Чувства как товар: зачем общество заставляет нас быть счастливыми
Саморазвитие

Чувства как товар: зачем общество заставляет нас быть счастливыми

За установкой на «позитивное мышление» кроется стремление нас эксплуатировать, говорит психолог Свенд Бринкманн

Все хотят сделать вас счастливыми: книги по самосовершенствованию дают советы, как перестать волноваться, стать счастливее и избавиться от негативных мыслей; начальство хочет видеть радостный энтузиазм на рабочем месте; а единственный приемлемый ответ на вопрос «как дела?» — «прекрасно!» Однако, по словам профессора психологии датского Ольборгского университета Свенда Бринкманна, у культуры позитивности есть и обратная сторона.

Счастье просто не подходит для многих жизненных ситуаций, говорит Бринкманн, чей бестселлер «Оставаться твердым: как сопротивляться моде на самосовершенствование» вышел на английском языке в этом месяце. Хуже того, притворный позитив может сделать нас эмоционально отсталыми.

«Я считаю, что наши мысли и эмоции должны отражать мир. Когда случается что-то плохое, нам должны быть позволены негативные мысли и чувства по этому поводу, потому что так мы понимаем мир, — говорит он. — Жизнь прекрасна время от времени, но она также трагична. Люди умирают, мы теряем их, и если мы привыкаем, что нам позволено иметь только позитивные мысли, то эта действительность может поразить нас еще сильнее, когда это случится, — а это случится».

Нет ничего плохого в том, что у кого-то бывает естественное солнечное настроение или кто-то пользуется книгами по саморазвитию, говорит Бринкманн. Проблема возникает, когда счастье становится требованием. Например, на рабочем месте, где система оценки эффективности часто навязывает установку на позитивный рост вместо разбора реальных проблем, и требования демонстрировать счастье являются «почти тоталитарными». Требовать счастья от сотрудников — по сути значит контролировать их мысли.

В США принудительное счастье стало предметом официального решения против T-Mobile в мае 2016 года. Национальный совет по обзору труда определил, что работодатели не могут принуждать служащих постоянно быть радостными. Тем не менее, многие компании тратят огромные суммы денег, пытаясь обеспечить счастье сотрудников, и вовсе не из альтруизма. «Когда вы взаимодействуете с людьми и работаете в командах, эти черты личности становятся куда более важными. Именно поэтому мы уделяем им гораздо больше внимания, потому что мы хотим эксплуатировать людей и их эмоциональную жизнь, — говорит Бринкманн. — Я думаю, что это обратная сторона позитивности. Наши чувства становятся товарами, и это означает, что мы очень легко отчуждаемся от наших чувств».

Принудительное счастье — не просто проблема на работе. Хотя имеет смысл сказать ритуальное «спасибо, хорошо», когда кто-то походя спрашивает, как дела, есть риск, что в социальной сфере все больше будет доминировать наш позитивный публичный имидж. В конце концов, хотя позитивные разговоры могут быть приятными, установка на позитив не должна запрещать обсуждение травм и кризисов с близкими друзьями.

Конечно, настойчивое желание быть счастливым — это чрезмерное увлечение самосовершенствованием. Как говорит Бринкманн, книги о саморазвитии, которые учат людей находить счастье, могут стимулировать пагубные взгляды на эмоции. Основная идея — что любой может сделать себя счастливым, — подразумевает, что несчастные люди сами виноваты в своих неудачах.

В конечном счете негативные эмоции играют важную и полезную роль в том, как мы понимаем мир и реагируем на него. Чувства вины и стыда необходимы для чувства нравственности. Гнев — законный ответ на несправедливость. Печаль помогает нам пережить трагедию. И счастье — тоже замечательно. Просто не все время.

Оригинал

Quartz 15 марта 2017