Пузырь на $30 млн: как сгорела мечта об умных дронах
БудущееСвой бизнес

Пузырь на $30 млн: как сгорела мечта об умных дронах

Автор Wired Джессика Пишко рассказывает историю стартапа Lily Drone, основатели которого мечтали совершить революцию в мире фото и видео, но все закончилось пшиком. Очередное жульничество из Кремниевой долины — или что-то большее?

В июне 2016 года Энтони Балареск, соучредитель и генеральный директор нового стартапа Lily Robotics, предстал перед студентами школы бизнеса Хааса, держа наготове слайды PowerPoint, которые сделали его знаменитостью в мире стартапов. Одетый в обычные для Кремниевой долины футболку и джинсы, он казался слегка застенчивым, с непослушными волосами и мальчишеским лицом с пухлыми щечками.

Презентация началась, как и большинство выступлений Балареска, с рекламного видеоролика Lily Drone: беспилотники плывут по воздуху, снимая пользователей, которые проводят время на открытом воздухе. Когда видео закончилось, Балареск начал рассказывать историю происхождения своей «летающей камеры»: на ее создание его сподвигло то, что его мама никогда не попадала на семейные фотографии, так как ей все время приходилось играть роль фотографа.

На рынке есть много беспилотных камер, но вместе с соучредителем Генри Брэдлоу Балареск создал продукт с уникальным атрибутом. «Он летает сам», — сказал Балареск студентам Хааса. Используя комбинацию системы слежения GPS и визуального распознавания, они разработали летающую камеру, которая может следовать за пользователями, куда бы они ни пошли — как по волшебству, без необходимости дистанционного управления. Они легкие и небольшие, подойдут как начинающему путешественнику, так и заядлому авантюристу.

Казалось, что компания Балареска достигнет выдающихся успехов. В 2016 году Wall Street Journal включил Lily Drone в список продуктов, «которые изменят вашу жизнь». Балареск и Брэдлоу попали в рейтинг 30 лучших предпринимателей до 30 лет по версии Fortune. Facebook бурлил в предвкушении, и люди охотно делали предварительные заказы дронов за $499, воображая, как будут пользоваться ими в семейных поездках и лыжных приключениях.

Всего через несколько месяцев после этой презентации, к январю 2017 года, заголовки изменились: пошли новости о внезапном закрытии стартапа, а проект Lily Drones теперь называли «раздутым», «деструктивным» и «провальным». Люди, сделавшие предзаказ, оплакивали в интернете свои потери. Те, кто заказ не сделал, злорадствовали. В начале 2017 года компания объявила о банкротстве, а прокуратура Сан-Франциско подала на нее в суд за недостоверную рекламу — ту самую, которой зал рукоплескал год назад. Основателей обвинили в продвижении продукта, который, как они знали, невозможно сделать.

Более 60 000 клиентов Lily все еще ждут свои дроны. Но была ли Lily Drones аферой от начала до конца? Судьба Lily Robotics — это назидательная история для авантюрной молодежи, зачарованной технологическими мечтами. История Lily — это история двух амбициозных студентов, которые хотели изменить мир или, по крайней мере, фотографию. Но они использовали неправильные инструменты и не слушали тех, у кого нужные инструменты были.

История Lily Drones началась в Калифорнийском университете в Беркли, где Балареск и Брэдлоу познакомились, будучи студентами. В годы их учебы университет наращивал свои инвестиции в начальные фонды и студенческие конкурсы стартапов, пытаясь конкурировать со Стэнфордом.

Lily выиграла конкурс стартапов «Demo Day», благодаря чему Брэдлоу и Балареск получили $400 000 от ангелов-инвесторов. В марте 2014 года пара присоединилась к акселератору Skydeck, базировавшемуся в Беркли, с шестимесячной программой «рост и выживание». Всего через месяц Lily получила $1 млн из Dorm Room Fund — студенческого венчурного фонда, созданного Джереми Фиансом, одногруппником Балареска и Брэдлоу. Фонд был запущен для помощи студентам Беркли, у которых были идеи для стартапа, но не было капитала.

Так у молодых людей появилось достаточно денег, чтобы нанять архитектора, который мог бы помочь им создать рабочие прототипы. Они переехали из офиса в Беркли в гаражное пространство с техническим оборудованием и 3D-принтерами в Атертоне, рядом с Кремниевой долиной. И одной из первых задач они себе поставили создание рекламного ролика, который помог бы собрать деньги через предпродажи.

Так родилось рекламное видео Lily Drone. Вот лыжник бросает устройство в воздух, как фрисби, а затем уезжает, сопровождаемый дроном. Сам беспилотник выглядит, как безупречный продукт Apple, с четырьмя спицами, выходящими из центральной сферы, и системой GPS-навигации, которую пользователь носит вокруг запястья. Основное внимание в ролике уделяется портативности: люди забрасывают дрон в рюкзаки, они бросают его в воду, запускают в воздух снова и снова. В какой-то момент сноубордист бросает его с моста, и он возвращается, как бумеранг. (По данным пресс-службы прокуратуры, подкрепленным видео, один прототип не вернулся.)

По словам представителя CMI Productions Криса Фрея, нанятого для работы над фильмом, часть сцен в рекламе была снята вовсе не с Lily Drone, а при помощи более дорогого аналога, управляемого дистанционно, — Inspire. Он даже не уверен, вошли ли в финальную версию ролика хоть какие-то сцены, снятые именно Lily Drone — это могут сказать только основатели стартапа, занимавшиеся нарезкой.

По словам Фрея, некоторые из функций, о которых рассказывалось в ролике, не работали так, как обещалось. Функция «следования», которая позволяла дрону двигаться за пользователем и снимать, работала, а вот сцены «бросков и съемок», в которых пользователь бросает дрон в воздух, были «катастрофой», утверждает Фрей. «Там не было даже подобия надежности», — говорит он.

Сотрудник стартапа рассказал на условиях анонимности, что хотя у Lily было много рабочих прототипов, «аппаратное обеспечение камеры было недостаточным, чтобы делать высококачественные снимки». В частности, были проблемы с цветом и фокусировкой. Тем не менее, несколько бывших сотрудников заявили, что выводы Фрея преувеличены, и большинство функций дрона, обещанных в рекламе, работали во время съемки.

Рекламное видео появилось 12 мая 2015 года, и люди начали заказывать устройства. Ролик быстро собрал 30 млн просмотров, а Lily — $34 млн. (Цена планомерно увеличивалась с шагом в $100. К окончанию предпродажного периода она дошла до $999 — предполагаемой розничной цены.)

В 2015 году компания получила еще $14 млн из различных источников, включая Spark Capital, The House Fund (стартап-фонд Джереми Фианса после Беркли) и Winklevoss Capital. Уже тогда появлялись признаки, что Lily Drone был не таким уж и волшебным. В одном видеоролике, появившемся 12 мая 2015 года, репортер The Guardian отправился с Балареском в Центральный парк, чтобы протестировать устройство. Они бросили его в воздух, и оно упало, как камень. Потом взлетело, отклонилось от пользователя и рухнуло на загорающих. Балареск вытащил отвертку и что-то исправил. Наконец, дрон взлетел и сделал несколько фотографий.

Я несколько раз пыталась связаться с Балареском и Брэдлоу через социальные сети, электронную почту и знакомых, чтобы получить комментарии. Но не получила ответа.

Доставка Lily была обещана на начало 2016 года. Форма предзаказа была невероятно простой. В ней даже не нужно было указывать адрес — просто имя, адрес электронной почты и информация о кредитной карте.

И после этого люди просто ждали, когда доставят их дроны.

Еще до закрытия предпродаж 6 октября 2016 года Lily охватил хаос. $14 млн не хватало для покрытия расходов на производство оборудования, которое компания передала на внешний подряд китайскому производителю. Кроме того, в компании развернулась, по словам двух бывших сотрудников, внутренняя борьба. После впечатляющих предпродаж Lily начала нанимать десятки сотрудников, не считая кучи стажеров. Они сдавали в аренду офис в Сан-Франциско. «Чем больше денег они получали, тем меньше слушали консультантов и больше тратили, — рассказал мне бывший сотрудник. — Они получили миллионы долларов и [думали]: «Мы особенные».

Возникли перебои в производстве. Инженер, возглавлявший команду разработчиков софта, настоял на том, чтобы обновить программное обеспечение для дронов. После этого прототипы перестали летать, и производство было остановлено примерно на шесть месяцев.

Осенью 2015 года Lily взяла кредит в размере $4 млн, используя в качестве обеспечения средства, полученные от предпродажи. Люди в интернете начали беспокоиться. Тем не менее, казалось, все идет хорошо. В ноябре 2015 года Lily объявила через блог компании, что началась обкатка производственной линии. Она также получила звание «Самого инновационного продукта» на выставке Consumer Electronics Show 2016 года.

А затем пузырь лопнул. Уже в декабре 2015 года Lily отправила электронное письмо клиентам, предупреждая их о том, что производство будет отложено на несколько месяцев. При этом компания заверяла, что не использует деньги предзаказа, чтобы оплачивать текущие счета. 

Затем, в августе 2016 года, Lily выпустила уведомление об еще одной задержке, передвинув график на 2017 год. Компания судорожно искала покупателя, который выделил бы средства на производство достаточного количества заказанных моделей. Появились слухи, что Snapchat задумывался о покупке, но отказался от этой идеи. В декабре 2016 года Бижан Сабе из Spark Capital покинул правление Lily. Некоторых сотрудников уволили без предупреждения. Начали появляться конкурентные продукты.

В начале 2017 года штаб-квартира компании подверглась обыску, во время которого были изъяты диски и обородувание. Прокуратура также потребовала от Lily не тратить больше денег, прежде чем компания поставит продукт потребителям, а также подала иски о защите потребителей.

Бывшие сотрудники расходятся во мнениях, почему дела Lily пошли не так. Мне неоднократно говорили, что аппаратное обеспечение (например, дрон) гораздо сложнее финансировать и производить, чем программное обеспечение (например, приложение). Другие источники говорят, что дело вовсе не в аппаратном обеспечении — это был управленческий провал. «Это была комбинация высокомерия и оптимизма», — сказал человек, близкий к компании. Балареск и Брэдлоу не были достаточно подкованы, чтобы получить дополнительное финансирование.

Что значит хотеть чего-то, чего еще не существует? Магия Lily Drone была в ее концепции: это был продукт, который вы могли распаковать и бросить — так легко, что даже пожилой человек мог с этим справиться. Но превратить идею в осязаемый продукт оказалось затруднительно, и сторителлинг, который так привлек потребителей к Lily Drone, в конечном счете усугубил ее падение.

Чтобы понять, что было особенным в обещаниях Lily, я возвращаюсь к той финальной сцене рекламного ролика, где большая семья стоит в красивом поле — в Ирландии? Шотландии? Марине? — и бабушка бросает беспилотник в воздух. Он летает вокруг, и все прыгают и машут в камеру. Камера поднимается выше, фокусируясь сначала на пейзажах, а затем возвращаясь к радостным людям. Семья, по-видимому, ничего не знает о робототехнике: она просто хочет, чтобы этот момент сохранился навсегда.

Оригинал

Wired 2 августа 2017