Стивен Хокинг: сейчас самое опасное время для нашей планеты
Будущее

Стивен Хокинг: сейчас самое опасное время для нашей планеты

Известный ученый в колонке для The Guardian делится своими опасениями относительно будущего человечества и призывает мировые элиты пересмотреть отношение к жизни

Я, физик-теоретик из Кембриджа, прожил свою жизнь в привилегированном пузыре. Кембридж — необычный город, сосредоточенный вокруг одного из величайших мировых университетов. И его научное сообщество, к которому я присоединился в свои 20 с небольшим лет, еще более утонченное. Небольшая группа ученых, с которыми я провел свою трудовую жизнь, иногда поддается соблазну считать себя вершиной научного мира. А учитывая знаменитость, которую я получил благодаря своим книгам, и изоляцию, связанную с моей болезнью, я чувствую, что и моя собственная башня из слоновой кости становится все выше.

Таким образом, неприятие элиты, которое мы недавно наблюдали в Америке и Великобритании, безусловно, направлено и на меня тоже. Нет никаких сомнений, что и решение британского электората о выходе из Евросоюза, и избрание Дональда Трампа президентом — это крик гнева людей, которые почувствовали, что лидеры их забросили.

Это был момент, когда забытый заговорил, постепенно обретая дар речи, чтобы отвергнуть советы и рекомендации экспертов и элиты во всем мире. Это коснулось и меня. Я предупреждал перед голосованием по поводу Brexit, что это нанесет вред научным исследованиям в Великобритании, что это станет шагом назад, но не был услышан избирателями — так же как и многие другие политические лидеры, профсоюзные деятели, художники, ученые, бизнесмены и знаменитости, которые пытались давать обществу похожие советы.

И сейчас важно — гораздо важнее, чем собственно выбор, сделанный британцами и американцами, — как элиты на это отреагируют. Должны ли мы, в свою очередь, отвергнуть эти голоса как проявление грубого популизма, отвергающего факты? Должны ли мы попытаться найти обходные пути или ограничить последствия сделанного выбора? Готов поспорить, что это было бы ужасной ошибкой.

Проблемы, лежащие в основе протестного голосования, абсолютно понятны. Они связаны с экономическими последствиями глобализации и ускорения технического прогресса. Автоматизация фабрик уже выкосила рабочие места в традиционном производстве, а благодаря развитию искусственного интеллекта эта разрушительная тенденция, вероятно, серьезно затронет средний класс, сохранив только те профессии, которые больше всего связаны с творчеством, управлением, заботой о других.

Это, в свою очередь, ускорит и без того высокие темпы роста экономического неравенства во всем мире. Интернет дает возможность получать огромную прибыль очень небольшим группам людей. Это неизбежно, это прогресс, но он, к сожалению, социально разрушителен.

Все это происходит на фоне финансового кризиса, который показал, что совсем немногие работники финансового сектора могут получать огромные доходы, тогда как остальные люди выступают лишь средством для их успеха. Мы живем в мире, где нарастает финансовое неравенство, где многие люди не просто расстаются с привычным уровнем жизни, но и теряют возможность зарабатывать на жизнь вообще. Не удивительно, что они ищут новые пути; они видят ответ в избрании Трампа и в Brexit.

Кроме того, благодаря глобальному распространению интернета и социальных сетей резкое неравенство стало намного очевиднее, чем в прошлом. Для меня возможность использовать технологии для общения стала освобождением и положительным опытом. Без них я не мог бы продолжать свою работу все эти годы. Но это также означает, что любой человек с смартфоном может наблюдать за жизнью самых богатых людей в самых процветающих частях света. И так как людей со смартфонами в мире больше, чем людей с доступом к чистой воде в Африке, то мало кому на нашей переполненной планете удастся избежать неравенства.

Последствия очевидны: ведомые надеждой сельские бедняки скапливаются в городских трущобах, а затем отправляются на поиски лучшей жизни за границей, пополняя число экономических мигрантов. Эти мигранты, в свою очередь, предъявляют новые требования к инфраструктуре и экономическим системам стран, в которые они приезжают; это подрывает терпимость и подпитывает политический популизм.

Лично для меня самое важное — что сейчас, больше чем когда-либо в истории, для человечества важно сотрудничество. Мы сталкиваемся с невероятными экологическими проблемами: изменение климата, производство продуктов питания, перенаселенность, истребление других видов, эпидемические заболевания, окисление океанов. Все они напоминают о том, что сейчас — самый опасный момент в развитии человечества. Теперь у нас есть технологии, позволяющие уничтожить планету, на которой мы живем, но мы еще не придумали способ покинуть ее. Возможно, через несколько сотен лет мы создадим колонии среди звезд, но сейчас у нас есть только одна планета, и мы должны работать вместе, чтобы защитить ее.

Чтобы сделать это, нам нужно разрушать барьеры внутри стран и между странами, а не возводить новые. Если мы хотим использовать свой шанс, мировые лидеры должны признать, что они потерпели неудачу и подвели многих. Ресурсы все больше концентрируются в руках небольшого числа людей, и мы должны научиться по-настоящему делиться ими.

Исчезают не только рабочие места, но и целые отрасли, и мы должны помочь людям найти новые квалификации для нового мира и поддержать их в переходный период. Если страны не могут справиться с текущим уровнем миграции, мы должны стимулировать глобальное развитие, поскольку это единственный способ сделать так, чтобы миллионы мигрантов искали счастливое будущее у себя дома.

Мы можем сделать это: я испытываю огромный оптимизм по поводу будущего человечества. Но это потребует от элиты — от Лондона до Гарварда, от Кембриджа до Голливуда — извлечь уроки из прошедшего года. И прежде всего научиться скромности и смирению.

Оригинал

The Guardian 6 декабря 2016