€ 98.61
$ 91.15
Вирус стресса: почему негатив заразен

Вирус стресса: почему негатив заразен

Как перестать беспокоиться, когда беспокоятся все вокруг

Образ жизни
Фото: aldo vergara/Flickr

Возможно, вы замечали, что, беспокоясь перед ответственной встречей или экзаменом и оказавшись в кругу настолько же тревожащихся людей, вы начинаете испытывать еще больший стресс, а в оптимистично настроенном окружении он наоборот уменьшается. Стрессовые эмоции принято считать личной реакцией человека на обстоятельства, однако, как утверждает в своей статье исследователь поведенческой психологии Шихан Ли, ими вполне можно заразиться от окружающих.

Еще сравнительно недавно стресс рассматривался, прежде всего, «как нечто, возникающее в результате чьей-либо индивидуальной психологической реакции на ситуацию, в которой требования (неопределенность, непредсказуемость, нехватка времени, конфликты, ожидания результатов) высоки, а ресурсы для их удовлетворения малы». Однако, по словам Ли, даже простое наблюдение за негативными эмоциями других людей способно вызывать у нас сходные чувства. «Как социальные животные, мы по своей природе склонны отражать переживания других людей, “улавливать” их эмоции и перенимать их способы оценки разворачивающихся событий», – говорит она.

То, что межличностные процессы тоже могут играть важную роль в развитии индивидуальной стрессовой реакции, было установлено в последние десятилетия. К примеру, исследования Мины Вестман и Арнольда Б. Баккера, посвященные «перекрестному» психологическому напряжению в малых группах, обнаружили, что, допустим, один из супругов, испытывающий стресс на работе, может «заразить» им другого. Или что уровни эмоционального выгорания коллег в рабочей группе часто совпадают и склонны со-эволюционировать.

Опираясь на эти и другие исследования, Ли предлагает для лучшего понимания стресса рассматривать его как «динамическое сетевое явление – то, что развивается и распространяется в социальной среде». По ее словам, реакция окружающих на стрессовую ситуацию может дать человеку потенциально полезную информацию, в том числе что происходит, каковы требования и доступные для их удовлетворения ресурсы, каков социально приемлемый способ реагирования.

«Вы, скорее всего, будете постоянно улавливать сигналы от окружающих вас людей, через общение и обмен мнениями оценивать изменение социальных норм, что приведет к обновлению взгляда на вашу ситуацию и, в свою очередь, к усилению или ослаблению реакции на стресс, – поясняет она. – В результате ваш уровень стресса, вероятно, будет становиться всё более близким к уровню стресса у ваших социальных контактов».

Ли с коллегами провели собственные исследования социальной стороны стресса, изучая его динамику в группе из порядка 300 человек молодого и среднего возраста, проходивших программу повышения квалификации. В течение полугода каждый из участников был опрошен несколько раз относительно уровня испытываемого стресса. В результате, по словам Ли, выяснилось, что его динамика была в значительной степени связана с окружающими.

«В частности, уровень стресса у человека имел тенденцию меняться в направлении уровня стресса у сверстников, с которыми он взаимодействовал, – говорит она. – Это наблюдалось даже с учетом склонности людей выбирать друзей с одинаковым уровнем стресса, что позволяет предположить: зафиксированные нами изменения уровня стресса частично связаны с социальным влиянием».

При этом, отмечает Ли, было установлено, что способность социальной группы «заразить» человека стрессом неодинакова – она будет сильнее в том случае, если окружающие демонстрируют примерно схожий уровень реакции: у всех он достаточно высокий или, наоборот, низкий. Это, по ее словам, совпадает с классической теорией «конвергенции установок», предполагающей, что человек с большей вероятностью будет соответствовать установкам других, если эти другие между собой единодушны. «Если социальная информация, получаемая от других, непротиворечива, она с большей вероятностью будет считаться заслуживающей доверия и побудит человека переоценить ситуацию», – поясняет она.

В то же время, по утверждению Ли, есть определенные личностные характеристики, помогающие человеку противостоять подобному «заражению»: «Те, у кого были низкие показатели невротизма, высокий уровень сознательности или сильный внутренний локус контроля, по-видимому, менее подвержены тому, как социум влияет на их уровень стресса».

Так, люди с низким уровнем невротизма, проявляющегося в том числе в повышенной ранимости, тревожности и эмоциональной нестабильности, «меньше полагаются на социальные сигналы при интерпретации своей ситуации, меньше беспокоятся о социальном отвержении, когда их собственные оценки отличаются от оценок их сверстников, и меньше участвуют в повторном обсуждении стрессовых событий с друзьями».

В свою очередь высокий уровень сознательности, для которой характерны самодисциплина, рассудительность и системное мышление, может помочь человеку «отслеживать динамику собственных чувств и чувств окружающих, а затем эффективно регулировать свое эмоциональное состояние», например, после напряженного общения со сверстниками обращаясь за поддержкой к родственникам.

Те, кто имеет сильный внутренний локус контроля (считают, что сами управляют собственной жизнью), «уверены в своей способности оценить требования и ресурсы, присущие конкретной ситуации, и это может сделать их менее подверженными влиянию реакции окружающих».

Результаты проведенного исследования, утверждает Ли, попутно содержат идеи, как можно снизить уровень стресса в сообществе. По ее словам, популярная стратегия, основанная на создании благоприятной социальной среды через расширение связей, увеличение взаимодействия и сплоченности, имеет свои ограничения – «люди, находящиеся в стрессе, склонны обращаться к тем, кто находится в таком же стрессе», и их взаимодействие способно усугубить ситуацию. К тому же это ведет к расслоению на группы людей с высоким и низким уровнем стресса.

Соответственно, разорвать этот порочный круг можно либо через избегание людей со схожим высоким уровнем стресса, чтобы не втягиваться в совместное негативное «пережевывание» ситуации, либо через взаимодействие с теми, кто обладает достаточными психологическими ресурсами для его преодоления и способен выступить в качестве наставника.

Кроме того, при обмене стрессовыми эмоциями можно, по словам Ли, «сознательно выбрать более позитивное и конструктивное отношение к этим негативным чувствам». Это предполагает, в том числе, обсуждение возможных способов управления стрессом или его последствиями, а также выяснение, какие стратегии используют окружающие, чтобы соответствовать требованиям ситуации и успешно с ними справляться.

Источник

Свежие материалы