«Говорить правду — тяжелая работа»
ЛидерыСаморазвитие

«Говорить правду — тяжелая работа»

Известный инвестор и предприниматель Бен Хоровиц объясняет, почему быть честным так трудно и почему без этого нельзя стать хорошим руководителем

Вы честный человек? Готов поспорить, что вы ответили «да». Если так, то кого еще вы знаете, кто абсолютно честен? Держу пари, ответить было гораздо труднее. Как же это возможно, что все считают себя честными, но с трудом могут назвать кого-то с такими же характеристиками? Неужели мы все так нечестны, что лжем сами себе?

Правда в том, что говорить правду совсем не просто. Это неестественно и не органично. Естественно говорить людям то, что они хотят услышать. Это то, что дает возможность всем чувствовать себя хорошо. По крайней мере в текущий момент. С другой стороны, говорить правду — это тяжелая работа, которая требует навыков.

Если вы возглавляете организацию, нечестность может быть фатальной, потому что качество руководства зависит от качества коммуникаций, а ключ к общению — это доверие. Как я писал в другой статье «СЕО должен говорить всё, как есть»:

Без доверия коммуникация нарушается. Более конкретно: при любом человеческом взаимодействии требуемый объем коммуникации обратно пропорционален уровню доверия.

Рассмотрим следующее. Если я полностью вам доверяю, то не буду требовать объяснений о ваших действиях, потому что знаю: все, что вы делаете, в моих интересах. С другой стороны, если я вам вообще не доверяю, то никакое количество разговоров, объяснений или рассуждений не повлияет на меня, потому что я не верю, что вы говорите мне правду.

В контексте компании это критический момент. По мере роста компании общение становится самой большой проблемой. Если сотрудники полностью доверяют генеральному директору, то общение будет значительно более эффективным, чем если бы они не доверяли. Говорить обо всем, как есть, — это важный аспект построения этого доверия. Способность руководителя создавать это доверие часто определяет разницу между компаниями, которые хорошо работают, и компаниями, в которых царит беспорядок.

В результате любая нечестность лидера будет разрушительной. Сотрудники доверяют генеральному директору свои средства к существованию, большую часть своего времени и свою карьеру. Если в ответ они получают ложь, как они смогут доверять указаниям генерального директора? И как хорошо будет работать компания?

Руководители должны быть честными. Это кажется достаточно очевидным, но, оказывается, это удивительно сложно сделать. Давайте рассмотрим некоторые сценарии, чтобы понять, почему.

  • Продажи идут не очень хорошо. Если вы скажете правду, сотрудники закономерно будут беспокоиться о жизнеспособности компании и могут уйти в другую. Если они уйдут, ваши показатели и дальше будут ухудшаться, и вы столкнетесь с низкой производительностью и растущими издержками.
  • Ваши расходы слишком велики, и вам, вероятно, придется провести сокращение штатов. Компания не обречена, но если вы проведете сокращение, пресса напишет, что вы обречены, а сотрудники это прочтут. Прочитав, они начнут беспокоиться и уходить, и вот тогда вы будете действительно обречены.
  • Важный топ-менеджер уволился. Если вы скажете правду, люди задумаются, почему, и могут ли у них тоже быть варианты лучше.
  • У продукта есть серьезный недостаток, из-за чего клиенты страдают, а вы теряете сделки. Если ваши сотрудники узнают об этом, они могут задаться вопросом, почему работают на вашу компанию, а не на компанию, которая вас превосходит.

Похоже, что говорить правду — все равно что совершать корпоративное самоубийство. Как можно сказать правду, учитывая, что поставлено на карту? Это действительно ключевой момент: вы должны говорить правду, не уничтожая компанию.

Чтобы сделать это, вы должны признать, что не можете изменить правду. Вы не можете изменить ее, но можете придать ей значение. Как это сделать?

Представьте, что вам нужно придать значение такому плохому факту, как сокращение штата. Первое, что нужно понять: вы будете не единственным, кто будет интерпретировать то, что означает сокращение. Репортеры скажут, что это провал компании. Уволенные сотрудники будут чувствовать себя преданными и не будут этого скрывать. У оставшихся сотрудников будет много своих интерпретаций.

Существует как минимум 3 ключевых аспекта, позволяющих придать правде смысл:

1. Излагайте факты четко и честно — не пытайтесь сказать, что вам нужно было решить проблемы с производительностью или что компании будет лучше без людей, которых вы с таким трудом нанимали. Факты таковы, как они есть, и важно, чтобы все знали, что вы это знаете.

2. Если вы стали причиной проблем, объясните, как могла случиться такая плохая вещь. Каким был ваш процесс принятия решений? Какие уроки вы вынесли, чтобы не позволить этому случиться снова?

3. Объясните, почему принятие этих мер имеет важное значение для общей миссии, и насколько важна эта миссия. Сокращение, если оно проводится должным образом, — это второе дыхание для компании, это действие, которое необходимо для выполнения основной директивы. Ваша задача как лидера — убедить, что люди теряют работу не просто так. Благодаря этому должно получиться что-то хорошее.

В качестве примера давайте вспомним Авраама Линкольна и посмотрим, как он придал смысл Гражданской войне и объяснил стране, почему люди теряют жизнь в Геттисберге не просто так.

Геттисберг был самой кровавой битвой в самом кровавом конфликте в истории Соединенных Штатов. Земляк пошел против земляка, брат против брата, и все это привело к гибели массы людей. Такова была правда. Когда Авраам Линкольн произнес свою знаменитую речь в Геттисберге, он не отрицал правды, но он придал ей смысл. Что значил Геттисберг? Что значила Гражданская война?

Важно отметить, что тогда гражданская война означала нечто совершенно иное, чем сейчас. Для того, кто жил в 1860 году, Гражданская война, вероятно, была связана с сохранением Союза, экономикой рабства или государственных прав. Линкольн придал ей новое значение, которое сохраняется по сей день. Речь настолько короткая и настолько мощная, что ее стоит прочитать целиком.

«Минуло восемьдесят семь лет, как отцы наши основали на этом континенте новую нацию, своим рождением обязанную свободе и посвятившую себя доказательству того, что все люди рождены равными.

Сейчас мы проходим великое испытание гражданской войной, которая решит, способна ли устоять эта нация или любая нация, подобная ей по рождению или по призванию. Мы сошлись на поле, где гремела великая битва этой войны. Мы пришли, чтобы освятить часть этой земли – последнее пристанище тех, кто отдал свою жизнь ради жизни этой нации. И это само по себе вполне уместно и достойно.

Но все же не в нашей власти освятить это поле, сделать священной, одухотворить эту землю. Деяниями храбрецов, павших и живых, которые сражались здесь, земля эта уже священна, и не в наших скромных силах что-либо прибавить или убавить. То, что мы говорим здесь, будет лишь вскользь замечено и вскоре забыто, но то, что они здесь сделали, не будет забыто никогда. Давайте же мы, живые, посвятим себя тому неоконченному делу, которые вершили здесь эти воины. Давайте посвятим себя здесь великой работе, которая нам предстоит, и преисполнимся еще большей решимости отдать себя той цели, которой павшие здесь отдали себя всецело и до конца. Давайте торжественно поклянемся, что смерть их не окажется напрасной, что эта Богом хранимая нация обретет возрожденную свободу и что власть народа, волей народа и для народа не исчезнет с лица земли» (перевод Павла Палажченко).

До речи Линкольна и после почти ста лет рабства люди не думали о Соединенных Штатах как о стране, «посвятившей себя доказательству того, что все люди рождены равными», но после его речи ни один истинный американец не верит ни во что другое. Мы все в это верим, потому что это о том, чем стала Гражданская война в ретроспективе — эти храбрые солдаты умерли за равенство. Линкольн интерпретировал их смерть для нас. Он придал смысл кровавой битве в Геттисберге, не отрицая правды. При этом он придал смысл не только событию, но и стране целиком.

Когда вы думаете о самой сложной вещи, происходящей в вашем мире, и о своем страхе, что люди узнают и придут в ужас, вспомните Геттисберг. Пусть дела идут плохо, будь то проваленный квартал или сокращение штата, это может быть вашим шансом определить не только событие, но и характер вашей компании.

Оригинал

Бен Хоровиц 22 августа 2017