€ 74.20
$ 65.63
«Все в кооператив!»: чего ждать от криптосетей

«Все в кооператив!»: чего ждать от криптосетей

Новые криптосети — все равно что кооперативы, рассказывает партнер a16z Джесси Уолден. И за ними будущее интернет-платформ

БудущееЭкономика
Иллюстрация: TLC Jonhson/Flickr

Сегодня некоторые весьма дорогостоящие корпорации стали «сетевыми операторами». Благодаря сетевым эффектам эти платформы становятся более ценными как для имеющихся пользователей, так и для каждого нового клиента. Сетевые эффекты поначалу безвредны, но могут вызывать беспокойство, если платформы вступают в «добывающую» фазу своего жизненного цикла. Мой партнер Крис проиллюстрировал эволюцию платформ с сетевыми эффектами — и их отношений с пользователями — следующим образом:

Главное состоит в том, что эти платформы переходят от сотрудничества со своими пользователями («взаимодополняющий» бизнес в экономическом плане) к конкуренции с ними.

Но что если бы платформы могли реально взять на себя обязательство продолжать сотрудничество? Поддерживать неограниченную, независимую предпринимательскую деятельность, но при этом и улучшать пользовательский опыт всех участников, которые зависят от сети?

Была масса предложений по регулированию сетей как коммунальных услуг, предлагалось потребовать от платформ открывать свои API-интерфейсы. Но мы считаем, что криптосети — то, что мы называем «сетями, которые принадлежат сообществу и управляются ими», — это новая парадигма для продолжения сотрудничества между платформами и пользователями, которая позволит сохранить мощный сетевой эффект.

Криптосети — это относительно новое явление, но есть аналогия, которая помогает понять, как они работают и к чему идут: это кооперативы. Эту аналогию можно использовать, чтобы рассказывать о крипто новичкам.

Польза и обществу, и бизнесу

Кооперативы — это совместные предприятия, которые принадлежат их членам и управляются ими. Участники кооператива могут быть создателями или потребителями продукта или услуги. Например, Arizmendi Pizza — это кооператив, в котором изготовители пиццы также управляют и владеют бизнесом (и, вероятно, потребляют пиццу тоже). Или возьмем пример REI — потребительского кооператива с доходом в $2,9 млрд, где потребители, а не только акционеры, также получают дивиденды в зависимости от покупок, которые совершают.

Кооперативы отличаются от традиционных компаний тем, что они, как правило, финансируются за счет прямых инвестиций, а не от сторонних акционеров. Это позволяет участникам принимать решения о стоимости предприятия, которые не обязательно связаны с максимизацией прибыли. На самом деле кооперативы наиболее успешны, когда оперируют другими ценностями, такими как: 1) общая выгода от объединения ресурсов для экономии на масштабе; и 2) сопутствующее желание избежать антиконкурентного или экстрактивного поведения.

Приверженность этим ценностям — это не просто социальное начинание, это может быть полезно и для бизнеса с точки зрения как прямой отдачи от инвестиций, так и создания ценности в будущем. Чем больше растет кооператив, тем больше он может экономить за счет масштаба, что может повысить ценность членства для всех участников. Первые участники могут использовать излишки для себя или  или извлекать прибыль, продавая эти излишки новым членам.

По данным Международного кооперативного альянса, кооперативы — не какие-нибудь маргинальные явления. По меньшей мере 12% населения состоят в «кооперативах», кооперативы «предоставляют рабочие места или возможности трудоустройства для 10% занятого населения», а 300 ведущих кооперативов и групп также генерируют $2,1 трлн «в обороте, обеспечивая при этом услуги и инфраструктуру, необходимые обществу для процветания».

Это только несколько цифр. С точки зрения успеха, пожалуй, наиболее известный пример кооператива — это Visa. Будучи первоначально частью Банка Америки (тогда она называлась BankAmericard), сеть кредитных карт старалась получить повсеместное распространение. Поэтому BankAmericard (позже Visa) был преобразован в консорциум, который стимулировал вступление конкурирующих банков. Сегодня VISA стоит больше, чем сумма ее отдельных участников, которым принес выгоду тот факт, что компания стала публичной.

Многие биржи были также задуманы как платформы, управляемые участниками. Чтобы торговать на Нью-Йоркской фондовой бирже, было обязательно приобрести место, но также это давало гарантию, что сила объединенной ликвидности не позволит вытягивать из трейдеров высоких комиссионных в будущем. Успешные кооперативные структуры собственности встречаются в таких отраслях, как взаимное страхование, кредитные союзы, жилищное строительство, сельское хозяйство и многие другие. Примеры кооперативов есть всюду, от молочной промышленности — например, Land O’Lakes, кооператив с рыночной стоимостью $22,5 млрд, — до паевых инвестиционных фондов (еще один вариант предприятия, принадлежащего его членам). К примеру, Vanguard структурирован таким образом: «…Нет внешних владельцев, и, следовательно, нет конфликтующих сторон».

Где кооперативы терпят неудачу

Это означает, что Vanguard, к примеру, никогда не должен «выбирать между тем, что лучше для клиентов и тем, что лучше для владельцев компании, потому что это одни и те же люди». Но когда дело доходит до инноваций, появляются некоторые структурные проблемы, которые играют против кооперативных предприятий — от затрат на координацию до роста и управления.

Например, кооперативы сложнее создавать с нуля, чем корпорации, поскольку у них нет доступа к тем же рынкам капитала. Исторически так сложилось, что координировать инвестиции членов с общими ценностями труднее, чем привлекать средства с единственной целью максимизации прибыли. Есть также материально-технические проблемы во всем: от распространения информации до становления кооператива, чтобы он достиг минимального жизнеспособного порога, когда может приносить пользу своим членам.

Затем, даже преодолев первоначальный барьер, кооперативы могут безуспешно сражаться с более традиционными участниками, которые часто лучше финансируются. Например, в начале 1990-х годов многие фондовые биржи, принадлежавшие участникам, решили изменить организационно-правовую форму на коммерческое предприятие, принадлежащее инвесторам (Visa тоже сделала это, став публичной). Это совпало с развитием интернета, который упростил доступ к рынкам и усилил конкуренцию.

Наконец, в кооперативах, как правило, более сложные процессы управления, чем в компаниях с простой вертикалью власти. Задача кооперативов состоит в том, чтобы адекватно представлять и защищать разнообразные ценности их членов, сохраняя при этом операционную эффективность. Поэтому многие успешные кооперативы используют формальные иерархии управления наряду с автономными решениями участников (в отличие от плоских, прямых корпоративных структур).

Кооперативные сети: идеи для крипто

В то время как политики (и пользователи) во всем мире спорят о том, следует ли регулировать интернет-сети как всеобщие услуги, криптосети создают новую форму «кооперативного капитализма» с сетями, которые принадлежат пользователям и работникам, а не сторонним акционерам. Таким образом, криптосети переняли многие особенности кооперативов. Помимо возможности краудсорсинга средств от участников сети, криптосети могут конкурировать с более капитализированными корпорациями в других форматах — особенно в тех, которые требуют высокой степени доверия.

Криптосети — это информационные сети с открытым исходным кодом, единым для всех состоянием, автоматизированными «умными контрактами» и круглосуточными международными рынками, и все эти инструменты позволяют участникам находить друг друга, обмениваться информацией и координировать. Поэтому таким сетям проще преодолеть первоначальный барьер, с которым традиционно сталкиваются кооперативные предприятия. Закладывая гарантии сотрудничества в программное обеспечение, криптосети могут породить доверие в новых масштабах.

Также криптосети могут конкурировать в таком аспекте, как рост: сети, которые справедливо относятся к своим пользователям, могут расти проще и дешевле, так как ранние участники заинтересованы в стимулировании сетевых эффектов. Эта тенденция согласуется с более широким движением к вовлечению заинтересованных сторон, когда такие компании, как Airbnb и Uber, добиваются выделения опционов поставщикам в своих сетях.

Наконец, криптосети открывают новые возможности для изучения того, как совместное управление может быть эффективным и представительным. Хотя эти две цели часто рассматриваются как противоречащие друг другу, механизмы управления криптосетями позволяют их примирить.

Но что потребуется для масштабирования совместного управления без централизованной приватизации или вмешательства властей? Если рассматривать кооперативы и криптосети как явления одного рода, то для управления их ресурсами потребуются три следующих условия (как предлагает Элинор Остром в книге «Управляя общим. Эволюция институтов коллективной деятельности»):

  1. Институты/правила
  2. Гарантии следования им (как правило, возможность наказания)
  3. Коллективный мониторинг за соблюдением правил и выполнением обязательств.

И биткоин, и Ethereum уже отвечают этим критериям, сочетая проверяемую математическими методами природу криптографии с новыми экономическими механизмами, которые стимулируют работу, необходимую для обслуживания сервисов:

  1. Правила программные (открытый исходный код);
  2. Экономические гарантии, заложенные в технологии доказательства выполнения работы (Proof-of-Work) или в системах Proof-of-Stake, плюс вознаграждение за соблюдение правил;
  3. Коллективный мониторинг осуществляется узлами, которые могут проверить, что правила были соблюдены.

Эти основы — новый инструментарий для совместного управления общими ресурсами. Сложность, конечно же, заключается в том, как эти инструменты будут развиваться по мере развития самих сетей и как усложнятся сервисы: необходимо будет обновлять правила, обязательства станут более размытыми и трудными для измерения, а мониторинг сместится от проверяемых машиной процессов к более субъективным, человеческим. Например, гарантии, возможно, должны быть как экономическими, так и социальными (личность и репутация в дополнение к капитальным затратам).

Таким образом, хотя программное обеспечение открывает новое пространство для разработки экспериментов в области совместного управления, необходимо тщательно вникнуть в то, насколько эти сети могут быть устойчивыми в условиях повышенной сложности. Здесь история кооперативных структур управления — как успехи, так и неудачи, — может быть полезным аналогом и вдохновением для тех, кто строит новые сети и приложения. В конце концов, эти сети состоят из людей, только теперь у них есть криптография, программируемые деньги, открытый исходный код, открытые данные и рынки.

Источник

Понравилась статья? Подписывайтесь на Дзен-канал Идеономики, чтобы поддержать нас и следить за лучшими материалами

Свежие материалы