€ 98.75
$ 92.25
Запечатлеть себя и умереть: как селфи-туризм превратился из забавы в проблему

Запечатлеть себя и умереть: как селфи-туризм превратился из забавы в проблему

Стремление людей сфотографироваться в опасных местах ставит новые вопросы перед различными службами — от спасателей до природоохранных организаций

Образ жизни
Фото: yi zhao/Flickr

Красивый кадр на краю скалы или на фоне тысячелетнего артефакта? В обнимку с крокодилом или квоккой? Легко. Высокие риски или наносимый вред? Не, не слышали. В погоне за славой любителей селфи не останавливает даже статистика несчастных случаев, не говоря уже об ущербе биоразнообразию, историческому наследию и прочих высоких материях. И потому это новая большая проблема для многих специалистов – от медиков и спасателей до организаторов национальных парков и заповедников. Своим видением того, какими могут быть ее решения, делятся австралийские ученые Сэмюэл Корнелл и Эми Педен.

В 2018 году индийские ученые опубликовали исследование, в котором приводилась статистика смертельных случаев в результате попыток сделать селфи. Выглядела она следующим образом. За шесть лет (с 2011 по 2017 год) по всему миру погибло 259 человек, из них почти три четверти (72,5%) – мужчины, средний возраст – 23 года. Основные причины – утопление, падение с высоты и происшествия на транспорте. Страны-лидеры на тот момент – Индия, Россия, США и Пакистан.

За последний период к традиционному для такой статистики списку локаций (высотки, мосты, железные дороги, скалистые побережья, водоемы и т. п.) стали добавляться охраняемые природные территории. В том числе национальные парки и заповедники, где на фоне прекрасных видов любители селфи стремятся реализовать свою тягу к экстриму или «глубоким мыслям». И это стало отдельной большой проблемой.

Одна ее сторона – всё те же вопросы безопасности. Так, по словам Корнелла и Педен, их исследование показывает, что, например, для австралийских управляющих природными территориями безопасность селфи-туристов превратилась в головную боль. Здесь авторы отмечают несколько важных аспектов. Во-первых, поиск баланса между обеспечением «разумной безопасности для большинства пользователей и созданием предельно безопасной среды для меньшинства, склонного к чрезмерному риску».

Во-вторых, трудности «в определении того, где и когда под влиянием соцсетей возникнет следующая точка притяжения, заманчивая, но смертельно опасная». «Контент о природе на таких платформах, как Instagram (запрещен в России) и TikTok, часто работает очень хорошо, стимулируя потенциальных инфлюенсеров искать новые места», – говорят авторы, отмечая, что «возможность для каждого человека… продвигать ранее неизвестные места потрясающей красоты вызывает приток посетителей туда, где ресурсы и инфраструктура для их поддержки ограничены».

К этому добавляется и то, что организации, управляющие природными территориями, часто испытывают внутренний конфликт между желанием продвигать ради доходности живописные, но опасные и изолированные места и сложностями с обеспечением их безопасности. По словам Корнелла и Педен, «дихотомия, стоящая перед теми, кто занимается управлением территориями, включая охрану природы, общественную безопасность и туризм, заключается в том, как найти баланс между ожиданиями тех, кто хочет получить доступ к местам ради отдыха, и тех, кто имеет, возможно, более корыстные мотивы».

Но безопасность – лишь одна сторона проблемы. Другая – это ущерб, который способны нанести любители эффектных селфи. И перечень того, кто и что может пострадать в результате их «набегов», достаточно широк. Это животные и растения, в том числе находящиеся под охраной. Яркий тому пример – селфи с квоккой (занесенным в Красную книгу короткохвостым кенгуру), ставшее чрезвычайно популярным с подачи теннисиста Роджера Федерера, рекламировавшего Открытый чемпионат Австралии.

По словам журналиста Стива Мэджвика, в результате возник поток «послушных полупрофессиональных людей, ищущих внимания», а фото с квоккой попало для путешественников в must-have-список. Проблема, считает он, в том, что взаимодействуя с этими дикими животными активно и без должных знаний, люди «из-за коллективного невежества, самоуспокоенности, эгоизма и беспечности» могут стать теми хищниками, которые «способны сократить жизни этих замечательных маленьких существ или просто лишить их дикой природы».

Это и экосистемы, которым может быть нанесен долгосрочный или непоправимый ущерб, в том числе технологиями, использование которых может быть запрещено, но селфи-туристами это игнорируется. Так, авторы приводят слова одного из сотрудников национального парка о том, что на его территории находятся «восемь разбившихся дронов», способных нанести вред, «если загорятся или потекут батарейки».

Это и тысячелетние артефакты, как в случае с наскальной живописью в национальном парке Карнарвон, где, по словам одного из руководителей, «некоторые посетители думают, что правила к ним не относятся и заходят в зону, закрытую для доступа, чтобы позировать для фотографий… они нарушают правила, потому что считают себя инфлюенсерами».

Это даже частные владения с красивыми видами. Как в случае с фермерскими хозяйствами, например, выращивающими рапс, на фоне цветущих полей которого любят фотографироваться поклонники глубоких мыслей вроде «лучшие вещи в жизни бесплатны». И здесь вопрос не столько в затоптанных растениях, сколько в том, что фермеры в случае непрошеных гостей не могут гарантировать требуемую от их продукции биобезопасность.

К тому же проблема рисков и ущерба от селфи на охраняемых природных территориях усугубляется еще и тем, что, с одной стороны, возникший в соцсетях «нездоровый» интерес может поддержать и туристическая отрасль. А с другой – тем, что привычные ограничительные меры (заборы, предупредительные знаки и даже штрафы) не работают. Задаваясь вопросом почему, Корнелл и Педен полагают, что «ответ может заключаться в социальном одобрении; многие считают, что ради восхищения стоит рисковать».

«Эта проблема возникла в результате слияния технологий и человеческой психологии, – говорят они. – Вполне возможно, решение находится в той же точке». Согласно их исследованию, необходимо «понимание того, что движет селфи-туристами, улучшение информирования о рисках и развитие партнерских отношений».

По мнению авторов, решения возможны разные. Это могут быть и примеры «ответственного селфи-туризма», распространяемые в тех же соцсетях. И обучающие материалы по безопасным способам селфи (интересно, что в качестве иллюстрации они ссылаются на схему-памятку 2015 года от российской полиции). И новые способы информирования о возможных рисках ( допустим, почасовые данные об опасном уровне воды из-за приливов и отливов). И обустраивание обзорных мест с учетом не только их безопасности, но и эффектности будущих селфи.

«В конце концов, – резюмируют авторы, – дело не в том, чтобы в национальных парках не было посетителей. Это поиск способов справиться с всплеском интереса так, чтобы он не причинил вреда ни людям, ни природе».

Источник

Свежие материалы