€ 70.64
$ 62.98
Эбигейл Марш: Почему некоторые люди более альтруистичны

Лекции

Саморазвитие 130 Лидерство 53 Будущее 0 Свой бизнес 35 Образ жизни 15 Экономика 69 История 6

Эбигейл Марш: Почему некоторые люди более альтруистичны

Почему некоторые люди даже при угрозе личному благополучию совершают бескорыстные поступки, чтобы помочь другим? Психолог-исследователь Эбигейл Марш изучает причины, побудившие людей совершить чрезвычайно альтруистичные поступки, например пожертвовать почку незнакомцу. Возможно, их мозг просто другой?

Эбигейл Марш
Будущее

Где-то на земле есть мужчина, немного похожий на актера Идриса Эльбу. По крайней мере, он был похож 20 лет назад. Я больше ничего о нем не знаю, кроме того, что он спас мою жизнь, подвергнув себя опасности. Этот мужчина ночью пересек четыре полосы автострады, чтобы забрать меня в безопасное место после автомобильной аварии, в которой я могла погибнуть. Ситуация сама по себе была для меня встряской, но также она сформировала во мне навязчивую потребность понять причину его поступка. Что побудило его сделать выбор, благодаря которому я жива, рискнуть собственной жизнью, чтобы спасти незнакомца от гибели? Другими словами, какова причина его, или чьей-либо, склонности к альтруизму?

Но сначала я расскажу о произошедшем. Мне было 19 лет, тем вечером я возвращалась домой в Такому, штат Вашингтон, по магистрали I-5, когда вдруг перед машиной выскочила маленькая собака. Я сделала именно то, чего делать не надо, — резко свернула в сторону. Вот тогда стало ясно, почему этого делать нельзя. В любом случае, я задела собаку, из-за чего машина пошла юзом, ее закрутило поперек магистрали, пока мотор не заглох, а она не замерла на скоростном ряду автострады навстречу движению. В тот момент я была уверена, что умру, но избежала этого благодаря действиям отважного мужчины, который, увидев мой заглохший автомобиль, за долю секунды принял решение съехать с дороги и в темноте пересечь четыре полосы автострады, чтобы спасти мою жизнь. После того, как он снова завел мою машину, перенес меня в безопасное место и убедился, что все в порядке, он просто уехал. Даже не сказал своего имени, и я уверена, что забыла поблагодарить его.

Так что перед тем, как я продолжу, хочу воспользоваться моментом, чтобы поблагодарить того незнакомца.

Я рассказываю об этом, потому что события той ночи в некоторой степени изменили мою жизнь. Я стала психологом-исследователем и посвятила себя изучению способности человека заботиться о других. Где она берет свое начало, как развивается и какие крайние формы может принять? Эти вопросы очень важны для понимания основных аспектов социальной природы человека. Многие люди, от философов и экономистов до обычных людей, верят, что в основе человеческой природы лежит эгоизм, что нас мотивирует только личное благосостояние. Но если это правда, почему некоторые люди, такие, как спасший меня незнакомец, совершают бескорыстные поступки, помогают другим, подвергая себя огромному риску? Ответ на этот вопрос требует изучения первопричин актов чрезвычайного альтруизма и отличительных особенностей людей, совершающих подобные акты. До недавнего времени эта тема была почти не исследована.

Действия мужчины, спасшего меня, соответствуют самому строгому определению альтруизма: это добровольный жертвенный поступок, мотивированный желанием помочь другому человеку. Это бескорыстный акт, обеспечивающий благополучие других людей. Как можно объяснить подобное действие? Очевидно, отчасти дело в сострадании — ключевом элементе альтруизма. Тогда возникает вопрос: почему одни люди более сострадательны, чем другие? Возможно, дело в том, что мозг более склонных к альтруизму людей имеет отличия на фундаментальном уровне.

Чтобы выявить эти отличия, я начала с противоположной стороны: с психопатов. Для понимания базовых аспектов человеческой природы, таких как желание помогать другим людям, обычно изучают людей, у которых это желание отсутствует. Психопаты — как раз такая группа. Психопатией называют нарушение развития, во многом объяснимое генетикой. Она проявляется в виде равнодушия и отстраненности, имеет тенденцию вызывать антиобщественное и иногда агрессивное поведение. Мы с коллегами из Национального института психического здоровья человека одними из первых в истории проанализировали нейровизуализации подростков-психопатов и пришли к выводу, который совпадает с результатами более поздних исследований: обычно у психопатов есть три характерные особенности.

Во-первых, они в целом воспринимают человеческие эмоции, однако остаются равнодушными к признакам страдания других людей. В частности, им сложно распознать мимическое выражение страха, подобно этому. Выражение страха говорит об эмоциональных страданиях. При виде его у людей обычно проявляется сострадание и желание помочь. Поэтому логично, что люди без сострадания невосприимчивы к этим сигналам.

Часть мозга, которая наиболее важна для распознавания выражения страха, называется миндалина. Люди без миндалины встречаются очень редко, распознавание страха у них сильно ослаблено. У здоровых взрослых и детей при виде выражения страха обычно наблюдается высокая активность миндалины, в то время как реакция миндалины психопатов, как правило, понижена. Иногда они вообще не реагируют, что может быть связано с проблемами выявления сигналов. К тому же миндалина у психопатов меньше среднего показателя на 18–20%.

Все приведенные данные надежны и обоснованы, а также очень интересны. Но в первую очередь меня интересует, почему люди заботятся друг о друге. Главный вопрос в том, может ли чрезвычайный альтруизм, который с точки зрения сострадания и желания помочь другим противопоставляется психопатии, зародиться в мозге, противоположном мозгу психопата? Некий мозг антипсихопата… Способен ли он лучше распознавать страх других людей, лучше ли его миндалина реагирует на это выражение, и, возможно, она больше средней?

По результатам моего исследования, все три допущения — правда. Мы обнаружили это, исследуя группу поистине экстраординарных альтруистов. Это люди, которые отдали одну из своих почек незнакомому человеку. Каждый из них добровольно перенес серьезную операцию по извлечению собственной здоровой почки, которую пересадили больному незнакомцу, которого они могут никогда не встретить. Распространенный вопрос: «Почему некоторые это делают?» Возможно, дело в том, что мозг такого экстраординарного альтруиста имеет некоторые особенности. Он лучше распознает человеческий страх. Фактически, он лучше выявляет страдающего человека. Частично это объясняется более активной реакцией миндалины на мимику. Помните, что у психопатов активность этой же части мозга понижена. Также их миндалина больше среднестатистической примерно на 8%. В сумме эти данные свидетельствуют о существовании некого континуума заботы в мире, с одной стороны которого находятся люди с высоким уровнем психопатии, а с другой — крайне сострадательные люди, склонные к чрезвычайному альтруизму.

Хочу добавить, что экстраординарные альтруисты отличаются не только повышенным состраданием. Более необычен тот факт, что их сострадание и альтруизм распространяются за рамки их ближайшего окружения — друзей и семьи. Потому что сострадание к людям, которых вы знаете и любите, не что-то сверхъестественное. Чрезвычайное сострадание альтруистов распространяется за пределы этого круга, даже за пределы более широкого круга знакомых, и включает людей вне их социального окружения, незнакомцев, как у мужчины, который меня спас.

У меня была возможность спросить многих альтруистов-доноров почки, как они смогли расширить круг сострадания, чтобы отдать почку незнакомцу. И я обнаружила, что им сложно ответить на этот вопрос.

Я спрашиваю: «Как получилось, что вы, в отличие от многих других людей, готовы сделать это? Вы один из менее чем двух тысяч американцев, когда-либо жертвовавших почку незнакомцу. Что в вас такого особенного?»

И что же они говорят?

Они говорят: «Ничего. Во мне нет ничего особенного. Я такой же, как другие».

И я считаю, этот ответ говорит о многом, потому что круг этих людей выглядит не так, а скорее вот так. Здесь нет центра. Альтруисты буквально не думают о себе как о центре чего-либо, они не считают себя лучше или важнее кого-либо другого. Я спросила одну альтруистку, почему для нее важно пожертвовать почку, и она ответила: «Потому что здесь речь не обо мне». Другой сказал: «Я не другой. Я не уникальный. Ваши исследования покажут, что я такой же, как и вы».

Думаю, лучшее определение поразительного отсутствия эгоцентризма — это смирение, качество, по словам Св. Августина, превращающее людей в ангелов. Почему так происходит? Потому что, если в круге нет центра, не может быть внутренних и внешних колец, все в равной степени заслуживают вашей заботы и сострадания. И я думаю, именно это отличает экстраординарных альтруистов от обычных людей.

Также я считаю, что многие или даже большинство, могут обрести подобное видение мира. Я так думаю, потому что в нашем обществе альтруизм и сострадание уже встречаются повсеместно. Стивен Пинкер и другие психологи показали, что во всем мире люди все реже остаются равнодушными к страданиям других. Это приводит к снижению уровня всех видов жестокости и насилия, от жестокого обращения с животными и домашнего насилия до смертной казни. Также это приводит к росту альтруизма. Сто лет назад люди посчитали бы абсурдным то, как легко сейчас мы жертвуем кровь и костный мозг незнакомцам. Возможно ли, что через сто лет люди будут воспринимать донорство почки незнакомцу так же спокойно и нормально, как сейчас мы относимся к донорству крови и костного мозга? Возможно.

Какова же причина этих изменений? Одной из причин может быть повышение благосостояния и уровня жизни. Считается, что люди уделяют больше внимания внешнему миру, когда общество становится богаче. В результате происходит рост всех видов альтруизма по отношению к незнакомцам, от волонтерства до благотворительных пожертвований и даже донорства почки. Однако все эти изменения также имеют странный и парадоксальный результат, а именно: несмотря на то, что мир становится лучше и гуманнее, и это действительно так, распространено мнение, что он становится более плохим и жестоким, хоть это и не так. Я не знаю точную причину, возможно, дело в том, что сейчас мы знаем намного больше о страданиях незнакомцев в отдаленных регионах, следовательно мы больше обеспокоены их страданиями. Увиденные нами изменения четко показывают, что сострадание и альтруизм настолько же неотъемлемы от человеческой природы, как жестокость и насилие, а возможно, даже в большей степени. Я верю: пока есть люди, от природы более чувствительные к страданиям других, почти каждый может создать новый круг сочувствия, в котором не будет центра и который сможет охватить широкий круг людей, включающий незнакомцев.

Перевод: Наталья Писемская
Редактор: Екатерина Юссупова

Источник

Свежие материалы