€ 98.81
$ 92.16
Время в сердце: можно ли продлить мгновения

Время в сердце: можно ли продлить мгновения

Исследования показывают, что мы можем повлиять на ощущение продолжительности моментов, перестроив повседневные привычки

Образ жизни Саморазвитие
Марк Шагал "Жонглер" (фрагмент)

Замечали, что время замедляется, когда вы едете в новое место, и пролетает незаметно, когда погружаетесь в повседневную рутину? Разве это не противоречит старой поговорке «счастливые часов не наблюдают»? Хотя ученые в целом пришли к согласию о том, как мы видим, слышим, думаем и планируем, восприятие времени в значительной степени остается загадкой, и нет единого мнения о том, как это происходит.

Недавние исследования изучили реакции тела (точнее, сердца) чтобы понять, насколько субъективно мы воспринимаем время. Эти выводы не только приоткрывают завесу тайны, но и позволяют предположить, что мы можем влиять на ощущение времени, сосредоточившись на телесных ощущениях и сигналах во время повседневных дел.

Хорошо известно, что чувство времени, в том числе в воспоминаниях, меняется в зависимости от того, как мы переживаем события. Один из классических примеров — так называемый эффект странности, явление, зафиксированное в экспериментах, когда новый стимул воспринимается дольше, чем стимулы, предъявляемые обычно. Другой пример — эффект вспышки памяти, когда воспоминание о шокирующем событии сохраняется ярким и хранится в памяти долго.

Возраст и привычки также влияют на то, как мы воспринимаем течение времени. «С возрастом рутинные события происходят чаще, и время для нас ускоряется, и, напротив, полноценная и разнообразная жизнь — это долгая жизнь», — пишет Марк Виттманн, психолог и исследователь времени из Института психологии во Фрайбурге. Но какой механизм лежит в основе этих эффектов?

Как мозг отсчитывает время

Работа Виттманна основывается на теории времени, разработанной нейробиологом Бадом Крейгом, который считал, что мы воспринимаем течение времени через осознание телесных ощущений. Крейг связывал наше восприятие времени с тем, как мозг интерпретирует текущие физиологические изменения в организме, например, частоту сердечных сокращений. Эти непрерывные сигналы анализируются областью мозга, известной как островковая доля, которая имеет решающее значение для обработки телесных ощущений.

Чтобы проверить теорию Крейга, Виттманн провел исследование с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии (ФМРТ). В ходе эксперимента участников просили прослушать звуковой сигнал и, как только он переставал звучать, жать на кнопку в течение того времени, которое, по их мнению, длился звук. Результаты показали постепенное увеличение активности в островковой доле которое соотносилось с продолжительностью стимула. Это означает, что с началом отсчета времени происходило заметное повышение активности мозга в островковой доле, которая резко снижалась после завершения события. Такая картина наблюдалась как на этапе формирования воспоминаний (в дорсальной задней части доли), так и на этапе их воспроизведения (в передней части доли).

Другими словами, полученные результаты говорят нам о том, что островковая доля выступает в роли «секундомера» мозга, помогая отслеживать продолжительность переживаний.

«Эти исследования стали, пожалуй, первыми, в которых теоретически раскрывается и одновременно интерпретируется доказанный факт активации островковой доли коры мозга в качестве механизма, объясняющего оценку длительности, — отмечает Виттманн. — Эта публикация, безусловно, стала первой, в которой была зафиксирована потенциальная функция аккумулирования в островковой доле, которая соотносилась с обработкой временных интервалов, что подтверждает теорию Бада Крейга».

Исследования подтверждают эти выводы. В прошлом году две научные группы опубликовали метаанализ более 100 нейровизуализационных исследований, в которых были определены структуры мозга, связанные с чувством времени. Области мозга, наиболее часто активизирующиеся после выполнения строго разработанных задач по контролю, включали дополнительную моторную область (часть сенсомоторной коры) и островковую долю. Было установлено, что эти две функционально связанные области мозга активируются в разных временных режимах, независимо от условий.

«Восприятие времени определяется временными процессами в сенсомоторной коре, или действиями тела, и обработкой сигналов о состоянии тела (в островковой доле)», — поясняет Виттманн.

Роль телесных сигналов

Однако назвать эти области «мозговым хронометром» — значит упустить суть. По мнению Крейга, Виттманна и других, именно взаимодействие между мозгом и активностью телесных сигналов, например, ударами сердца, позволяет ощутить время.

«В мозге нет органа, определяющего время, — говорит Ирина Арсланова, научный сотрудник, изучающий интероцепцию в Лондонском университете Ройал Холлоуэй. — Вместо этого воспринимаемая продолжительность, скорее всего, обусловлена тем, как мозг принимает и обрабатывает сенсорный сигнал, который в конечном итоге формируется под влиянием колебаний во внутренних органах: сердце, легких, кишечнике».

Арсланова обнаружила, что восприятие времени меняется в зависимости от ритма сердца: «Когда что-то происходит во время сокращения сердца, мы воспринимаем длительность явления меньше, чем в тот момент, когда оно совпадает с сердечным расслаблением. Таким образом, мы обнаружили, что кратковременное состояние сердца оказывает влияние на восприятие времени».

Пока что из-за простоты измерения Арсланова сосредоточилась на сердце, а не на дыхании или кишечнике, но по ее мнению, все это взаимосвязано. «Между внутренними колебаниями существует глубокая связь, — считает она. — Мы можем замедлить дыхание, чтобы успокоить ритм сердца, и, возможно, это замедлит ощущение течения времени. Но для того, чтобы доказать это научно, необходимы дополнительные исследования».

Ясно только, что какие бы нейронные механизмы ни отвечали за восприятие времени, на них должна влиять интероцепция (связь между мозгом и телом). Вопрос о том, как это работает, остается открытым, но это позволяет предположить, что мы можем влиять на восприятие времени в большей степени, чем думаем. Виттманн считает, что субъективным временем можно отчасти управлять с помощью более глубокого осознания настоящего, что приводит к увеличению объема памяти и, в свою очередь, влияет на восприятие времени.

«При ретроспективной оценке времени, чем больше эмоциональной памяти и перемен в запомнившихся событиях, тем дольше субъективная продолжительность, — говорит он. — Чем больше неосознанной рутины (режим автопилота), тем быстрее проходит данный временной интервал в ретроспективе».

Работа Виттмана показала, что люди с опытом медитации, привычкой фиксировать внимание на ощущениях в теле, оценивают предыдущую неделю и месяц как более продолжительные. «Если быть более осознанным, то это приведет к большему количеству воспоминаний и, в свою очередь, к более длинным по ощущениям временным оценкам», — говорит он.

Так что, если вы хотите, чтобы отпуск казался вам немного длиннее, постарайтесь внимательно относиться к любым ощущениям.

Источник

Свежие материалы