€ 69.91
$ 56.44
Настоящий саспенс: как рассказывать истории, чтобы вас запомнили
Саморазвитие

Настоящий саспенс: как рассказывать истории, чтобы вас запомнили

Учимся у Шекспира, Шопена и других гениев.

Шон ДиСоуза — маркетолог, создатель сайта Psychotactics.

На одной из конференций TED композитор Бенджамин Зандер рассуждал о сюжете шекспировского «Гамлета». В третьей сцене первого акта Гамлет узнает, что его дядя убил его отца. Теперь Гамлет должен мстить. По ходу сюжета он чуть не убивает дядю, но сдерживается. У него есть много возможностей избавиться от дяди, но почему-то он не доводит дело до конца.

Выходит, Гамлет — прокрастинатор?

«Нет — тогда бы повествование просто закончилось, — говорит Зандер. — Вот почему Шекспир вставляет туда столько событий — Офелия сходит с ума, пьеса внутри пьесы, череп Йорика, могильщики. Все это для того, чтобы оттянуть момент, когда — уже в пятом акте — Гамлет может убить его.

Такова сила саспенса в повествовании: финал кажется практически неизбежным, но автор добавляет новые и новые ходы, чтобы история двигалась дальше. Давайте обсудим, как эту технику можно применить, чтобы усилить ваши собственные навыки сторителлинга и добиться, чтобы аудитория полностью сосредоточилась на вашем контенте.

Саспенс: как это работает

В этом видео Зандер объясняет, как композиторы структурируют музыку. Они знают, какова конечная точка и какие ноты им нужно будет разместить между началом и финалом. Но они не торопятся добраться до конца — они создают саспенс, напряжение. Зандер демонстрирует это с помощью «Прелюдии» Шопена.

Вот как он это объясняет:

«Эта пьеса как бы возвращается издалека домой… «Си», «До», «Си», «До», «Си», «До», «Си» — и так до «Ля», «Соль», «Фа». И уже вот-вот зазвучит «Ми» — но тогда пьеса бы закончилась. Он возвращается к «Си», потом к «Фа», и опять к «Ми» — не то, не то… И вот наконец «Ми» — возвращение».

Так Зандер объясняет, как Шопен создает напряжение. Он знает, что последней нотой должна быть «ми», и почти добирается до нее — но потом отступает назад. Он делает это раз за разом, сознательно, понимая, что мы знаем эту последнюю ноту — но нам придется подождать.

Ожидание и создает саспенс.

Но как добавить этот саспенс в наши тексты?

Допустим, мы хотим поговорить о том, как важна подготовка, и у нас есть отличная история о том, как Майкл Фелпс выступал в стометровом заплыве баттерфляем на Олимпийских играх в Пекине в 2008 году. Посмотрите, как эта история разворачивается, добавляя небольшие частички саспенса. Они, как ожидание ноты «ми», заставляют читателя проникнуться моментом. Я выделил в тексте жирным шрифтом фрагменты, где саспенс нарастает:

У олимпийского пловца Майкла Фелпса был ритуал.

За несколько минут до заплыва, когда объявляли его имя, он вставал на доску, затем отступал назад. Он взмахивал руками трижды — он делал так перед каждым заплывом с тех пор, как ему исполнилось двенадцать. Потом он вновь вставал на доску, принимал позицию — и после сигнала нырял в бассейн.

Но это был не какой-нибудь обычный бассейн — это были Олимпийские игры 2008 года в Пекине. И это был не просто заплыв: Майкл Фелпс нацелился получить восемь золотых медалей, чего не удавалось ни одному спортсмену ни на одной Олимпиаде.

Однако в то же мгновение, когда Фелпс коснулся воды, он понял: все пошло не так. Вода проникла в его очки и ослепила его.

Другие пловцы рванулись вперед, тогда как Фелпс не видел дна бассейна. На полпути от финиша Фелпс отставал от своего главного соперника, Милорада Чавича. Похоже, угроза Чавича — опередить Фелпса в этом заплыве — сбывалась.

Но Фелпс уже не в Пекине.

Он в темном бассейне в Мичигане, готовится к соревнованиям. Его тренер Боб Боуман считал, что Фелпс должен быть готов к любому сюрпризу. Он учил Фелпса правильно реагировать на проблему с очками — как в физическом смысле, так и ментально.

И теперь Фелпс снова в Пекине и считает гребки.

Сколько ему понадобится — 19 или 20? Или 21? На 18-м он знал, что уже близко к финишу, потому что услышал рев толпы.

Но кому адресованы эти крики — ему или оппоненту? Он не знал, потому что плыл вслепую.

Тем не менее, он рванулся вперед, вытянув руки, и уперся в пластину Omega.

Победа? Или второе место?

Когда Фелпс наконец поглядел на экран, его лицо расплылось в улыбке. Он опередил Чавича на сотую долю секунды.

Фелпс взял золото — и поставил новый мировой рекорд.

Как заострить вашу историю

Вот схема рассказа: 

Саспенс
Вода в очках
Отставание от Чавича
Мичиган
Рев толпы
Саспенс
19, 20, 21
Финишная пластина
Саспенс
Медаль и рекорд

Это настоящий экшн от начала до конца, но все же в один момент действие остановилось. Фелпс оказался не в Пекине, а в Мичигане, вдали от шума и хаоса. Этот фрагмент и заостряет историю, правда? Он меняет направление рассказа и создает встречное течение.

Если ваша история позитивная и бодрая, встречным течением может быть момент страданий.

Если ваша история — сплошной мрак и уныние, контраст создается за счет надежды и ощущения счастья.

Если ваша история движется на бешеной скорости, контраст создается, когда вы вдруг замедляете ее до черепашьего темпа.

Сторителлинг — это не просто конфликт

Когда вы вводите элемент контраста, вы зацепляете внимание аудитории. Но когда вы добавляете саспенс, вы выводите историю на новый уровень.

Вы делаете то, что делали Шекспир, Шопен и многие другие талантливые и творческие люди:

Вы сдерживаетесь.

Вы сдерживаетесь.

И снова сдерживаетесь.

И вот, наконец, вы добираетесь до конечной точки.

Оригинал

Интересная статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики» и других СМИ и блогов.

Copyblogger 21 апреля 2016