«Моя профессия — думать о будущем»: советы Питера Тиля молодым профессионалам
Лидеры

«Моя профессия — думать о будущем»: советы Питера Тиля молодым профессионалам

Основатель PayPal советует начинающим профессионалам задуматься о вечности и опровергает два очень популярных клише.

Питер Тиль, венчурный инвестор из Кремниевой долины, который основал PayPal вместе с Максом Левчиным и Илоном Маском, выступил с приветственной речью для выпускников Хэмилтон-колледжа. Знаменитый предприниматель прежде заявлял, что высшее образование — это форма конкуренции, в которой победители проигрывают, так что удивительно было, что университет пригласил его в таком качестве. Впрочем, тезис Тиля о том, как нужно нырять в неизвестность и направлять перемены, оказался вполне уместным. Вот запись его выступления.

Как и другие ораторы на выпускных церемониях, я еще меньше знаю о том, что происходит в вашей жизни, чем ваши родители и ваши профессора. Большинству из вас 21-22 года, вы скоро начнете работать. Я не был наемным работником уже 21 год. Но если подумать, почему мое сегодняшнее выступление может иметь смысл, то это потому, что мой основной вид деятельности — думать о будущем. Вы начинаете новую жизнь, а я как технологический инвестор все время вкладываюсь во что-то, что только начинается. Я верю в то, чего другие еще не видели или не делали.

Но когда я начинал свою карьеру, я ориентировался не на это. В 1989 году, когда я был на вашем месте, я, наверное, хотел быть юристом. Я, по большому счету, не знал, чем занимаются юристы, но я знал, что сперва нужно поступить на юридический факультет, а эта тема была мне знакома. Я знал, что если поступлю на юридический факультет, то буду соревноваться с другими людьми в таких же тестах, какие я проходил с самого детства. Просто теперь я мог всем рассказывать, что я занимаюсь этим, чтобы стать профессионалом.

Я неплохо учился, и меня взяла на работу крупная нью-йоркская юридическая фирма. Но это оказалось очень странное место. Все, кто не работал в этой фирме, хотел туда попасть — но все, кто там работал, мечтали оттуда выбраться. Когда я уволился из фирмы, проработав там семь месяцев и три дня, мои коллеги были изумлены. Один сказал мне, что это как побег из Алькатраса — он думал, что это невозможно. Звучит странно, потому что все, что нужно было для этого побега — выйти из здания и не возвращаться. Но людям было очень трудно уволиться, потому что их идентичность была во многом завязана на ту конкуренцию, которую они прошли, чтобы попасть в эту фирму.

Как раз когда я увольнялся, я прошел собеседование на должность клерка Верховного суда. Это как первый приз, последняя ступень конкуренции. Но меня не взяли, и я был этим совершенно уничтожен. Казалось, всему конец.

Десять лет спустя я случайно встретился со старым другом, который помогал мне подготовиться к тому собеседованию; я не видел его много лет. Первое, что он сказал мне — не «Привет, Питер» и не «Как дела?». Нет, он спросил: «Ну, разве ты не рад, что не получил ту должность?» Ведь если бы я не проиграл в том соревновании, я бы не сошел с пути, проложенного еще со школы, я бы не переехал в Калифорнию и не основал стартап, я бы не сделал ничего нового.

Вспоминая свое желание стать юристом, я теперь думаю, что это был не столько план на будущее, сколько отговорка для настоящего. Это был способ объяснить всем — родителям, коллегам, а главное, себе, — что ни о чем не нужно волноваться. Я на правильном пути. Но в итоге оказалось, что моя главная проблема — это то, что я вступил на этот путь, не особо задумываясь, куда он ведет.

Когда я стал сооснователем технологического стартапа, мы руководствовались совершенно противоположным планом. Мы собрались изменить историю. Это были очень конкретные, очень большие планы: ни много ни мало, заменить доллар США новой цифровой валютой.

У нас была молодая команда. Я был в ней единственным человеком старше 23 лет. Когда мы выпустили свой первый продукт, его первыми пользователями были 24 сотрудника компании. А в глобальной финансовой индустрии работали миллионы людей, и когда мы рассказывали им о своих планах, мы заметили: чем больше опыта у человека было в банковском бизнесе, тем больше он был уверен, что наше предприятие провалится.

Они ошибались. Сегодня переводы в PayPal превысили $200 млрд в год. Мы не выполнили нашу более масштабную цель: доллар остается доминирующей валютой. Мы не захватили мир, но в процессе мы создали успешную компанию. И что важнее, мы усвоили, что хотя делать что-то новое трудно, это не так уж невозможно.

В этот момент вашей жизни у вас меньше ограничений, меньше табу и меньше страхов, чем в любой момент в вашем будущем. Так не тратьте свое невежество зря. Идите и сделайте то, что ваши учителя и родители считали невозможным, то, о чем они никогда не задумывались.

Я не хочу сказать, что нет пользы в образовании и в традициях. Эзра Паунд, выпускник Хэмилтон-колледжа 1905 года и знаменитый поэт, обозначил свою миссию коротко: «Сделать это новым». Он имел в виду старое. Он хотел восстановить все лучшее в традиции и освежить это.

Хэмилтон-колледж, Америка и Запад — часть необычной традиции. Традиция, которую мы унаследовали — делать что-то новое. Новая наука Фрэнсиса Бэкона и Исаака Ньютона открыла истины, которые нельзя было найти в старых книгах. Весь наш континент — это новый мир. Основатели этой страны собирались создать новый порядок на века. И мы не верны этой традиции, если мы не ищем новое.

Но много ли нового сегодня? Есть такое клише: мы живем в эпоху быстрых перемен. Но по правде сказать, это больше похоже на стагнацию. Компьютеры становятся быстрее, и смартфоны — более-менее новая вещь. Но с другой стороны, самолеты медленные, поезда ломаются, дома дорогие, а доходы не растут.

Сегодня слово «технология» означает информационные технологии. Так называемая технологическая отрасль производит компьютеры и софт. Но в 1960-х это слово имело куда более широкое значение и подразумевало не только компьютеры, но и самолеты, лекарства, удобрения, космические путешествия — что угодно. Технологии мчались вперед на всех фронтах; нас манил мир, в котором появятся подводные города, туристические поездки на Луну и энергия настолько дешевая, что ее нет смысла измерять.

Америка считается развитой страной, и эта характеристика звучит как нейтральная. Но это не так. Это определение значит, что нашей традиции создавать новое наступил конец. Когда мы говорим, что мы — развитая страна, мы говорим: «Вот и все». История закончена. Все, что можно сделать, сделано, и остальному миру осталось нас догнать. В этом смысле фантастические представления из 1960-х о лучшем будущем — ошибка.

Я думаю, мы должны отвергнуть это представление. Знакомые пути и традиции — это как клише. Они иногда правы, но зачастую они оправдываются лишь постоянным повторением. И сегодня я хочу поставить под сомнение два конкретных клише.

Первое возводят к Шекспиру, это известный совет: «Будь верным себе». Шекспир написал это, но не он это сказал. Он вложил эти слова в уста персонажа по имени Полоний, которого Гамлет охарактеризовал как нудного старого дурака — пусть Полоний и был советником датского короля.

И в действительности Шекспир говорит нам две вещи. Во-первых, не будьте верными себе. Откуда вам знать, что ваше «я» вообще существует? Ваше «я» может быть мотивировано конкуренцией с другими людьми, как было у меня. Вам нужно дисциплинировать свое «я», культивировать его, заботиться о нем. А не подчиняться ему слепо. Во-вторых, Шекспир говорит, что нужно скептически относиться к советам, даже к советам старших. Полоний дает совет своей дочери, но его совет ужасен. 

Другое клише звучит так: «Живи каждый день так, будто это твой последний день в жизни». Лучший способ принять этот совет — сделать совершенно противоположное. Живите каждый день так, как будто вы живете вечно. И прежде всего это значит, что нужно относиться к окружающим людям так, как будто и они будут рядом с вами еще очень и очень долго. Решения, которые вы принимаете сегодня, важны, потому что их последствия будут со временем все более и более серьезными.

Именно об этом говорил Эйнштейн, когда заметил, что совокупный интерес людей — самая могущественная сила во вселенной. Дело не в финансах и не в деньгах, а в представлении, что самую лучшую отдачу дают инвестиции в дружбу и в долговечные отношения.

В каком-то смысле вы все сегодня сидите здесь, потому что приемная комиссия Хэмилтон-колледжа одобрила ваш план получить определенное образование, который ныне закончен. В другом смысле вы здесь, потому что вы нашли группу друзей, которые будут поддерживать вас по пути, и эта дружба продолжится. Если вы будете заботиться о них, эта дружба с годами будет только накапливаться.

Все, что вы сделали пока что, имело некое формальное окончание, своего рода выпуск. И я надеюсь, что сегодня вы отпразднуете свои достижения. Но помните, что сегодняшняя церемония — это не начало еще одного проекта, который закончится. Это начало вечности. И я не буду вас больше задерживать на этом пути. Спасибо.

Оригинал

Интересная статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики» и других СМИ и блогов.

Fortune 25 мая 2016

Мы могли что-то пропустить.
Присылайте ссылки на интересные материалы
и новости, сделаем «Идеономику»
лучше вместе.

Введите слово на картинке в поле под ней
captcha

×