Джеймс Алтучер: Как я стал инопланетянином и научился жить
Саморазвитие

Джеймс Алтучер: Как я стал инопланетянином и научился жить

Есть только один путь к вершинам мастерства, считает известный предприниматель и писатель. И вот как он выглядит.

Есть только один путь к вершинам мастерства, считает известный предприниматель и писатель. И вот как он выглядит.

Я чувствую себя ужасно, когда у меня что-то плохо получается. Когда я начал свой первый бизнес, мне плохо давалось взаимодействие с партнерами и сотрудниками, управление деньгами и расходами, переговоры. И невозможно начать бизнес, будучи компетентным в этих отношениях. Тем, кому это удается хорошо, удается лишь потому, что десять лет у них получалось все плохо.

Нужно полюбить это состояние некомпетентности, чтобы потом стать компетентным человеком. Мне пришлось дать себе разрешение быть некомпетентным в бизнесе, в отношениях с людьми, в воспитании детей. Я по-прежнему не слишком компетентный человек. Но я, надеюсь, стал чуть-чуть лучше.

Когда я открыл свое первое дело, у меня был только один навык: я нравился людям. Неприятно говорить, что это навык, но так и есть. В детстве я был довольно-таки уродливым (я так считал), поэтому я вынуждал себя быть как можно более приятным, чтобы это компенсировать. И потом, когда мне на работе приходилось брать интервью в три часа утра, я практиковался еще больше. Потому что если какая-то парочка спорит на углу в гетто в три утра, как же еще подойти к ним, спросить, о чем они спорят, и внушить им ощущение спокойствия за три секунды?

У вас есть только три секунды. Если за три секунды им не стало с вами комфортно, то пьяные люди в три утра в Нью-Йорке плюнут в вас, что-нибудь бросят в вас или попытаются вас ударить. Со мной случалось и то, и другое, и третье. Так что мне пришлось усовершенствовать свой навык. Я был очень робким человеком, я боялся подходить к людям. Но за три года я проинтервьюировал около тысячи людей в три утра и научился делать это хорошо.

Я могу навешать вам лапши на уши и сказать: вот 10 способов убедить людей полюбить вас за три секунды. Но тут нет никакого короткого пути. Мне пришлось найти самую неприятную, самую отвратительную ситуацию и заставлять людей отнестись ко мне хорошо в этой ситуации снова и снова и снова.

Потом, когда я начал свое дело, я общался с CEO American Express так же, как с недружелюбной проституткой в три утра — и тогда мне удавалось заключить сделку.

У меня были и другие навыки. Но они ничего не значили. Я, к примеру, умел программировать. Но масса людей, которые умеют программировать, не умеют разговаривать с людьми. Я знаю — я учился в школе с кучей таких людей.

И я не могу придумать никакого короткого пути, потому что я самый напуганный, самый робкий человек на свете в любой социальной ситуации. Когда я был маленьким, бабушка брала меня на руки, относила к какому-нибудь мальчику и заставляла меня представиться, но я начинал плакать, а этот другой маленький мальчик расстраивался и пинал меня. Потом, когда я был в летнем лагере, мне было буквально трудно открыть рот. Другие дети думали, что со мной что-то не так. Никто не знал, что со мной делать, и в итоге родители стали оставлять меня дома.

Когда мне стали нравиться девочки (а потом женщины), много лет мне приходилось играть роль, чтобы открыть рот. Я должен был притворяться человеком, которым я не был.

Мое чувство собственного достоинства всегда было таким тяжким бременем для меня, что я постоянно позволял другим людям позаботиться о нем вместо меня. Это была большая ошибка. В конце концов люди перестают это делать, и ваша жизнь рушится. Я стараюсь больше так не делать.

Так что я знал, что разговаривать с людьми в три утра будет очень сложно для меня. И я знал, что заниматься продажами в бизнесе будет очень трудно. И я знал, что познакомиться с той, кого я полюблю, и искренне выразить себя мне будет очень трудно. Как и пойти на вечеринку и найти новых друзей. Как и завести подкаст и разговаривать с незнакомцами о вызовах, которые им бросила жизнь. Я думаю, в этом и есть главный смысл. А теперь, так уж и быть, короткая инструкция.

1. Выберите что-то, что вам очень нравится, но очень сложно вам дается.

2. Сделайте это.

3. Повторяйте пункт 2 много раз.

Так вы перейдете из состояния некомпетентности в состояние компетентности. Потом от компетентности к мастерству. А потом от мастерства к виртуозности.

Другого пути я не видел.

Я пишу уже двадцать пять лет. Почти каждый день. Несколько недель назад кто-то написал комментарий к моему посту: «Этому парню, кажется, нужно выписать лекарство, но если он его примет, то он не станет писать так, как пишет». Я рад, что реальный специалист уделил мне время и поставил мне диагноз в соцсетях. Наверное, это и есть то, что называют sharing economy.

Вот все, что я знаю:

Я хожу по миру и иногда просыпаюсь. Я думаю: я с другой планеты, и это моя первая секунда на Земле. Что мне делать? Что?

В этот момент я притворяюсь, что мне все-все дается плохо, и мне нужно немедленно выяснить, как быть. С точки зрения инопланетянина мир — страшное и увлекательное место. Место, где можно чему-то научиться.

И когда-нибудь я стану, наконец, компетентным в этом деле, которое называется «жизнь».

Оригинал

Интересная статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики» и других СМИ и блогов.

Джеймс Алтучер 30 марта 2016