Соавтор ReWork: «Трудоголизм — это болезнь!»
ЛидерыСвой бизнес

Соавтор ReWork: «Трудоголизм — это болезнь!»

Соавтор бестселлера ReWork и основатель Basecamp Дэвид Хайнемайер Хенссон объясняет, почему трудоголизм не приносит никакой пользы, и все же мы продолжаем им страдать

Если вы хотите узнать, почему так много стартапов заражены трудоголизмом, посмотрите на отношение венчурных инвесторов к молодым компаниям. Прочно укоренился подход, который поощряет и даже требует истощения физических и духовных сил. Это логичный результат, возникающий после попыток втиснуть целую рабочую жизнь в сокращенный график венчурного фонда.

Нетрудно понять, почему такое мнение отвечает интересам инвесторов, которые делают сразу много ставок и добиваются успеха только тогда, когда их стартапы становятся «единорогами». Разумеется, они хотят фантастических жертв. Им безразлично, если многие из этих стартапов потерпят крах и будут полностью истощены, пытаясь достичь своей цели. У инвесторов на уме лишь одна мысль: «Обогатите меня любой ценой».

Предприниматели, которые готовы на такое давление, возможно, готовы к этому. Если вы знаете, какова ситуация, и при этом все равно просите у инвесторов миллионы, то логично ожидать, что возможность иметь отпуска, выходные дни, какие-то хобби, время на семью и детей будет подвергнута сомнению.

Но после заключения сделки давление не заканчивается. Эта мерзость начинает просачиваться дальше. Вероятно, со временем ее действие будет только усиливаться, подобно снежному кому, собирающему массы снега. Потому что, как только миллионы получены и наняты новые сотрудники, в действительности оправдывать колоссальные ожидания инвестторов приходится другим людям.

Хитрый предприниматель стремится задобрить своих сотрудников разными «плюшками», свежими и румяными, и, само собой, восхитительно приготовленными лучшим шеф-поваром. В офисе. Наряду с другими бонусами, тоже привязанными К ОФИСУ. Суть такой игры заключается в том, чтобы все выглядело так, словно сотрудники сами выбирают такой образ жизни, будто им просто нравится проводить весь период бодрствования (а иногда даже сна) в этом чертовом офисе.

И если все эти дурманящие приманки не срабатывают, всегда можно обратиться к возвышенному разговору о МИССИИ: «Мы здесь не для того, чтобы привлечь больше внимания или жертвовать личной жизнью во имя рекламы, нет! Мы соединяем мир! Ваша одномерная жизнь теперь имеет значение! Все ваши жертвы для высшего блага!»

Ага, точно.

Мало того, что все эти жертвы в подавляющем большинстве случаев будут напрасны, они также совершенно несоразмерны. Программист, дизайнер, копирайтер или даже менеджер, который отказывается от своей жизни в обмен на 80-часовую (и более) рабочую неделю, в конечном счете даже при удачном раскладе получит лишь малый кусок от общего пирога. 

И все же многие продолжают соглашаться на это, так как они уже слишком далеко зашли. Принцип невозвратных затрат очень прост, но его дьявольски трудно применять на практике. Вот почему опционы и прочие трюки столь эффективны. Когда рыба попалась на крючок, дальше все идет легко.  

И все это — несмотря на неоспоримое значение важности сна, восстановления сил и стабильности рабочих привычек. Возьмем пример первоклассного баскетболиста Коби Брайанта, чей график работы вне сезона ограничивается всего шестью часами в день:

Курс тренировок Коби Брайанта включает в себя комплекс беговых упражнений, отработки баскетбольных навыков и тяжелой атлетики. Его межсезонная тренировка называется программой 666, так как он тратит 2 часа на бег, 2 часа на баскетбол и 2 часа на тяжёлую атлетику (в общей сложности 6 часов в день 6 дней в неделю на протяжении 6 месяцев).

Или возьмем его конкурента, Леброна Джеймса, который зачастую тратит на сон по 12 часов, или других звездных спортсменов, для которых сон и восстановление сил — ключевые компоненты всей работы.

В связи с тем, что спортсменам необходимо больше сна, чем обычным людям, им рекомендуется спать от 8 до 10 часов не только перед днем игры, но и каждый вечер. Ведь чем чаще и интенсивнее вы используете свои мышцы, тем больше времени требуется вашему телу на их восстановление. Известно, что Роджер Федерер и Джеймс Леброн спят в среднем по 12 часов в сутки, а Усэйн Болт, Винус Уильямс, Мария Шарапова и Стив Нэш тратят на сон до 10 часов. «Если я сплю меньше 11-12 часов в день, это не хорошо», — говорит Федерер.

А что насчет великих мыслителей и писателей, таких, как Троллоп, Диккенс или Дарвин, которые стремились успеть сделать все за ограниченный, заранее определенный промежуток дня, а оставшиеся свободные часы тратили на отдых? Ниже приведен обычный распорядок дня Дарвина.

В 8 утра, после утренней прогулки и завтрака, Дарвин сидел в своем кабинете и работал ровно полтора часа. В 9:30 он прочитывал утреннюю почту и писал письма. В 10:30 Дарвин возвращался к более серьезной работе, иногда перемещаясь в птичий вольер, оранжерею или в какое-нибудь другое здание, где он проводил свои эксперименты. К полудню он сообщал: «Я поработал на славу» и отправлялся на долгую прогулку по «Песчаной дорожке», тропе, которую проложил вскоре после покупки своего дома.

Через час (а иногда и больше) после своего возвращения Дарвин обедал и отвечал на большое количество писем. В 3 часа дня он удалялся вздремнуть. Спустя час он просыпался, еще раз прогуливался по «Песчаной дорожке», после чего возвращался к своему исследованию и работал до 5:30 вечера. В это время он садился ужинать вместе со своей женой Эммой и остальной семьей. При таком расписании он написал 19 книг, в числе которых работы, посвященные описанию ползучих растений, ракушек и др.; «Происхождение человека и половой отбор»; «Происхождение видов», вероятно, самая известная книга в истории науки, которая до сих пор оказывает влияние на то, как мы думаем об окружающем мире и самих себе.

Ни один из перечисленных спортсменов или писателей не тратил так много времени на работу и не приносил в жертву то, от чего любой наш современник готов отказаться. Их вклад в этот мир никоим образом не стал меньше от такого сбалансированного подхода. Совсем наоборот.

Поэтому не надо говорить мне, что для создания еще одного (гребаного) стартапа, который затмит достижения «Происхождения видов» или спортивных чемпионов, нужны какие-то невероятные усилия. Все это ерунда. Эксплуататорская, вредная ерунда, проповедуемая людьми, которым нужны какие-то оправдания, чтобы объяснить свои личные жертвы и сожаления, или теми, кто относится к жизням и благополучию других людей, как к пушечному мясу.

И напоследок, чтобы не быть голословным, сообщу, что вот уже четырнадцать лет я управляю весьма успешным бизнесом Basecamp. С самого начала эта компания является прибыльной и не требует полного потребления жизненной силы работающих в ней людей. Ни у Джейсона, ни у меня, ни у наших сотрудников.

Прямо сейчас мы работаем по 4 дня в неделю до самого конца августа. Это при том, что мы обслуживаем более ста тысяч клиентов, управляем Ruby on Rails, пишем новую книгу и к тому же яростно спорим с эксплуататорской логикой многих венчурных инвесторов. Сорок часов в неделю (а то и меньше) вполне хватало и хватает, чтобы все это успевать. Думаю, что и вам тоже хватит.  

Трудоголизм – это болезнь. Нам нужно помогать и давать правильные советы тем, кто от нее страдает, а не подгонять и подбадривать их.

Оригинал

Signal vs. Noise 19 июня 2017