100 лет — не старость: почему биоинженерия — это здорово, но страшно
Будущее

100 лет — не старость: почему биоинженерия — это здорово, но страшно

Историк науки Майкл Бесс объясняет, какой выбор нам предстоит сделать уже в ближайшие десятилетия, когда биотехнологии могут привести к появлению нового вида человека

Искусственный интеллект вызыает беспокойство таких светил, как Илон Маск, Билл Гейтс и Стивен Хокинг. Все они выразили озабоченность в связи с нашими прометеевскими стремлениями развивать машинный интеллект, и эти опасения, кажется, растут с каждым днем.

Но есть еще одно измерение технологических изменений, которое должно беспокоить нас так же сильно, как ИИ, если не больше.

Биоинженерия уже позволила людям взять под контроль свою собственную эволюцию. Будь то возникающие технологии клонирования или передовая генная терапия, мы быстро приближаемся к миру, в котором люди могут — и будут — менять способы жизни и смерти.

Майкл Бесс — историк науки в Университете Вандербильта и автор увлекательной новой книги «Перепроектированные внуки: жизнь в биоинжиниринговом обществе» (Our Grandchildren Redesigned: Life in a Bioengineered Society).

В интервью Vox Бесс рассказал, как биоинженерия изменит нашу жизнь в ближайшие десятилетия.

Биоинженерия: новая индустриальная революция

Мы считаем индустриальные революции прошлого главными поворотными моментами в истории человечества. Они ознаменовали фундаментальные пути изменения мира, позволившие сделать нашу жизнь легче, лучше, дольше и здоровее.

Теперь технологии применяются не к окружению — как мы получаем пищу, как перевозим вещи, как общаемся друг с другом, — а непосредственно к нашей собственной биологии, к нашим собственным телам и мозгу.

Вместо того, чтобы трансформировать мир вокруг себя, сделать его таким, каким бы мы хотели его видеть, теперь становится возможным трансформировать себя во что-то, чем мы хотим быть. И в этом есть и сила, и опасность, потому что люди могут совершить ужасные просчеты, могут изменить себя необратимо, испортить то, что действительно делает их жизнь достойной.

100 лет — не старость

Человеческая жизнь будет совершенствоваться бесчисленными способами. Это будут технологии, перед которыми будет трудно устоять, потому что они будут потрясающими. Они дадут нам возможность жить дольше, здоровее, чувствовать себя моложе.

Некоторые ученые и врачи говорят о технологиях омоложения, позволяющих людям не просто жить дольше, а дольше сохранять здоровье. Это означает, что вам может быть 100 лет, но вы будете чувствовать себя 45-летними. Ваш ум и тело будут еще молодыми, энергичными и ясными.

Некоторые новые биоэлектронные устройства позволят нам улучшить познавательные способности. Мы сможем расширить память, достичь большей проницательности; возможно, мы сможем улучшить некоторые аналитические функции.

Следом идут генетические технологии. Я предполагаю, что некоторые из них смогут справиться с раком — или, возможно, с некоторыми формами рака, — их будут встраивать в ДНК во время зачатия.

Мы сможем изменять характер, образ мыслей, то, как работает наше тело.

Одна из вещей, которые меня беспокоят, — то, что людям нужно время, чтобы приспособиться к изменениям, и я не уверен, что у нас его будет достаточно. Радикальные изменения могут произойти гораздо быстрее, чем в предыдущей истории человечества. И людям потребуется время, чтобы выработать новые привычки, новые практики, новые подходы, организовать свою жизнь таким образом, чтобы она была стабильной и наполненной.

Конкретный пример — появление мобильных телефонов и интернета. Я вижу, что это делает с моими студентами. Среди них есть блестящие молодые люди, но 95% из них приклеены к своим телефонам — всегда и везде. Они идут в следующий класс или куда-то еще и не отрываются от телефонов. Снаружи может быть прекрасный день — небо, деревья, другие люди, — а они заперты в этих маленьких мирах.

Вы можете сказать, что это позитивный момент: они общаются с другими людьми, и их богатство общения расширяется. Но с другой стороны, они не живут здесь и сейчас, в конкретном настоящем. И есть в этом что-то неправильное.

Знают ли они, что теряют?

Однажды я говорил с создателем робота. Я сказал ему: «Вы разрабатываете этих роботов, которые становятся все более эффективными. Как вы считаете, что мы будем делать с ними?» Он сказал: «Ну, вы знаете, на самом деле я с пессимизмом смотрю на будущее человечества. Я думаю, что мы либо уничтожим нашу планету с точки зрения экологии или уничтожим себя в какой-то войне — и я боюсь, что мы уничтожим себя. Я надеюсь, что мои роботы воплотят в себе форму интеллекта, которая переживет крах человечества и останется во вселенной. А значит, интеллект, возникший у нас, людей, не исчезнет вместе с нашим видом».

«Биологически разделенное человечество»

Если только богатые люди будут иметь доступ к этим технологиям, то у нас возникнет очень большая проблема. Неравенство и так ухудшается за последние десятилетия, а это еще больше усугубит ситуацию.

Тому, кто родился бедным, будет весьма трудно добиться высоких позиций в обществе, когда высшие слои этого общества не только пользуются привилегиями в области здравоохранения и образования, жилья и всего прочего, но и используют биотехнологии, чтобы достичь запредельных уровней производительности. Это закрепит разделение между богатыми и бедными чуть ли не навсегда.

Это главный повод для тревоги. Я рассказываю об этом в старших классах, и школьникам совершенно очевидно, что если эти технологии появятся в обществе, основанном на конкуренции, где существует такое неравенство, как сегодня в мире, то мы получим раздвоение человечества. Только в этом случае неравенства будут вписаны в нашу биологию, и поэтому их гораздо труднее преодолеть.

Я считаю, что нам нужен какой-то глобальный план Маршалла, который предложит эти технологии на субсидируемой основе людям во всем мире. Несбыточная мечта? Может быть. Но в своей книге я описываю случаи, когда страны мира объединились. Например, в вопросе глобального изменения климата.

Суровые дилеммы

Несмотря на то, что мы можем создать все эти возможности по изменению себя, у нас останется множество уязвимостей. Мы по-прежнему не будем знать, почему мы пришли к этому. Мы можем жить дольше, но люди все равно останутся смертными. Мы все равно будем разочаровываться из-за того, что происходит с нами. Мы все равно будем расстраиваться. И будем сражаться друг с другом.

Страшно, что человеческие существа будут обладать гораздо большими возможностями не только по отношению к окружающей среде: у них будет возможность напрямую добраться до биологической основы разума, духа и души.

Я думаю, что нам предстоит череда выборов. Каждый из нас должен будет принять решение о том, какую из этих технологий мы выбираем для себя. Как родителям нам придется выбирать для наших детей. И как общество, мы должны будем решить, должны ли некоторые из этих технологий быть запрещены сразу.

Хорошим кандидатом на запрет во всем мире может стать технология чтения мыслей. Этот тип технологий является абсолютным злом, и ее разработку или использование допустить нельзя.

Таким образом, одна из возможностей — это сценарий кошмарного мрачного раздвоения человечества, общества. Другая возможность — это общество, в котором нам удалось сохранить многие вещи, которые делают нашу жизнь достойной жизни сегодня: любовь, дружба, доброта к незнакомцам, вежливость, сотрудничество, компромисс.

На мой взгляд, эти технологии вполне совместимы с достойным миром. Но выбор будет за нами, как отдельными людьми, так и семьями, сообществами, народами и человечеством. На всех этих уровнях мы столкнемся с серией суровых дилемм, связанных с подготовкой к этим очень быстрым изменениям.

Оригинал

Vox 16 мая 2017