€ 71.72
$ 61.41
«Посылают раз за разом? Главное – не останавливаться»
ЛидерыСвой бизнес

«Посылают раз за разом? Главное – не останавливаться»

Сооснователь Yota Devices и блокчейн-евангелист Владислав Мартынов о роли доверия и открытости для предпринимателя, о важности веры в себя и о неожиданно полезной встрече со Стивом Возняком

«Занимаюсь тем, что нравится, вдруг раз — и возникает бизнес»

Я родился в Долгопрудном, а детство провел в Королеве. Первый предпринимательский опыт случился в 14 лет. Я увлекался роком, а в Советском Союзе достать информацию о том, что происходит в зарубежном музыкальном мире, было практически невозможно. Через разные каналы я покупал у иностранцев всякие журналы про рок-музыку, а чтобы читать их, даже выучил английский. В журналах были плакаты с музыкантами. Когда я обвешал ими всю стенку, то понял: у меня же есть школьные друзья, которые с удовольствием купят у меня лишние плакаты. Я осознал: если я продам три штуки, то смогу полностью окупить стоимость журнала, еще и прибыль получить!

Так и стал потихонечку зарабатывать. Инициативность, тяга к предпринимательству, «чуйка» проявились во мне довольно рано: вроде занимаюсь тем, что нравится, а вдруг раз — и возникает бизнес. Думаю, есть люди, которые изначально предрасположены к предприимчивости и риску, а есть те, кто предпочитает стабильность, защищенность и предсказуемость. Но чтобы быть успешным и счастливым в этом мире, нужно знать себя. Среди моих успешных друзей много топ-менеджеров, которые никогда не занимались своим бизнесом, но постоянно твердят: «Как мне надоела большая корпорация, как же я хочу начать свой бизнес». Но свое дело они почему-то не начинают. Я отвечаю: «Ребят, признайтесь себе, вы классные и успешные, но именно в той парадигме, в которой вы живете». Если вы планируете что-то, надо знать себя, свои эмоциональные порывы и устремления, выстраивать планы, исходя из своих ощущений, а не потому, что круто быть предпринимателем. Не нужно следовать какому-то треку или шаблону.

После школы я учился в институте. Было начало 90-х, денег не хватало, и я устроился в первый McDonald’s на Пушкинской. Попасть было сложно: McDonald’s тогда был настоящей иконой Запада! Не столько вкусная еда, сколько ощущение: «Вау, давайте прикоснемся к духу свободы!» Мне интересно было узнать, как устроена компания с точки зрения лучших бизнес-практик — и мои ожидания полностью оправдались.

Я работал везде: и бычки вокруг территории собирал, и в дверях говорил: «Приходите к нам еще». Кстати, это самая сложная история, потому что ты стоишь час, улыбаешься, а потом улыбаться так же искренне становится всё сложнее. Работал на кухне, за кассой, чего только не делал! Потрясающая школа бизнеса и менеджмента. Я тогда понял, как выстраивать бизнес, как собирать команду, как работать с клиентами. На всю жизнь запомнил универсальные принципы, которыми и руководствуюсь и сейчас.

Недавно я работал в «Додо Пицце» (компания «ДодоПицца» – организатор серии встреч #ДрузьяДодо – прим. Идеономики) в Саратове. Я сразу честно и открыто сказал: «Ребята, всё, что знаю, то знаю. Вряд ли я многое сделаю хорошо, но приложу все силы, чтобы вас не разочаровать». Подобный эмоциональный посыл, открытость, искренность помогали мне много раз. Важно, что на тебя можно положиться, ты реально выкладываешься по полной, доказывая, что ты делаешь работу максимально ответственно. Заслужив доверие, ты можешь выстраивать карьеру и что-то ожидать от компании. Много раз я видел людей, которые приходят и говорят: «Я от компании хочу получить это и то». Но чтобы быть успешным, независимо от того, ваш это бизнес или вы устраиваетесь на работу, вы сначала должны объяснить людям, как вы им поможете, какую ценность представляете. Потом нужно доказать это на деле, и только после уже можно что-то требовать.

«Успешные люди не останавливаются, когда их послали несколько раз»

После McDonald’s я пошел работать в Arthur Andersen — крупнейшую на тот момент международную консалтинговую компанию. Мне страшно хотелось узнать несколько вещей. Во-первых, они говорили, что знают, как делать бизнес в разных отраслях и разных странах — у нас-то после распада СССР таких знаний не было. Во-вторых, Arthur Andersen говорили о технологиях, о системах автоматизации производства, о которых мы никогда не слышали. И я решил пойти на передовую формирования будущего — в стык бизнеса и технологий. Кстати, стать успешным мне сильно помогло то, что я всегда выбирал новые темы на пересечении разных вещей. За три года работы я добился многого. И вот, сижу я как-то в Arthur Andersen, через пару месяцев мне светит повышение (я стану партнером), и вдруг понимаю, что у меня есть уникальная бизнес-возможность. Я вдруг увидел, что многим российским компаниям нужна недорогая система, которая поможет автоматизировать бизнес. Вот он, шанс! Но было страшно при хорошей стабильной зарплате и прекрасных перспективах внезапно уходить в никуда.

Как сейчас помню: с двумя партнерами Arthur Andersen мы сидели в гостинице на МКАДе (хотя это трудно даже назвать гостиницей — скорее комнатка дешевая) и целый час думали: что мы вообще делаем, зачем ушли?!

Но мы сидели и названивали по справочнику всем подряд:

— Алло, вам нужны западные ERP-системы?

— Что?

— Ну, автоматизация бизнеса.

— Зачем мне это? Я железо покупаю, зачем мне деньги платить какой-то консалтинговой фирме?

Двое суток нас все посылали.

Но мы знали четко: у нас есть уникальная экспертиза, и если через 6 месяцев ничего не получится, мы всегда можем вернуться в компанию. Было ощущение, что мы представляем какую-то ценность, а это крайне важно — ценить себя всегда и везде. Если у вас есть уникальная экспертиза, то вы должны быть уверены в себе; вы — актив на рынке труда. И если ваше знание связано с реальным миром, а не только с каким-то узкоспециализированным, например научным, то вы — ценный актив.

Обычно люди быстро сдаются, если их послали несколько раз. Но что отличает успешного человека от неуспешного? Успешные в таких ситуациях не останавливаются. Они пытаются понять, почему так получилось, меняют подход и продолжают настойчиво добиваться желаемого результата. Мы тоже сменили тактику — перестали звонить и решили идти через знакомых. В итоге нам назначили две встречи: с Европейским банком реконструкции и развития и Фондом Сороса. Мы долго репетировали. В то время в Arthur Andersen было модно носить синий костюм, белую рубашку, определенный тип галстука, синее пальто и обязательно резиновые калоши поверх дорогих ботинок — так делали коллеги из Чикаго. И вот мы приходим на встречу, ровно в таких калошах, абсолютно синхронно снимаем свои пальто, подключаем компьютер и начинаем тарабанить заготовленную речевку. Всех сразила наша убедительность. Нас слушают 30 минут, а потом спрашивают:

— Ребята, а сколько у вас сотрудников в компании?

— Трое, но к концу года будет 15 человек.

— А сколько клиентов у вас в компании?

— Пока что ноль, но к концу года будет 10.

— Это несерьезно. Мы большая и солидная компания. Как мы будем с вами работать?

А я беру и спрашиваю в ответ:

— А знаете, почему Arthur Andersen такие большие и серьезные, но имеют ряд провальных проектов?

— Нет, не знаем.

— Потому что важен не бренд, а люди, которые на вас работают. На вас работать буду я, и все мои прежние проекты успешны.

Так подписали два первых контракта. Полученные деньги я инвестировал в найм команды, локализацию системы, новый офис. Бизнес выстрелил. Через три года мы стали крупнейшим поставщиком ERP-систем для среднего бизнеса и продали компанию Microsoft.

О чем эта история? О том, что надо верить в себя. Искать подходы, если не получается сразу. Быть искренним и честным. Финансовый директор Фонда Сороса, который принял решение, тоже брал на себя ответственность, подписывая контракт. Почему он это сделал? Да просто поверил человеку, которого увидел.

«Скажите Стиву Возняку, что здесь сумасшедший русский, и у него телефон с двумя экранами»

Я дружил с Денисом Свердловым, генеральным директором Yota. Он мечтал сделать компанию с российскими корнями, создающую девайсы и смартфоны. Денис хотел сделать ее известной и международной. Как-то раз он позвонил мне и пригласил во Францию, где рассказал о своей идее. Она казалась мне страшной авантюрой, ведь мы в России никогда не делали смартфоны — почему у нас должно получиться? По ощущению, стандартным способом этот бизнес-кейс продвинуть трудно. Надо было найти какие-то штучки, которые сделали бы нас на голову выше конкурентов: мол, мы можем сделать телефон в три раза дешевле, чем Apple или Samsung, или можем вывести его на рынок с минимальным маркетинговым бюджетом. Мы понимали: нужна уникальная идея. Один из вариантов — создать телефон с двумя экранами. Мне хотелось показать, что в России есть люди, которые умеют не только нефтью, газом или водкой торговать в шапке-ушанке, но и могут строить международный бизнес не хуже, чем в Силиконовой долине. И мы стали искать инвесторов. Наняли консультантов, которые знают, как делать презентации.

В таком состоянии провели полгода, за это время сделали слабенький рабочий прототип. Мне хотелось показать смартфон Стиву Возняку (я знал, что он обожает разные гаджеты), чтобы он посмотрел и сказал, крутая идея или нет. Когда Стив приехал в Москву, я попытался через охрану пройти к нему, но меня не пустили. Тогда я объяснил охраннику: «Скажите Стиву Возняку, что тут сумасшедший русский, и у него телефон с двумя экранами». И меня пропустили! Говорю: «Стив, привет! Вот тут второй экран». Показал ему, для чего это нужно.

— Гениальная идея! В Apple ходили? Модель запатентовали?

— Нет.

— Правильно, и не ходите!

Мы поговорили пять минут и разошлись. Я, окрыленный, думаю: «Раз Стив Возняк сказал, что надо делать, значит, будем делать». Позже вечером раздается звонок: «Влад, какие планы на вечер? Стив Возняк хотел с тобой чай попить, ты сможешь подъехать?» Мы пообщались уже нормально, а потом он ездил по всему миру и, выступая на лекциях, иногда поднимал наш смартфон: «Знаете, что это? Русский телефон с двумя экранами!»

Затем мы поехали с прототипом на выставку потребительской электроники. Хотели просто провести валидацию, посмотреть, есть ли смысл двигаться дальше. Оказалось, что да: про нас написала западная пресса, мол, это крутая инновация со времен первого iPhone. Что забавно, Wall Street Journal выпустила про нас большую статью, а в России нас обвинили в том, что мы за нее заплатили.

В США я показывал наш девайс двум-трем журналистам, и они пригласили меня на премию за лучший смартфон года. Это было полной неожиданностью. Когда с трибуны объявили, что премия присуждается компании Yota Devices, а при награждении у меня спросили, как называется телефон, я выпалил: «YotaPhone». Придумал это на ходу, хотя внутреннее название было другим — Platinum.

«Постоянно учитесь и окружайте себя правильными людьми»

Родители сыграли огромную роль в моей жизни. С 14 лет у меня возникло некое чувство ответственности за семью. Оно подтолкнуло к тому, чтобы работать и зарабатывать деньги: я хотел создать родителям достойные условия жизни, хотя они и сами зарабатывали. Но я всегда думал, что именно я должен помочь им в трудную минуту. Я хотел избавить их от обузы, и чем раньше, тем лучше. Эта тема и сегодня играет огромную роль и мотивирует меня идти вперед.

Окружение крайне важно. Фундаментальный фактор развития — люди, находящиеся рядом с вами: друзья, семья, бизнес-партнеры, менеджмент, компания, в которой вы работаете. Когда вы окружаете себя людьми, которые с вами на одной волне, они дополняют вашу экспертизу знаниями. Вы растете быстрее, если вы им не безразличны как личность.

Плохо, если вы попадаете в среду людей, у которых нет определенной линии или они дублируют вашу экспертизу. Повторюсь: вера в себя крайне важна. Вырасти будет тяжело, если ты пытаешься что-то сделать, а тебе говорят, что всё равно ничего не получится, мол, сиди тут и не дергайся. Мы и так полны сомнений и страха. И если рядом якоря, которые всю эту тяжесть усиливают, то вы ничего не достигнете. Окружайте себя правильными людьми.

Я верю, что в современную эпоху учиться надо постоянно, причем не только в крупных университетах. Начать можно, конечно, и там: университет поможет стать зрелым человеком, привьет навык учиться по жизни, всегда и везде. Но надо помнить: сегодня любое фундаментальное образование быстро устаревает. Университет важен, но им нельзя ограничиваться — совершенствоваться можно через интернет и практику. Я учился, например, даже в «Додо Пицце». Мне было интересно, какой в компании чек-лист, как меняются смены. Я изнутри оценивал процессы с точки зрения бизнеса и многое для себя почерпнул. Важно быть открытым, впитывать любую информацию.

Записала Светлана Романова

У "Идеономики" появился Telegram-канал, присоединяйтесь!

Идеономика 13 декабря 2017