Широкий взгляд: почему большие группы менее предвзяты

Широкий взгляд: почему большие группы менее предвзяты

Исследования говорят, что для крупных сообществ характерен определенный тип мышления, вне зависимости от культуры

Образ жизни
Michael Sykes/Life of Pix

Люди понимают мир, разделяя вещи по категориям и называя их. «Это круги». «Это дерево». «Это камни». Это один из способов приручить наш мир. Между тем существует странное соответствие между разными культурами — хотя все живут в разных местах, у всех очень разные обстоятельства, но в разных культурах используются в основном одни и те же категории.

«Это большая научная загадка, — говорит Дэймон Чентола из Пенсильванского университета. — Если люди такие разные, почему антропологи находят одни и те же категории, например, для форм, цветов и эмоций, возникающие независимо во многих различных культурах? Откуда эти категории и почему независимые популяции настолько похожи?»

Чентола — ведущий автор нового исследования Network Dynamics Group (NDG) из Школы коммуникации Анненберга, опубликованного в журнале Nature Communications. В нем изучается, как происходит такая категоризация.

Некоторые ученые предполагают, что эти категории — врожденные и заложены в нашем мозге заранее, но исследование говорит, что это не так. Его авторы предполагают, что это больше связано с динамикой больших групп или сообществ.

Исследователи проверили свою теорию на 1480 участниках, играющих в «групповую игру» онлайн через платформу Amazon Mechanical Turk. Людей объединяли в пары или делили на группы из 6, 8, 24 или 50 человек. Каждой паре и группе было поручено классифицировать символы, показанные выше, и они могли видеть ответы друг друга.

Маленькие группы придумали совершенно отличающиеся категории — в ходе эксперимента было получено около 5000 предложений по категориям, в то время как большие группы придумали системы категоризации, которые были практически идентичны друг другу.

«Несмотря на то, что мы это прогнозировали, я, тем не менее, был ошеломлен, увидев, что это действительно произошло. Этот результат бросает вызов многим давним представлениям о культуре и о том, как она формируется», — говорит Чентола.

Это единодушие не сводится к тому, что в группы объединяли людей с похожим мышлением. «Если отнести человека к небольшой группе, — говорит исследователь Дуглас Гильбо, — он с гораздо большей вероятностью придет к системе категорий, которая будет очень оригинальной и специфичной для него. Но если отнести этого человека к большой группе, то можно предсказать систему категорий, которую они в конечном итоге создадут, независимо от того, какую уникальную точку зрения представит этот конкретный человек».

Почему это происходит

Поразительные результаты эксперимента соответствуют предыдущему исследованию, проведенному NDG, в котором изучались переломные моменты для поведения людей в сетях.

Это исследование пришло к выводу, что после того, как идея становится предметом обсуждения в большом объединении людей, она становится невероятно популярной, снова и снова всплывая в разговорах с достаточным количеством людей. В структурах из 50 и более человек такие идеи в конечном итоге достигают критической массы и становятся преобладающим мнением.

В небольшой общине этого не происходит, так как меньшее количество взаимодействий дает идее меньше возможностей закрепиться.

Не только категории

Вывод исследования открывает интересную практическую возможность: будут ли решения больших групп относительно категоризации меньше подвержены влиянию индивидуальных предубеждений отдельных участников?

Учитывая этот вопрос, исследователи в настоящее время изучают модерацию контента в Facebook и Twitter. Они пытаются понять, будут ли решения платформ по классификации контента более разумными, если их будут принимать большие группы, а не отдельные люди, работающие в этих компаниях.

Также они задумались над тем, что более широкие объединения врачей и медицинских работников могли бы лучше ставить диагнозы, избегая таких предубеждений, как расизм или сексизм, которые могут омрачить суждения отдельных практикующих врачей.

«Многие наихудшие социальные проблемы возникают снова и снова в каждой культуре, — отмечает Чентола. — Поэтому некоторые люди считают, что эти проблемы — неотъемлемая часть человеческой природы. Наше исследование показывает, что эти проблемы присущи социальному опыту людей, а не им самим. Если мы изменим этот социальный опыт, то сможем изменить и то, как люди классифицируют вещи, и решить некоторые крупные мировые проблемы».

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы