€ 66.08
$ 62.75
Координаты неприятностей: от чего зависит жизнестойкость

Координаты неприятностей: от чего зависит жизнестойкость

Профессор Университета Сент Луиса Мэтт Гревич объясняет, когда стресс приносит вред, а когда пользу

Образ жизни Саморазвитие

Недавно я наткнулся на статью Брайана Пенделла о влиянии пандемии на психическое здоровье под названием «У молодых работников дела обстоят куда хуже». Хотя у меня есть несколько критических замечаний по поводу многих ее основополагающих утверждений, название и статья побудили меня задаться вопросом: могут ли невзгоды быть полезными?

Чтобы ответить на этот вопрос, мне понадобилось определение невзгод, поэтому я обратился к нескольким словарям. Общая идея заключается в том, что невзгоды — это любое несчастье, маленькое или большое.

В чем тогда разница между невзгодами и стрессом? Стресс, по определению исследователей Лазаруса и Фолкмана, является реакцией на ситуацию, «которую человек оценивает как важную для своего благополучия, и решение которой истощает или превышает доступные ресурсы преодоления». Когда мы воспринимаем ситуацию как вызов, угрозу или ущерб нашему благополучию и ощущаем недостаток ресурсов, мы испытываем стресс. Он вызывает эмоциональный отклик, и мы реагируем на него, используя различные стратегии преодоления, направленные на решение самой проблемы (проблемно-ориентированный копинг) и/или на наши эмоциональные реакции (эмоционально-ориентированный копинг).

Итак, мы можем дать определение невзгодам как любой ситуации, вызывающей стресс и с которой необходимо справиться. Это не значит, что невзгоды обязательно обернуться для нас чем-то положительным. В конце концов, из-за неприятностей мы испытываем стресс, и мало кто любит напрягаться, чтобы его преодолеть. На первый взгляд, неприятность, очевидно, нельзя назвать хорошим событием в жизни.

Но невзгоды могут пойти на пользу

Тем не менее есть веские причины полагать, что невзгоды могут иметь позитивные последствия в определенных ситуациях. Оценка стресса — это суждения, которые мы делаем о ситуациях и событиях, а преодоление — это суждения о том, как реагировать на эти события. Как и все другие решения, они зависят от нашей системы координат. Когда мы сталкиваемся с неприятностями, мы оцениваем этот опыт через призму своих целей и ценностей. Чем больше этот опыт воспринимается как несовместимый с нашими целями/ценностями, тем более сложным, угрожающим или болезненным он нам кажется. Когда у нас мало опыта преодоления какой-то определенной ситуации, мы плохо понимаем, какие ресурсы нужны и у нас нет готового решения. Отсутствие опыта заставляет искать метод преодоления путем проб и ошибок, подходить к вопросу более осознанно (а значит, тратить больше ресурсов), а также вспоминать, какие стратегии преодоления выручали нас в других ситуациях.

Подумайте о неблагоприятном событии, с которым вам недавно пришлось столкнуться. Степень влияния этих событий на ваши ценности и цели определяет вашу реакцию. В то же время, на общую эмоциональную реакцию, скорее всего, в такой же степени повлияет то, насколько вы уверены, что у вас есть ресурсы, необходимые для того, чтобы справиться. Непредвиденные расходы станут большим стрессом для того, кто едва сводит концы с концами, и гораздо меньшим для того, кто может себе это позволить.

Когда мы находим успешный метод преодоления различных неблагоприятных событий, особенно если он помогает нам и решить проблему, и справиться с эмоциями, то в будущем нам легче пережить что-то похожее. Таким образом, неблагоприятные события развивают в нас способность справляться с будущими невзгодами, и, как показывают исследования, приводят к большему уровню благополучия, чем если бы мы вообще не имели опыта преодоления трудностей.

Здесь также есть интересный нюанс. Широкий спектр негативного опыта, с которым мы сталкивались, служит точкой отсчета, которая влияет на наши первичные оценки. Исследование Дэвида Левари и его коллег показывает, что когда меняются рамки нашего опыта, меняются и наши суждения. Когда у нас меньше опыта в отношении того, что представляет собой сложное, угрожающее или потенциально травмирующее событие, то мы, скорее всего, будем рассматривать опыт за пределами нашего, как более экстремальный, чем кто-то, кому уже доводилось пережить похожее. Это может также повлиять на эмоциональную реакцию на неприятности.

Предположим, у вас спустило колесо по дороге на работу. Никто такому не обрадуется, но у того, кто ни разу с таким не сталкивался, эмоциональная реакция будет сильнее, чем у человека, который знает, как поменять колесо, и имеет запаску в багажнике. Если спущенная шина в прошлом привела к более неприятным последствиям (потеря работы, пропуск важной встречи или авария, ремонт после которой обошелся дорого), то для нас это будет гораздо более неблагоприятным событием, чем для человека, у которого не было опыта таких последствий.

Когда неприятности становятся проблемами

Даже несмотря на то, что с опытом мы все лучше справляемся с неприятностями, процесс все равно требует от нас траты ресурсов. Таким образом, если неприятностей слишком много, мы можем потратить все силы. Вот почему для благополучия так опасен хронический стресс. Если нет времени, чтобы восстановить силы перед новым боем, остается меньше ресурсов на преодоление невзгод.

Представьте колоду карт. Каждая неприятная ситуация требует достать карты из колоды, в итоге их остается все меньше. Если нет времени пополнить колоду, в итоге мы рискуем остаться с пустыми руками.

Кроме того, исследования отмечают, что со временем эффекты таких значительных неблагоприятных событий (например, смерть близких, тяжелая болезнь, безработица, развод) начинают суммироваться и негативно влиять на общее благополучие. Невозможно сказать точно, когда наступает предел, хотя исследователи отмечают, что девяти или десяти таких событий в течение жизни достаточно, чтобы проявились негативные последствия.

Проблема может возникнуть и тогда, когда неблагоприятная ситуация настолько выходит за рамки опыта, что мы не можем эффективно с ней справиться. Именно это, по мнению некоторых исследователей, и отличает неприятную ситуацию от травмирующей. Когда мы переживаем настоящую травму, мы не можем эффективно справиться с ситуацией, что приводит к значительным негативным последствиям для благополучия (например, ПТСР, тяжелая депрессия).

Итак, невзгоды полезны для нас, но до определенного момента

Основной вывод заключается в том, что неблагоприятные обстоятельства приносят пользу, но только в том случае, если они не являются постоянными (т.е. хроническими), что приводит к длительному износу организма, или настолько экстремальными, что мы не можем с ними справиться. Я не могу не задаваться вопросом, а почему молодое поколение так тяжело пережило пандемию. Возможно, причины в недостаточном опыте преодоления таких ситуаций. У многих был слишком маленький опыт неприятных событий, сравнимый с адаптацией к радикально новым условиям жизни. Некоторые причины, конечно, связаны с возрастом (чем старше мы становимся, тем больше опыта преодоления трудностей приобретаем), но часть из них связана с культурой гиперзащиты.

В каком-то смысле, возможно, стоит задаться вопросом, как сделать так, чтобы дети испытывали трудности, необходимые для развития эффективных навыков преодоления, которые так пригодятся в дальнейшей жизни. Это не означает, что общество должно из кожи вон лезть, чтобы навредить детям, но, возможно, существует большая серая зона между реальным вредом и стерильно безопасной средой. Предоставьте детям испытывать некоторые трудности напрямую (например, через спорт, домашние обязанности с последствиями за их невыполнение, попытки решить проблемы самостоятельно, прежде чем родители возьмут все на себя) и опосредованно (например, через волонтерскую помощь тем, кому повезло меньше). Это даст ребенку более широкий опыт, который принесет пользу в дальнейшем.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы