущей консервативности растут и результаты. Мы можем заключить, что у либералов есть как бы двухканальная или двухпринципная нравственность. У консерваторов, скорее, пятиканальная, или пятипринципная нравственность.

Такая же тенденция прослеживается во всех странах. Вот данные для 1100 канадцев. Я просто быстро пролистаю остальные графики. Англия, Австралия, Новая Зеландия, Западная Европа, Восточная Европа, Латинская Америка, Ближний Восток, Восточная Азия и Западная Азия. Обратите внимание, что на всех этих графиках кривые большинства, власти и непорочности – куда круче. Что показывает, что в любой стране конфликт не в вопросах вреда и справедливости. Все – я имею в виду, что мы спорим о справедливости – но все согласны, что вред и справедливость — это важно. Нравственные распри в культурах особенно остры в темах большинства, власти и непорочности.

Это настолько ясно, что не столь важно, как именно формулировать вопросы. В одном недавнем исследовании мы попросили людей представить, что они вот-вот заведут собаку. Что они уже выбрали породу и тут узнали новые особенности этой породы. Допустим, вы узнали, что эта порода очень независимая и относится к хозяину как к другу, как к равному? И если вы либерал, вы скажете: «О, отлично!», — потому что либералы любят давать команду: «Фас, пожалуйста». Но если вы консерватор, то идея вас не прельщает. Если вы консерватор, и вы узнаете, что собака исключительно верная дому и семье и не очень быстро привыкает к чужим, для консерватора верность – положительное качество, собаки должны быть верными. Но по мнению либерала, похоже, что собака номинируется на должность у республиканцев.

Так что вы можете сказать – отлично, вот мы и узнали разницу между либералами и консерваторами, но что дают три оставшихся моральных принципа? Разве они не основа ксенофобии, авторитарности и пуританства? Что делает их нравственными? Ответ, на мой взгляд, содержится в восхитительном триптихе Иеронима Босха «Сад земных наслаждений». На первой панели мы видим момент создания. Во всем порядок, все прекрасно, и люди, и звери занимаются своими делами, каждый на своем месте. И тут, учитывая ход мирских дел, все меняется. Все начинают творить, кто во что горазд, со всеми отверстиями всех других людей и животных. Некоторые из вас могут узнать в этом шестидесятые. Но шестидесятые неизбежно становятся семидесятыми, когда все останки отверстий побаливают чуть больше. Конечно, Босх назвал это Адом.

Так что этот триптих, эти три панели, изображают вечную истину: порядку следует раздор. Правда общественного хаоса. Но, чтобы вы не думали, что все это лишь часть христианского воображения, где у христиан есть странная предвзятость к удовольствиям, так вот это та же история, то же ее развитие описанное в журнале «Nature» пару лет назад, где Эрнст Фер и Саймон Гахтер дали людям разыграть банальную ситуацию. Игра заключалась в том, что людям давали деньги, и в каждом круге игры они могли сложить деньги в общую кассу, и тогда экспериментатор удваивает кассу, а потом делит все поровну между всеми игроками. И это отличная аналогия для самых разных проблем с окружающей средой, где мы просим людей пожертвовать чем-либо, и они сами по себе ничего с этой жертвы особенно не имеют. Но каждому хотелось бы, чтобы каждый другой чем-то пожертвовал, и у каждого есть соблазн прокатиться на шару. И вот что происходит: поначалу люди принимают посильное участие – и, кстати, игра проходила анонимно – в первом круге люди отдали около половины своих денег. Но вскоре они прозревают: «Знаете что, похоже, другие не так выкладываются. Я не хочу быть козлом отпущения. Я тоже не буду ничего делать». И участие быстро сходит с вполне приемлемого до нуля.

Но потом – и вот уловка – Фер и Гахтер на седьмом круге сказали людям: «Знаете что? Новое правило. Если вы хотите отдать часть своих денег на то, чтобы наказать тех, кто зажимает деньги, вы можете это сделать». И как только люди услышали, что речь идет о наказании, сотрудничества сразу прибавилось. Прибавилось и продолжило прибавляться. Есть масса исследований, которые показали подобное решение проблем сотрудничества, и оно действительно работает. Недостаточно взывать к светлым намерениям, наличие какого-либо наказания действительно помогает. Даже если это стыд, неловкость или сплетни, нужно иметь какой-то способ наказать людей, если они в коллективе, чтобы они сотрудничали. Есть даже недавние исследования, предполагающие, что религия – напирающая на бога, заставляющая людей думать о боге – во многих ситуациях ведет к более содействующему, более гуманному поведению.

Некоторые люди считают, что религия – это адаптация, развившаяся вследствие культурной и биологической эволюции с целью объединения людей, отчасти, чтобы люди доверяли друг другу и были более действенны в конкуренции с другими группами. Я думаю, что в этом есть зерно правды, хотя это и спорный вопрос. Но меня особенно интересует религия и ее истоки, и то, что она делает с нами и для нас. Потому что мне кажется, что самое больше чудо в мире — это не Гранд-Каньон. Гранд-Каньон весьма прост. Это всего лишь много камней, много воды и ветра и много времени, вот и весь Гранд-Каньон. Это не так сложно. А действительно сложно то, что люди жили в местах вроде Гранд-Каньона и сотрудничали друг с другом, или в африканских саваннах, или на заледенелых берегах Аляски, а потом некоторые из этих поселений превратились в мощные города вроде Вавилона, Рима и Теночтитлана. Как это могло случиться? Это абсолютное чудо, куда менее объяснимое, чем Гранд-Каньон.

И ответ, мне кажется, в том, что они сделали все, что могли. Потребовалась вся психология нашей нравственности, чтобы создать эти сотрудничающие группы. Да, надо озадачиваться вопросами вреда, нужна психология правосудия. Но организации групп очень способствует наличие подгрупп, а если в этих подгруппах есть какая-то внутренняя структура и какая-то идеология, которая учит людей сдерживать свою похоть, стремиться к более высоким и благородным целям. И теперь мы подошли к камню преткновения либералов и консерваторов. Потому что либералы отрицают три фундаментальных принципа. Они говорят: «Нет, давайте радоваться разнообразию, а не обыденности большинства!». Они говорят: «Давайте поставим под сомнение власть». И они говорят: «Держите свои законы подальше от моего тела».

У либералов есть очень благородные причины для этого. Традиционная власть, традиционная нравственность могут быть репрессивны и ограничивать тех, кто в самом низу: женщин, нестандартных людей. Так что либералы защищают слабых и притесненных. Они хотят перемен и справедливости, даже ценой смуты. У парня на рубашке написано: «Кончай ныть, начинай революцию». И если вы открыты к новым опытам, то революция – хорошая вещь, что-то новое и веселое. Консерваторы, с другой стороны, стоят на стороне уставов и традиций. Они хотят порядка, даже вопреки благоденствию низов. Главное понимание консерваторов в том, что порядка очень тяжело добиться. Он хрупок, и его очень легко потерять. И, как сказал Эдмунд Берк: «Запреты и свободы людей должны считаться их личным правом». Это было сказано после смуты Французской революции. И как только вы понимаете это – что и либералы, и консерваторы вносят свою лепту, что они уравновешивают перемены и стабильность – тогда, мне кажется, дорога за пределы нравственной матрицы открыта.

И это откровение постигли все восточные религии. Вспомните Инь и Янь. Инь и Янь не враги. Инь и Янь не ненавидят друг друга. Инь и Янь необходимы, как ночь и день, для существования мира. Аналогия есть и в индуизме. В индуизме есть множество великих богов. Двое из них: Вишну — хранитель, и Шива — разрушитель. На этой иллюстрации оба бога соседствуют в одном теле. Слева – черты Вишну, и мы можем считать Вишну консервативным богом. Справа – черты Шивы, Шива – либеральный бог, и они работают сообща. То же самое есть и в Буддизме. В этих двух строфах, на мой взгляд, – самые глубинные постижения, которые были достигнуты в психологии нравственности. От дзен-мастера Сен-цан: «Если вы хотите обрести истину, никогда нельзя быть за или против, ибо борьба между «за» и «против» – худший недуг сознания». И теперь, к сожалению, этот недуг постиг многих лидеров мира. И прежде чем чувствовать свое превосходство над Джорджем Бушем, прежде чем метать камни, спросите себя, согласны ли вы с этим? Согласны ли вы выйти из борьбы добра и зла? Способны ли вы быть ни за, ни против чего угодно?

И в чем смысл? Что вы должны делать? Ну, если руководствоваться мудростью древних азиатских философий и религий, а к ним прибавить последние исследования в психологии нравственности, то, на мой взгляд, можно прийти к таким выводам: наши праведные сознания были созданы эволюцией, чтобы объединить нас в группы и отделить от других групп, а потом затмить нам истину. Так что же вы должны делать? Советую ли я вам сдаться? Советую ли я вам принять Сен-цана и прекратить, прекратить эту борьбу «за» и «против»? Нет, совсем нет. Я не говорю этого. Это – удивительная группа людей, которые столько всего делают, используют свои таланты, способности, силы, деньги, чтобы сделать мир лучше, чтобы бороться, бороться с несправедливостью, решать проблемы.

Но как мы узнали от Саманты Пауэр в ее рассказе о Серджио Виейра де Мелло, нельзя врываться с криками: «Вы дураки, а я умный». Ибо, как мы только что слышали, каждый считает, что он прав. И большая часть проблем, которые нам надо решить, — это те проблемы, где нам надо изменить других. И если вы хотите изменить других, то лучше начать с понимания себя самих, понимания психологии нашей нравственности, понимания того, что каждый считает себя правым, а потом отвлечься, даже на секунду, отвлечься и вспомнить о Сен-цане. Отвлечься от моральной матрицы и попытаться посмотреть на это, как на ситуацию, где каждый считает себя правым и у каждого есть на то свои причины, даже если вы не согласны с ними, у каждого есть какие-то свои причины. Отвлекитесь. И если вы так сделаете, то это и будет решающим шагом для нравственного взаимопонимания, если вы отвлечетесь от своей праведности, что, по сути, естественное состояние человека. Подумайте о Далай-ламе. Подумайте о невероятной нравственной авторитетности Далай-ламы – она вызвана его нравственной смиренностью.

Так что я считаю, что основная суть моей презентации и основная суть TED в том, что это группа людей, страстно нацеленных на то, чтобы изменить мир к лучшему. Здесь люди неистово стремятся к тому, чтобы сделать мир лучше. Но так же здесь есть неистовая верность истине. Так что я думаю, что решение — это использовать неистовую верность истине, чтобы сделать будущее лучше для всех нас.

Перевод: Анна Жеглова
Редактор: Лариса Л.

Источник

Свежие материалы