Как Кремниевая долина превращает 30-летних в стариков
Будущее

Как Кремниевая долина превращает 30-летних в стариков

Редактор журнала New Republic — с возмущенным репортажем о том, как технологические компании возвели молодость в абсолютный культ.

Старший редактор журнала New Republic Ноам Шейбер исследует феномен «брутального эйджизма» в технологических компаниях Америки: опытные и знающие сотрудники не в почете, молодость считается главным и чуть ли не единственным преимуществом кандидатов. К чему это приведет? Мы публикуем несколько отрывков из статьи.

Двадцать лет назад, когда Сет Матарассо открыл свою клинику косметической хирургии в Сан-Франциско, его пациентами были в основном люди старше среднего возраста: бывшие королевы бала выпускников, обманутые супруги, супруги, ищущие возможность изменить. Сегодня его практика заметно расширилась и стала прибыльнее, чем он мог вообразить. К нему приходят клиенты всех возрастов. Он считает себя вторым по значимости поставщиком ботокса в мире. Этот рост бизнеса — следствие культурной революции, происшедшей в регионе.

Кремниевая долина стала одним из оплотов эйджизма в Америке. Светила хайтека, которые превозносят свою приверженность меритократии, не моргнув глазом, списывают со счетов даже совсем не старых людей. «Молодые просто умнее», — сказал в 2007 году глава Facebook Марк Цукерберг студентам Стэнфорда. На сайте ServiceNow, крупной IT-компании из Санта-Клары, крупным шрифтом говорится: «Нам нужны люди, у которых лучшее впереди, а не позади». И это лишь то, что говорится на публике.

Поговорив с десятками людей по всей долине — инженерами, предпринимателями, инвесторами, косметическими хирургами — я четко ощутил, что лучше казаться наивным и незрелым, чем признаться, что вы голосовали в 1980-х. Поэтому Матарассо выпало менять внешность более старших работников, чтобы они не казались чужими в офисе. По его словам, люди приходят к нему со словами: «Мне 40 лет, и мне приходится сидеть в офисе с настоящими юнцами. Я не могу выглядеть так, будто у меня жена, двое детей и ипотека». И возраст людей, приходящих к Матарассо, снижается: ему уже приходится отказывать сотрудникам технологическим компаний, которым нет еще и тридцати. Несколько месяцев назад к нему пришел 26-летний парень с просьбой помочь в трансплантации волос: он начал лысеть.

Прийти в клинику Матарассо — возможно, чрезвычайная мера для людей среднего возраста, трясущихся за свое рабочее место в технологической компании. Но все познается в сравнении. Один человек тридцати с небольшим лет рассказал, что его друг тех же лет, который работает в Facebook, почти на полном серьезе избегает солнца в страхе перед преждевременным появлением морщин.

Часто дискриминация маскируется под самую туманную концепцию технологического мира — корпоративную культуру. Свежий тренд в Кремниевой долине — кандидаты на то или иное место проходят собеседования с программистами их уровня или даже ниже. Очевидно, смысл в том, чтобы понять, насколько человек может влиться в команду, и это вполне благородное дело. Но на практике это зачастую превращается в способ отсева кандидатов более старшего возраста.

Инженер сорока с небольшим лет недавно устраивался на работу в компанию, чей продукт я, по его словам, использую ежедневно. Ему казалось, что он с блеском прошел все профессиональные собеседования, но потом он пообщался по скайпу с молодым программистом, с которым он должен был вместе работать. «Он, по сути, начал объяснять мне, что в компании царит студенческий менталитет. Люди приводят с собой приятелей из колледжа. Они носятся по офису — это бывшая фабрика, — гоняются друг за другом с пластмассовыми пистолетами, — говорит инженер. — Слово «культура» я услышал несколько раз». Инженер быстро понял, что его шансы практически равны нулю. «Смысл его слов был очень прост: чувак, ты слишком стар для нас».

Целиком статью можно прочесть здесь: www.newrepublic.com/article/117088/silicons-valleys-brutal-ageism

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики» и других СМИ и блогов.

New Republic 27 марта 2014